Помощь автору проекта

Дорогие читатели. В последнее время я поняла, что не смогу нормально работать, функционировать и взаимодействовать с людьми, если не смогу получить помощь психотерапевта для лечения своих ментальных заболеваний (с-ПТСР, синдром религиозной травмы, ОКР).
Для этого мне необходимы деньги для консультаций.
Один час работы со специалистом стоит 2500 рублей.
Вы можете скидывать мне деньги на киви-кошелек.
Номер телефона: +79616125558 
Номер карты: 4890494646069484
Ссылка — qiwi.com/p/79616125558

В месяц мне надо пройти примерно 4 консультации, и на то, чтобы восстановиться и для поддержания нормального функционирования мне надо будет проходить психотерапию несколько месяцев.
В процессе я буду вывешивать скрины и данные о переводе денег на консультации.

Если вам важны мои проекты и мое психическое состояние, очень прошу помочь мне собрать деньги на консультации.

Ваш неговорящий ребёнок не может быть самоадвокатом. Правда?

Пост от butterflyinthewell

О, вы говорите, что ваш неговорящий аутичный ребёнок никогда не сможет отстаивать свои интересы?

Если вы пытаетесь заставить своего ребёнка что-то делать, а тот отказывается — это уже самоадвокация. Для неё не обязательно уметь произносить слово «нет».

Даже если ваш ребёнок никогда не станет активистом в интернете, он все равно сможет показывать вам, чего он хочет, а чего — не хочет с помощью своего поведения.

Иногда мне кажется, что опекуны игнорируют этот вид адвокации просто потому что они не хотят лишний раз возиться. Игнорировать мнение того, кто не может говорить устно, гораздо проще чем рассматривать его поведение как один из видов адвокации.

-Комментарий ifihadmypickofwishes

«Поведение — это коммуникация. В том числе любая невербальная версия отказа. Вне зависимости от того, нравится это опекунам или нет».

Реклама

У вас есть ноги? Есть и привилегии

Автор: Айман Экфорд

Итак, небольшое напоминание:

— Привилегии есть у всех;

— Вы не виноваты в своих привилегиях;

— Привилегии — это не то, чего надо стыдиться;

— Привилегии — это не то, что определяет вас как человека;

— С привилегиями не надо бороться.

Простой пример:

Если вы можете ходить а кто-то постоянно ездит на инвалидной коляске, потому что у него парализованы ноги, это не значит, что вы должны бороться со своими ногами, которые дают вам привилегию ходить, или стыдиться своих ног.

А вот глупых комментариев в стиле «чо такое, у меня есть ноги, я могу ходить, значит и вы сможете» по отношению к человеку на коляске стыдиться можно.

Идеи в стиле «больницы — только для здоровых и полноценных людей, а не для каких-то убогих, так что нах* пандусы и двери, через которые может пройти коляска» — ужасны. Классно, что у вас есть ноги. Классно, что у вас есть привилегия ходить.

Но то, что вы пытаетесь сделать так, чтобы ваша привилегия попасть в любую больницу так и осталась ПРИВИЛЕГИЕЙ, а не чем-то само собой разумеющимся для всех людей — плохо.

Итак, вывод: В привилегиях нет ничего плохого. Если вам повезло — можете только порадоваться. Но вам стоит больше узнать о тех, кому везет меньше, чтобы не рассуждать в стиле » у людей нет хлеба, пусть едят пирожные». И обязательно стоит извиниться, если вы случайно начали рассуждать в таком стиле и это кто-то заметил — в этом нет ничего страшного. Страшно, если вы упорствуете в таких убеждениях.

Но еще более недопустимо мешать другим людям получить те права и возможности, что есть у вас. Особенно если это что-то действительно важное (вроде возможности попасть в больницу) а не чисто символическое (вроде привилегий современных английских пэров).

У меня все.

Мишель Свон: «Аутичные люди не любят перемены?»

Слово «перемены» на доске

Источник: Hello Michelle Swan

(Говорят, что аутичные люди не справляются с переменами и не переносят неожиданные события, настаивают на рутине и проявляют «негибкое мышление», если не получают того, что хотят).

На самом деле, все не так просто.

Во вторник вечером я, как и обычно перед сном, составляла список дел на следующий день. 

В мои планы входили: несколько вещей, которые мне надо было сделать после того, как я отвезу детей в школу, несколько бытовых дел, написание нескольких текстов для моего сайта и довольно важный телефонный звонок. К тому же, на вечер у меня была запланирована встреча с клиентом.

Я знала, что смогу справиться со всем запланированным только если я более-менее хорошо высплюсь (субъективное утверждение! по меркам большинства людей я сплю довольно плохо) и если не случится ничего неожиданного. Но я спала плохо, даже по моим меркам. 

