Лидия Браун: «Проблема эйблизма в праздновании Хэллоуина: извлечение прибыли от стигматизации различных видов инвалидностей и психических расстройств»

(Примечание: Это не просто разговор о полит.коректности. Речь идет о формировании негативного отношения к людям с психическими диагнозами, о том, что к безобидным людям относятся как к тем, кого надо изолировать. И в России эта проблема еще более актуальна, чем в США)

Источник: Autistic Hoya Переводчик: Диана Цыганкова

Предупреждение: Эйблистиские речи ненависти
Несколько недель назад меня попросили выступить перед группой студентов-медиков профессора антропологии Сильвии Винг Ондер на тему, касающуюся инвалидности, нейроразнообразия и стигматизации. Во время выступления я попросил_а учащихся поднять руку вверх, если они когда-нибудь смотрели по телевизору криминальную драму или полицейский сериал, где персонаж с психическим заболеванием или инвалидностью, например, биполярным расстройством или шизофренией, изображался бы исключительно в негативном свете. Почти все студенты (если не все) подняли руки. После этого я задал_а вопрос, может ли кто-нибудь при просмотре телевизионного сериала или фильма иметь нейтральное или положительное отношение к персонажу, если абсолютно точно известно, что у него есть психическое заболевание или инвалидность. Одна из студенток неуверенно подняла руку.  

Затем я попросил_а учащихся поднять руку, если они когда-нибудь читали в авторитетном издании статью о перестрелках, массовых убийствах или других насильственных преступлениях, в которой использовались бы такие слова, как «психопат», «сумасшедший», «психически больной» или другие оскорбительные синонимы, относящиеся к психическому здоровью и инвалидности, и эти слова обозначали бы реальные или предполагаемые неврологические болезни преступника. Большинство людей, если не все, сразу же подняли руки.

В наше время обычным делом стало приравнивать насилие — или другие несчастья, происходящие в обществе, а также личные недостатки индивида – к проблемам психического здоровья и инвалидности. Такая практика широко распространена не только в средствах массовой информации, но и в обычных повседневных разговорах. Этими заблуждениями пользуются различные ТВ-шоу, которые изображают насильников, убийц и террористов как «психически больных». Этим же занимаются и, так называемые, «объективные» и «беспристрастные» ведущие и журналисты новостных программ, которые используют такой же грубый и бесчеловечный стиль изложения, создавая, тем самым, ужасающее представление об особенностях психического здоровья и инвалидности.

В результате, чрезмерно преувеличенные и непоследовательные рассуждения о психическом здоровье приводят к тому, что некоторые люди считают, что любой человек с психическим диагнозом или инвалидностью является опасным монстром, неспособным к сопереживанию, проявлению нормальных эмоций, не умеющий чувствовать, готовый в любой момент сорваться и начать убивать и насиловать без разбора всех, оказавшихся на его пути. Эти люди, как считается, являются угрозой для общества и должны быть изолированы для их же собственного блага и для блага остальных.

Подобное определение для них не в новинку, не важно, идет ли речь о психическом здоровье в целом или о каком-либо конкретном виде инвалидности. Учитывая, что способность сопереживать другим людям, (то есть иметь возможность понимать чужие эмоции не только интеллектуально, но и на уровне чувств), зачастую описывается как врожденная характеристика людей, которая выделяет нас среди менее разумных существ, слова о том, что некоторые группы инвалидов, по сути, лишены эмпатии, лишь усиливают тревожную тенденцию их дегуманизации. Стигматизация, с которой мы сталкиваемся, просто ошеломительная, вне зависимости от того, является ли человек аутистом, как я, или имеет другие психические диагнозы и инвалидности. В отличие от людей, не имеющих психических диагнозов, мы вынуждены доказывать свою человечность. Только так нас могут воспринимать наравне с остальными. Возможно, тот факт, что мы другие, является причиной того, что нашу маргинализацию воспринимают несерьезно. И как вы, возможно, знаете или догадываетесь, коммерциализация психической инвалидности является прибыльным бизнесом.
«Кошмар в музее: в этом году, здесь в Вашингтоне, округ Колумбия, в музее Преступления и Наказания появятся «мертвецы в доме с привидениями». Я узнал_а о доме с привидениями, когда читал_а список местных тематических мероприятий на Хэллоуин. В этой небольшой рекламке дом с привидениями описывался как «полный душевнобольных преступников». Потрясенная вопиющим эйблизмом, я стал_а искать больше информации в интернете и наш_ла подобное описание на городском официальном сайте: «В этот Хэллоуин музей преступности превратится в охотничьи угодья для душевнобольных преступников». Несмотря на весь ужас и разочарование, я, тем не менее, не удивлен_а.

Каждый год на Хэллоуин на всей территории Соединенных Штатов появляются дома с привидениями: в подвалах, магазинах, отелях, музеях, домах студенческих братств, парках развлечений, а также в любых других местах, которые можно было бы украсить скелетами и паутиной, гробами и поддельными трупами с искусственной кровью и оружием. Я не считаю это проблемой. Что я действительно считаю проблемой, так это уже избитое использование в данных развлечениях выражений типа «безумные» или «душевнобольные преступники». Во-первых, происходит дегуманизация реальных людей с проблемами в области психического здоровья. Во-вторых, то, каким образом это показывается, совершенно не соответствует действительности. В-третьих, это способствует огромной стигматизации в отношении людей с ментальной инвалидностью, что может привести к чрезвычайно опасным последствиям.

