Крис Нельсон: «Три симптома исполнительной дисфункции: почему те, кто не замечают их, могут стать эйблистами?»

Источник: Everyday feminism   
Переводчик: Варя Михайлова

Screen-Shot-2015-09-06-at-1.51.05-PM
(Описание изображения: Начерченный мелом контур лица. Сверху в голове контура лежат три карточки со знаками вопроса. 
Источник изображения: iStock)

Я пыталась написать эту статью несколько недель.

Каждый раз, когда я сажусь за нее, меня парализует. И чем дольше это продолжается, тем сложнее мне к ней подступиться.

Энергии, которую я потратила на то, чтобы открыть текстовый редактор, хватило бы, чтобы поднять над головой автомобиль, подвинуть груду кирпичей силой мысли или заработать миллиард долларов за ночь.

Дело не в статье. Мне регулярно не даются самые простые дела. Помыть посуду, заправить кровать — даже встать с кровати бывает слишком сложно.

Так было всегда.

Всю школьную жизнь я постоянно оставляла в классе вещи, забывала о важных делах и откладывала все на последний момент.

Это случалось так часто, что почти каждый вечер мать отвозила меня обратно в школу, чтобы забрать забытые книжки и тетрадки.

Многие, столкнувшись с подобным поведением, немедленно окрестили бы его ленью.

Однако все это было не попыткой улизнуть от обязанностей или отделаться от домашней работы, а результатом неспособности мозга что-либо спланировать и обеспечить себя мотивацией, необходимой для своевременного выполнения задач.

Первые 22 года моей жизни учителя и сверстники постоянно говорили о моей рассеянности, лени и неспособности ничего спланировать. Я прослыла «апатичной», и большинство людей считало, что я прикрываюсь апатией, чтобы скрыть свое безразличие.

Все это очень меня расстраивало, потому что, с одной стороны, я начала верить, что я всего лишь апатичная лентяйка, а с другой — чувствовала, что со мной происходит что-то более серьезное.

Когда не знаешь, как назвать свою неспособность делать все как другие, начинаешь верить ярлыкам, которые на тебя навешивают. Мои учителя и сверстники не знали и не могли знать, что каждый день я сражалась с собственным разумом.

Я не могла убедить себя — не говоря уже о других, — что я физически не способна вставить себе в задницу шило и начать делать все как положено.

Когда я спрашивала себя — или когда другие спрашивали меня, — почему я не делаю все вовремя, я отвечала: «Я не могу». Это звучало не особенно убедительно.

А потом я наткнулась на термин, который изменил мое представление о себе: исполнительная дисфункция.

Термином «исполнительная дисфункция» обозначаются неврологические особенности, которые ухудшают способность планировать, делают человека менее мобильным, нарушают организаторские способности и ослабляют самоконтроль. Исполнительная дисфункция часто сопутствует патологическому состоянию тревогиаутизму и обсессивно-компульсивному расстройству (кстати, у меня есть и первое, и второе, и третье).

И, хотя даже те, кто страдает исполнительной дисфункцией, часто проникаются идеей собственной «лени», говорить, что кто-то не хочет делать что-то, вместо того, чтобы признать, что кто-то не может справиться с этим, — это эйблизм.

Эйблизм действует крайне угнетающе; не только на меня — на всех, кто страдает исполнительной дисфункцией.
Когда я выросла и осознала, что страдаю исполнительной дисфункцией, оказалось, что найти информацию о ней довольно сложно. Все, что мне удалось отыскать, касалось исполнительной дисфункции в школьном возрасте. И это логично, ведь именно школьный успех в первую очередь зависит от способности планировать, организовывать работу и проявлять самоконтроль.

Но создается ощущение, что пользователи Интернета и авторы статей забыли, что взрослые также страдают исполнительной дисфункцией.

Если вы — один из них, вам хорошо известно, что проблемы такого рода не начинаются и на заканчиваются в школьном возрасте.

Итак, давайте прорвем завесу молчания и поговорим о том, на что в действительности влияет исполнительная дисфункция?

1. Планирование и тайм-менеджмент

Допустим, вам предстоит большая исследовательская работа.

Первое, что вам говорит учитель: «Не откладывайте все на последний вечер».

Он прав: исследовательскую работу надо хорошенько спланировать. Нужно все обдумать, разбить работу на части, сходить в библиотеку, отобрать материал, написать теоретическую часть, раскрыть тему исследования, оформить список цитируемых источников — и все это за короткое время.

Нужно точно решить, когда, где и как ты будешь решать каждую из этих задач — для этого нужно, например, составить расписание или план работы. Но, когда я вижу словосочетание «исследовательская работа», мой мозг говорит: «Нет уж, дудки».

Голова горит, мысли путаются, но мне удается уловить одну из них: «Нужно составить план». А составить план я как раз и не могу.