Я проснулась в среду уставшей, понимая что я не справлюсь со всеми запланированными делами. Поэтому я изменила список планов, убрав оттуда работу над текстами и бытовые дела. 

Так я просчитала, чтобы у меня хватило энергии на то, чтобы справиться с самыми неотложными делами из списка, и чтобы после этого у меня остались силы на встречу с клиентом. 

Я запланировала два «свободных периода», во время которых я буду отдыхать, хотя обычно у меня только один «перерыв» в день. 

Я собралась, отвезла детей в школу, разобралась со всеми поручениями. Мне было сложно принимать кое-какие решения. И поэтому после этого я решила воспользоваться первым запланированным перерывом. 

И тут оказалось, что у меня не заводится машина.

Проблема была довольно простой — с ней было несложно разобраться. Потребовалось два часа на то, чтобы снова выехать на дорогу, сделать все необходимое, чтобы у меня больше не возникло подобных проблем, и вернуться домой.

Но, в течение этих двух часов, мне пришлось два раза звонить по телефону, общаться с четырьмя разными людьми, с которыми я и не планировала взаимодействовать, проторчать час в шумном и неудобном окружении и решить несколько неотложных финансовых задач. И это вместо отдыха и сенсорной регуляции, которые были мне просто необходимы во время всего этого процесса! 

За эти два часа я израсходовала весь энергетический запас, что был у меня на весь день. 

А теперь вернемся к моему начальному заявлению. Конечно, я предпочла бы не заниматься всей этой возней с машиной. Никто бы не хотел с этим возиться. Готова поспорить, что неожиданные неотложные проблемы не нравятся никому. И да, у меня сбились все планы. Но главная проблема не в этом. Проблема в том, что мне пришлось обрабатывать уйму сенсорной информации и тратить уйму сил на проблемы с исполнительной дисфункцией, на что у меня изначально не было ресурсов.

Если бы рядом был кто-то, кто понимал бы мои потребности и мог бы поддержать меня и помочь, мне было бы намного проще. Если бы я взяла с собой наушники с шумоподавляющей функцией, мне тоже было бы легче. Но ни того, ни другого у меня не было. 

Продолжить чтение «Мишель Свон: «Аутичные люди не любят перемены?»»

Аутичные организации: издательство Autonomus Press

Мы продолжаем рассказывать про замечательные организации, поддерживающие нейроразнообразие. Про организации, которые аутичные люди создали сами для себя. И на этот раз настала очередь АУТИЧНОГО КНИЖНОГО ИЗДАТЕЛЬСТВА! 

Да-да, вы все прочли правильно. Книжного издательства, созданного аутичными людьми, чтобы публиковать полезные книги об аутизме, художественные произведения с аутичными персонажами и другие интересные штуки, на публикацию которых могли бы не осмелиться крупные мейнстримные издательства. 

Продолжить чтение «Аутичные организации: издательство Autonomus Press»

Аутичные организации: Autistic Families International.



“Вы верите в мир, где аутичных людей и их семьи будут ценить и понимать? Где общество будет рассчитано на них? Мы — да”
Главная страница официального сайта AFI.

Познакомьтесь с Autistic Families International, ещё одной организацией, созданной аутистами для аутистов! На этот раз — родителями-аутистами.

Источник: https://autisticfamilies.org

Вот что они рассказывают о себе:

Наша задача: Создание изменений в семьях, в сообществе и в обществе с помощью поддержки, принятия, адвокации и защиты прав аутичных родителей, детей и молодых людей.

Autistic Families International — международное сообщество, созданное для того, чтобы изменить жизнь аутичных людей во всем мире. Нашу группу возглавляют аутичные родители аутичных детей, которые занимаются защитой прав аутичных родителей, детей и молодёжи в рамках движения за нейроразнообразие.
(Более подробно о руководстве группы вы можете узнать здесь: https://autisticfamilies.org/meet-the-directors/).

Autistic Families International:

— Продвигает идеи о том, чтобы семьи и сообщества ценили аутичный способ двигаться, думать, общаться и жить.

— Предоставляет родителям больше возможностей для того, чтобы принимать решения, касающиеся образования, терапии и родительства, которые при этом основывались бы на уникальных особенностях развитиях каждого ребёнка, на уважении его достоинства и на понимании его детства.

— Предоставляет ресурсы и связи для аутичных людей, чтобы они могли сами защищать свои права и права своих детей.

— Сотрудничает с другими международными группами и организациями.
И…

— Активно продвигает наше видение мира, который рассчитан также и на аутичных людей и их семьи, и в котором аутичные люди и их семьи ценятся и принимаются такими, какие они есть.

