Мелл (Аманда) Беггс: «Аспи превосходство может убить»

(Примечание: Аспи — превосходство (на языке оригинала aspie supremacy) все более явно и часто проявляется в Российском аутичном сообществе, поэтому я посчитала важным предупредить о нем. Сам термин возник по аналогии с «white supremacy», формой расизма, когда белые люди считаю себя выше цветных по определенным параметрам)

Источник: Ballastexistenz

Предупреждение: я не верю в реальные различия между аспи, аутистами, низко- и высокофункциональными аутистами. Когда я использую эти слова, я говорю о людях, которые в них верят. Добавлю: превосходство аспи – это сокращение, и люди должны осознавать, что предрассудки, стоящие за ним, могут влиять и влияют на многих внутри аутистического спектра.

Думаю, что это я придумала термин «превосходство аспи». По крайней мере, я пришла  к нему, хоть прежде о нем не слышала. Это было в 1999 году, и я создала этот термин, чтобы объяснить своему психологу определенные тенденции.

Это, кстати говоря, значит, что те люди, которые бегают вокруг, злорадствуют и орут, что мы — аутичные активисты, перенимаем их оскорбительные ярлыки или болтают, как всем было до недавнего времени эти вопросы были безразличны, совсем не понимают истории. Совсем не понимают. Я противостояла этому 11 лет и знаю, что другие делали то же самое.

Другие люди могли использовать термин по-другому; я не собираюсь присваивать себе это определение. Здесь я привожу способы использования этих слов.

Тогда  людей, которые думали подобным образом, было не так много. Когда я использовала эти слова, я имела в виду людей, которые пошли дальше обычных требований равноправия. Они считали себя лучше, чем не-аутичные люди. Это были не сатира и не шутки — они действительно так думали. Некоторые из них заходили даже дальше и считали не-аутичных людей бесполезными, даже заслуживающими смерти или вырождающимися в результате (какой-то извращенной) эволюции.

Мой друг говорит, что подобные вещи – естественная, возможно, даже необходимая часть пути меньшинства к принятию себя. Может быть, но у меня это оставляет плохое послевкусие.

Некоторые люди рассматривают сепаратизм как форму превосходства. Я – нет, только если сепарируются не те, у кого есть власть. Белый сепаратист – сторонник белого превосходства и сегрегации всех остальных. Но когда меньшинство (в смысле обладания властью) стремится к сепарации, причин может быть сколько угодно, и не обязательно это самозащита. Конечно, некоторые сторонники превосходства становятся сепаратистами, но это не означает, что все сепаратисты поддерживают идею превосходства. Я не сепаратист, но понимаю тех, кто стремится избегать людей из большинства, чтобы не пострадать от них.

Когда я использую термин «сторонник превосходства аспи», я имею в виду нечто более определённое. Я говорю о тех «аспи», которые считают себя выше других аутистов, или «аспи/высокофункциональных аутистов», которые ставят себя выше «низкофункциональных». На практике это означает:
— Мы, аспи, просто другие, а аутисты – дефективные.
— Синдром Аспергера/высокофункциональный аутизм – часть человеческого разнообразия, а в низкофункциональном аутизме нет никакой ценности.
Это те люди, которые съёживаются при одной мысли о том, что у них может быть общий ярлык с теми, кто носит подгузники (самое смешное в том, что многие «аспи» тоже носят подгузники). Это любой случай, когда ценность и достижения «аспи» и/или «высокофункциональных» аутичных людей определеяются выше, чем у обыкновенных и низкофункциональных аутистов.

Превосходство аспи достойно отвращения и презрения. Я понимаю, что каждый из нас впитывает в себя определённые культурные ценности, но это то, что делает превосходство аспи более опасным, чем общее аутичное превосходство (над не-аутичными людьми).

Аутичное превосходство может причинить вред, но этот вред ограничен. У аутистов нет ни власти, ни привилегий, и их сравнительно немного. Они могут изливать ярость в интернете. Вне сети они могут причинять вред нескольким людям, которые находятся рядом  с ними. Даже если бы один из них решил принести столько вреда, сколько вообще возможно, это было бы трагично, но не шло бы ни в какое сравнение с тем, какие проблемы существовали у аутистов во все времена. Обычно самый большой вред, на который эти люди способны — это то, что другие люди начинают считать, что все аутичные активисты похожи на них, на тех, кто разделяет идею превосходства. У них просто нет средств, чтобы стать причиной более глобальных проблем.