Причем я точно знаю, что от меня требуется (я только что все перечислила), но в конкретной ситуации мой мозг не может даже наметить схему действий, не говоря уже о том, чтобы следовать ей.

(«Какого черта ты до сих пор не села за работу?», «Ты ничего не успеешь», «Тебе еще столько нужно сделать» и «Почему ты такая лентяйка?») и потом, накануне, буквально привязывая себя к компьютеру, я из последних сил заставляю себя выдавить из себя какие-то слова и связать их в предложения.

На мое счастье, я люблю слова и поэтому обычно могу породить что-то осмысленное. И, так как обычно получается неплохо, окружающие думают, что я откладываю все на потом, потому что подобная работа дается мне легко.
На самом деле, мой мозг не может продумать все, что я должна сделать, и выполнить все шаги вовремя. И мне приходится пробегать всю дистанцию за пару часов в последнюю ночь.

2. Мобильность

Исполнительная дисфункция — забавная вещь. Хотя ты, возможно, не способна составить план или следовать ему, когда что-то, что должно случиться, не случается или происходит не так, как предполагалось, в голове словно разрывается атомная бомба.

И речь здесь не обязательно о друзьях, которые меняют планы (что, конечно, взрывает мой мозг), но о самых повседневных вещах — например, об изменении маршрута в продуктовый магазин.

Даже если кто-то говорит мне, что другой путь проще или быстрее, я без сомнения проследую своим путем.

Короче говоря, хотя я не могу ничего спланировать сама, когда план действий мне известен, любые изменения в нем превращаются для меня в большую проблему.

В отношении мобильности мозг тех, кто страдает исполнительной дисфункцией, напоминает автомобильный радиоприемник. «Дорога к продуктовому магазину» — это кнопка № 1, «вечерние планы» — № 2, и так далее.

Представьте свое раздражение, когда вы нажимаете кнопку №1 и вместо композиции своего любимого ди-джея слышите джаз.

Итак, когда я настроена на что-то одно, а происходит что-то другое, в моей голове случается небольшой взрыв.

Много сил уходит на то, чтобы не показывать свое раздражение, и иногда мне даже не удается держать себя в руках.
Большинство воспринимает это как банальное упрямство, но так работает мой мозг — я не могу изменить это, как неприятную черту характера.

И это подводит нас к еще одному проявлению исполнительной дисфункции…

3. Самоконтроль и контроль импульсов

Старый добрый самоконтроль.

Это хороший инструмент, которым обладают некоторые люди и который советует им говорить и поступать так, а не иначе — по ситуации.

О тех, у кого с самоконтролем плохо, обычно говорят, что они «странные», «неловкие» и «грубые» — просто потому что они не знают определенных правил поведения в обществе, которые другим кажутся «естественными» и «очевидными».

Самоконтроль мог бы помочь мне не задавать «докучливые» или «грубые» вопросы во время лекций или справиться с истериками, заставлявшими моих родителей шептать: «Пожалуйста, не здесь».

Если у вас плохо с самоконтролем, на вас скорее всего будут косо смотреть или даже кричать — потому что вы не следуете странным негласным общественным правилам.

Возможно, вы отреагировали на что-то «неподобающим образом» (может быть, потому, что окружающие не понимают, как ужасно вы чувствуете себя, когда не можете встать с дивана или когда пытаетесь «плыть по течению» в потоке непонятной для вас агрессии)…

Или, возможно, вы говорите все, что взбредет вам в голову, не осознавая, что ваш собеседник находится «на другой волне»…

Нейротипичным людям следует помнить, что некоторые люди ведут себя не так, как другие, и не все знакомы с  длинным списком негласных правил поведения в обществе.

***
Исполнительная дисфункция касается всего: она мешает вымыть посуду, она же не дает завести новые знакомства.
Самое незначительное дело превращается в невыносимое испытание. Всю жизнь мне говорили, что это происходит только потому, что я ленивая, грубая, странная, апатичная — и в какой-то момент я стала в это верить.

Я пишу все это, чтобы донести до вас одну мысль: если вы страдаете исполнительной дисфункцией, вы не ленивы — вам приходится бороться, чтобы справиться с задачами, которые нейротипической части общества даются легко.
Поэтому перестаньте ругать себя, дорогие. Вы делаете все, что можете. И это прекрасно.

Крис Нельсон публикует короткие рассказы на квир-тематику в блоге thequeertimes.tumblr.com и поэзию в блоге songswithoutlyrics.tumblr.com. Крис также управляет Интернет-магазином Spell-Bound; контакты: kristheresa23@gmail.com, trans-witch.tumblr.com.

____
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ ПОЛЕЗНУЮ СТАТЬЮ НА ДАННУЮ ТЕМУ:
Джоэль Смит: Жизнь с исполнительной дисфункцией

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s