Примечание.
Многие читатели «Нейроразнообразия в России» уже знакомы с директорами Autistic Families International по их работам, переведённым на русский язык. Вот список руководителей и статьи этих руководителей, переведённые нами на русский:

— Браяна Ли: https://neurodiversityinrussia.com/tag/браяна-ли/

— Мишель Свон: https://neurodiversityinrussia.com/tag/мишель-свон/

— Эрин Хьюман: https://neurodiversityinrussia.com/tag/эрин-хьюман/

КОНТАКТЫ.
Так как организация управляется из Австралии, она может быть особенно полезна нашим австралийским читателям и их друзьям.

Официальный сайт организации: 
https://autisticfamilies.org

Форма обращения к руководству с официального сайта: 
https://autisticfamilies.org/connectwithus/

Также с ними можно связаться через…

Facebook: https://www.facebook.com/AutisticFamiliesInternational

И…
Twitter: https://mobile.twitter.com/Aut_Families



Черепаха: «Я поняла, что ответов нет, и больше не переоцениваю гейткиперство»

Это текст о том, как я наконец бросила попытки осуществить дифференциальную диагностику ШРЛ и РАС.

Всю жизнь для меня большой вес имела «официальная версия мира»: паспортные имена, юридические названия, государственные должности. Мне важно знать, что, несмотря на гипотетическое бесконечное множество реальностей, всегда есть одна, зовущаяся действительностью, что она верна, и от неё можно вести отсчёт. Это помогает мне сохранить почву под ногами.

Продолжить чтение «Черепаха: «Я поняла, что ответов нет, и больше не переоцениваю гейткиперство»»

Автор: Лина Экфорд

Я агрессивна. Всегда была.

Я никогда не нападала на людей ради развлечения. Я никогда не нападала на слабых. Я никогда не нападала без повода. Это правда.

Но я агрессивна.

Я всегда знала это и никогда не скрывала. Наоборот, часто шутила на эту тему, преувеличивала.

До тех пор, пока мне не диагностировали СА.

Тогда я стала бояться того, что на мне лежит ответственность. «Аутисты жестоки и агрессивны». Я знаю, что это ложь. Среди аутичных людей мало правонарушителей, и мы не более агрессивны, чем нейротипики.

Но люди говорят это. И теперь на мне лежит ответственность. Я не должна подтверждать это. Когда я рассказываю о том, как я кого-то побила или кому-то угрожала, надо десять раз подчеркнуть вынужденность этого положения, подчеркнуть в истории те стороны, которые сделают невозможными обвинения в чрезмерной жестокости. Врать я не умею, но сделать это — могу.

Я так и делала какое-то время.

Позже я поняла, что это не имеет смысла. Люди могут видеть множество добрых, мягких аутичных людей, для которых агрессивное поведение немыслимо. Которые не могут даже ударить в ответ. Если их не убеждает ни это, ни статистика, — это не мои проблемы.

Если попытаться ударить ключами в шею напавшего поздним вечером мужика, отхлестать проводом от удлинителя парней, которые пытались забросать меня камнями, отлупить до крови доской по рукам неуправляемую воровку, которая портит и крадет наши вещи и годами организует травлю против меня, пригрозить убийством все той же воровке или незнакомому парню, поздно вечером в лесу преградившему выход из шалаша и требующему смотреть на его член — это для кого-то немотивированная агрессия — то это тоже не мои проблемы.

Если кто-то недоволен тем, что мне было приятно отвечать агрессией на агрессию — это тоже не мои проблемы.

Если кому-то не нравятся мои мысли — например, то, что я мечтала содрать кожу с мерзкой учительницы, несправедливо меня обвиняющей… да, это тоже не мои проблемы.

Дело в том, что если люди хотят во что-то верить — они верят. Им не нужны доказательства. Если людям хочется верить, что все аутисты агрессивны — они и комара, прихлопнутого аутистом, приравняют к убийству. Хочется верить, что все сплошь аутисты гениальны и миролюбивы — хорошая память приравняется к сверхвысокому интеллекту и уникальным способностям, а ступор и невозможность дать сдачи при побоях — к великой любви ко всему живому.

Я могу распространять информацию и искать статистику. Я должна выбирать цивилизованный путь решения проблем там, где он возможен. Но я не могу, не хочу и не должна оправдываться за своё существование и свой характер.

Аутичные люди с низким IQ?

Не способные устроиться на работу или удержаться на ней?

Со слабовыраженной эмпатией?

С другими качествами, считающимися «негативными» и распространёнными у аутистов?

Вы тоже не должны.

Никто не должен.