Но сторонники превосходства аспи… с чего бы начать. Их идеи по существу очень похожи на эйблистское общество, в котором мы все живём. Общество, которое ценит высокофункциональных людей выше низкофункциональных, и чем дальше вы находитесь от «нормы», тем упорнее они вас будут называть «низкофункциональным». Вы никогда не задумывались над тем, почему люди, которые ненавидят аутичных активистов, как и сторонники превосходства аспи, хотят столкнуть лбами высокофункциональных/аспи и низкофункциональных аутистов, говоря: «может быть, аспи – часть человеческого разнообразия, но «труЪ аутисты»тм – явно дефективные?»
Это потому, что цели сторонников превосходства аспи близки к целям тех, у кого есть власть. И для людей вроде меня это как удар по физиономии, даже хуже.

Я достаточно далека от нормы, поэтому даже мои таланты и возражения не уберегут меня от идеи «низкофункционального» и от смертельной опасности, в которую меня ставит этот ярлык. Моё тело и здоровье повреждены настолько, что я постоянно нахожусь в опасной для жизни ситуации – такой, какая случается в местах, где нет докторов и вакцин; ситуации, почти забытой в Америке. Это потому, что медицинские работники никогда не считали меня достаточно ценным и достойным лечения человеком. Однажды, когда у меня было общее заражение, я услышала, как один врач говорил другому, что моё умственное развитие соответствует умственному развитию младенца (я не предполагаю подобное даже по отношению к людям с самыми низкими IQ). И я у меня не было никакой возможности им возразить, потому что я не могу говорить и я была слишком слаба, чтобы печатать и делать что-либо, кроме того чтобы как корчиться и выть*. Я слышала, как врачи говорили, что меня не стоило спасать, что я не настоящая личность, и у меня «нет разума».

Это значит, что я гораздо сильнее нуждаюсь в том, чтобы меня воспринимали как равную, чем те люди, которые более приближены к норме. Вот что никогда не понимают ни сторонники превосходства аспи, ни анти-аутичные активисты: в среднем, чем дальше от нормы вы находитесь, тем вероятнее это станет вопросом жизни и смерти — в буквальном смысле этого слова — вопрос о том, чтобы ваша ценность воспринималась как равная с людьми, которые имеют больше всего власти (т. е. находятся ближе к норме). (Я знаю, что есть вопросы жизни и смерти и для тех, кто ближе к норме, но я говорю о среднестатистических случаях.)
Поэтому превосходство аспи – угрожает моей жизни так, как не угрожает обычное  «аутичное превосходство». Превосходство аспи словно бы говорит людям с властью: «Вы правы насчёт этих аутистов и низкофункциональных, но не насчёт нас, аспи. Почему бы вам не впустить нас в эту вашу большую комнату, полную ценных людей, и закрыть дверь в неё перед носом у тех, кто больше других нуждается в защите этой комнаты.»

Кроме того, кто-нибудь всерьез выступает против того, что аспи должны быть защищены от медицинских учреждений (самых разных видов), конверсионной терапии, «лечения», эффективность которого не доказана? Но низкофункциональным аутистам всё это «нужно». Как часто считается, что это трагедия, когда кто-нибудь убивает аспи, но понятно (и иногда даже хорошо), когда кто-нибудь убивает низкофункционального аутиста? Вы и все, кто слушает вас, делают точно то же самое.
Чем более вы уязвимы к самым худшим способам обращения с нами, тем больше вам нужна защита от подобных идей. Превосходство аспи выражается в разных формах. И все это больше и больше обесценивает и ставит в опасное положение остальных аутистов.

Я знаю, что многим сторонникам превосходства аспи не известно, что они вредят нам. Кажется, что они просто делают «здравомыслящие заявления» о том, что у аспи больше ценных навыков, больше логики, меньше дисфункциональности, и т.д., чем у других аутистов. Но это потому, что обладание относительными привилегиями лишает их осознания полных последствий их действий. Они не понимают, что делают всё наоборот: чем больше ваша жизнь обесценена, тем больше вам нужно равенство, тем больше вам необходимо считаться ещё одной важной частью человеческого разнообразия, и т. д. Не меньше. А «меньше» — это как раз то, что значит аспи превосходство для тех из нас, кто (даже если у нас есть ценные навыки в некоторых областях) более уязвим для обесценивания. И для всех последствий, к которым может привести обесценивание. Вплоть до смертельных.

* Хочу добавить: когда я говорю это, я не имею в виду, что младенцев нужно обесценивать. В общем, когда врач делает быстрое заявление «у него разум младенца», это кодовые слова для «у него не все дома, и мы можем делать всё, что захотим». Это многое говорит о том, как обесцениваются младенцы.

 P.S. Благодарю Cïaran James за помощь с переводом текста

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s