Такое отношение, в конечном счете, ведет к тому, что обычные люди начинают думать, что нет ничего плохого или проблематичного во фразе «душевнобольные преступники», если она будет относиться к домам с привидениями. В данном случае эйблизм укоренился настолько сильно, что получил широкое распространение в обществе, мешая продвижению прав инвалидов. Случаи с эйблизмом в отношении людей с проблемами в области психического здоровья и инвалидности не только широко распространены в обществе, но, словно надоедливые занозы, глубоко засели в сообществе инвалидов в целом, в том числе затрагивая аутистов и их сообщества. Благодаря эйблизму, люди с психическими заболеваниями и инвалидностью становятся объектами насмешек, экспонатами шоу уродов, и персонажами различных страшилок (в конце концов, если считается нормальным из-за ошибочных предрассудков опасаться целую группу людей, возникает большая вероятность, что эти же люди станут источником страха как в случае с домом с привидениями).

Давайте это прекратим. Использовать актеров или экспонаты для изображения людей, принадлежащих к маргинализированной группе, в данном случае, для изображения людей с психическими расстройствами и инвалидностью, унизительно и даже и бесчеловечно. Зачем это делается? Потому что подобное считается весельем. Данный процесс называется энфрикмент. Он имеет давнюю историю, включающую такое понятие как «Шоу уродов», которые популярны в цирках. Людей с различными видимыми видами инвалидности выставляют на всеобщее обозрение ради забавы и чувства жалости. Когда подобное происходит, возникает мысль о том, что эти люди не могут быть достойны уважения и иметь чувство собственного достоинства из-за того, что у них есть психическая или физическая инвалидность.

Предположение о том, что все или большинство людей, имеющих психические заболевания и инвалидности, являются жестокими убийцами или насильниками (или могут стать таковыми) является не только эйблизмом и стигмой, но и совершенно не соответствует действительности. Наоборот, такие люди меньше всех склонны к совершению насильственных преступлений, более того, существует большая вероятность, что они сами станут жертвами разного рода преступлений. Но из-за эйблизма общество начинает верить в данное заблуждение намного сильнее. Оно совершенно незаслуженно указывает на то, что люди с психическими заболеваниями и инвалидностью более склонны к совершению насильственных преступлений, тем самым поощряя некоторых людей выдвигать несправедливые предложения о досрочном заключении и содержании этих людей в закрытых учреждениях. В результате, подобное положение дел позволяет остальной части социума игнорировать базовые права инвалидов, когда они становятся жертвами преступлений.

Это не просто проблема эйблизма во время Хэллоуина – это продолжение эйблистского отношения на всех уровнях социума. Получение выгоды от притеснения инвалидов является особой проблемой, т.к. происходит двойное притеснение: с одной стороны, травля инвалидов определенной частью общества, а с другой, бездействие остальной части, которая, таким образом, становится соучастником данного процесса. С нравственной точки зрения — это, без сомнения, отвратительно. Люди, наделенные властью и имеющие определенные привилегии, могут оставаться безнаказанными. Но это не значит, что они имеют право притеснять остальных людей, оказавшихся на обочине общества.

Для того, чтобы прекратить постоянно повторяющийся эйблисткое высмеивание людей с инвалидностью, мы должны начать менять отношение к этому остальных, оправдывающих подобное поведение и считающих его безвредным. Необходимо изменить репрезентацию инвалидов на телевидении, в кино, в литературе и в СМИ; изменить сам смысл наших высказываний, когда мы говорим о психическом здоровье, о людях с психическими заболеваниями и инвалидностью, будь то публичные выступления или дискуссии, происходит ли это в университетских аудиториях или других учреждениях, или при повседневных разговорах. Такое понятие как энфрикмент не должно считаться нормой. В противном случае, при отсутствии широкого общественного протеста как среди обычных людей, так и на государственном уровне, американское правительство во главе с Бараком Обамой будет продолжать говорить о необходимости с осторожностью относиться к «психически больным», авторитетные газеты будут рассуждать на тему виновности «душевнобольных» в совершении массовых убийств, а преподаватели по-прежнему позволять себе плоские эйблистские шуточки насчет непроизвольной сдержанности и замкнутости этих людей. Подобные проявления энфрикинга вносят вклад в создание общества, в котором люди с психическими заболеваниями и инвалидностью будут неприспособленными к жизни а обществе, и станут находиться в вечной опасности стать жертвами речей ненависти и преступлений на почве ненависти. Необходимо осознать данную проблему для того, чтобы деконструировать ее и полностью устранить.

_____
Примечание: сама идея того, что всех людей с острыми или хроническими психическими заболеваниями и инвалидностями можно называть одним словом «душевнобольные», появившемся от популярного слова «невменяемый» (с юридической точки зрения это понятие обозначает «невиновный по причине психического заболевания или дефекта»), заслуживает отдельной критики.

Добавление: используемая в рекламке музея Преступления и Наказания округа Колумбия фраза «охотничьи угодья для душевнобольных преступников» — на самом деле имеет две возможные интерпретации. Я собирал_ась немного рассказать об этом в статье, но, кажется, забыл_а. Эта фраза в дальнейшем может превратиться в опасное заблуждение о том, что люди с различными психическими заболеваниями и инвалидностью являются потенциальными убийцами и что «охотничьи угодья» — это место, где они охотятся за «нормальными» людьми.

Другая интерпретация гораздо более зловещая и запоминающаяся. Она заключается в том, что организаторы мероприятия допустили неявное попустительство при употреблении слова «охота» в отношении людей с данными особенностями, т.е в подобном случае «охотничьи угодья» воспринимаются как место, где охотятся и убивают «невменяемых преступников». Такое отношение может привести к множеству проблемных последствий , не последним из которых является прямое разрешение насилия в отношении лиц с психическими заболеваниями и инвалидностью.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s