Вы должны защитить своих аутичных детей.

  1. «… Люблю свою жизнь такой, какая она есть. Аутизм как качели – то вверх, то вниз. То отпустит, то снова захватит. Аутизм ломает жизнь и судьбу, как самого аутиста, так и его родителей. Отказаться от ребенка, или отказаться от своей собственной жизни – каждый решает сам. Жить рядом с аутистом очень трудно» — это цитата из книги Никиты Щирюка, известного российского аутиста. И первый абзац статьи на сайте Милосердие.ru о том, что 23 летнего Никиту Щирюка, «высокофункционального» аутиста увезли в психиатрическую больницу из-за звонка его матери. Теперь его мать не может увидеть сына, не может даже попасть к нему, потому что больницу закрыли на карантин. Мать боится, что сыну колют большие дозы нейролептиков, которые негативно скажутся на его физическом и психическом состоянии.

На той же недели еще один аутичный молодой человек стал жертвой произвола властей, и снова все началось со звонка его матери. 24-летний трансгендерный парень Кайдон Кларк, проживающий в штате Аризона, в США, был застрелен полицией.

В этих историях довольно много общего.
Оба парня были достаточно известны. Никита один из самых знаменитых аутичных людей в России. Его статьи читали многие мои знакомые, даже те, кто почти не знаком с аутичной тематикой.
Видео Кайдона с его служебной собакой просмотрели сотни тысяч человек.
Их обоих не спасла известность.

Оба стали жертвами обвинения в агрессивном поведении. Мать Никиты вызвала скорую от того что сын вел себя по отношению к ней агрессивно. Мать Кайдона вызвала полицию из-за суицидальных мыслей сына. Полиция застрелила Клайдона за то, что тот якобы агрессивно себя вел.

Обе матери так и не смогли принять своих детей такими, какие они есть.
Мать Кайдона не смогла принять трансгендерность своего сына. О нем она говорит исключительно как о дочери.
Мать Никиты не смогла принять аутизм своего сына. В самом начале статьи я привела цитату из книги Никиты, где он писал о том, что аутизм ломает его жизнь и жизнь его близких. Ранее я читала его статью, в которой он винил себя в разводе родителей. По тому, что я читала о Никите и что я читала из написанного Никитой, у меня сложилось впечатление, что мама оказывает на него очень сильное влияние. Она не пыталась разубедить его, объяснить, что он не виноват в том, что их оставил его отец. Потому что ребенок в принципе не может быть виноватым в таких вещах. У меня есть все основания полагать, что именно мать стала причиной того, что у парня сформировался сильнейший внутренний эйблизм, что отношение матери к аутизму передалось сыну. И когда сын вступил с матерью в спор и, по словам матери, «вел себя агрессивно», мать вызвала скорую. Возможно, она хотела восстановить влияние. И полностью потеряла контроль над ситуацией. Она не может сделать так, чтобы сыну кололи меньше нейролептиков, не может забрать его раньше из больницы. Она даже не может с ним увидеться.

Я знаю — то что я написала о Никите и его матери Ольге, вероятнее всего, не понравилось бы им обоим. То, что я написала о матери Кайдона, ей бы тоже не понравилось. Но я не собираюсь оправдывать эйблизм и трансфобию. Тем более что, вероятно, и то и другое могло прямо или косвенно повлиять на произошедшие трагедии.

2.
Я пишу это не для того чтобы кого-то упрекнуть.
Я пишу это, потому что не хочу, чтобы эти истории повторились. Я хочу сказать, что вы должны защищать своих детей. Вы не должны их предавать. Ваши дети живут в мире нейронормативности, в котором поведение, естественное для них, автоматически считается опасным.

Мы все живем в своеобразной матрице нормальности. Присмотритесь к своей жизни, задумайтесь над тем, как многое вы делаете просто потому, что в обществе так принято. Возможно, вы сами об этом не подозреваете. Представления о норме регулируют то, с кем мы должны спать, где мы должны спать, как мы должны двигаться, одеваться, общаться, как должны реагировать на смену планов и какие картины мы должны считать прекрасными, а какие – безвкусной мазней. Оглянитесь вокруг и убедитесь в этом!

И существуют миллионы людей, которых эта система характеризует как недостойных. Такие парии есть в каждом обществе. И очень часто их считают агрессивными и опасными. Например, во многих странах в свое время верили в Великий еврейский заговор. Про агрессивных чернокожих на улицах Нью-Йорка до сих пор рассказывают анекдоты. В США в эпоху Маккартизма понятия гомосексуал и коммунист считались почти синонимами, точно также как в современной России в ЛГБТ-активистах видят иностранных агентов.

Люди всегда бояться того, что не вписывается в «систему нормальностей». А аутичные люди, в отличие от нейротипичных геев и чернокожих, зачастую не замечают и не понимают эти скрытые социальные нормы.

Ни одно научное исследование не доказало, что аутичные люди более агрессивные, чем нейротипики. Но люди, в том числе законодатели, политики и рядовые специалисты, все еще продолжают в это верить. Так же как в свое время законодатели, полицейские и психиатры верили в коварство евреев и других «недочеловеков».

3.
Все мы знаем о том, что некоторые дети могут вести себя очень агрессивно и отвечать своим родителям довольно жестко. Обычные нейротипичные дети.
— Я не хочу тебя больше видеть! – заявил своей матери восьмилетний Кевин Маккалистер в популярной комедии «Один Дома».
Фильм закончился примирением семьи.
Если бы Кевин был бы аутистом и события происходили в реальной жизни, эта история могла бы кончиться лоботомией или смертью ребенка.

Все мы знаем о бунтующих подростках. О тех самых, которые хлопают дверьми, бьют посуду, прячут сигареты и кричат на своих родителей. Что было бы, если бы один из этих родителей вызвал скорую помощь из-за агрессивного поведения ребенка? Вероятнее всего ребенку просто прописали бы успокоительное. Без особого давления и взяток со стороны родителей никто не стал бы забирать его в психиатрическую клинику и колоть ему нейролептики. И совсем уж маловероятно, что ему стали бы отказывать в общении с родителями. Ни один суд не оправдал бы подобное решение.
А что было бы, если бы в скорую позвонила мать взрослого мужчины и заявляла бы, что сын ведет себя агрессивно, потому что она не контролировала его общение в интернете? Вероятнее всего, женщину либо оштрафовали бы за ложный вызов, либо решили бы, что помощь нужна ей, а не ее сыну.
Но если ребенок аутист,  то его посчитают виноватым. Не важно, что он совершеннолетний и дееспособный человек. Не важно, если жизни матери и ее здоровью ничего не угрожало. Я не знаю подробности случившегося с Никитой Щирюком, но это не единственный подобный случай.
Если скорую вызывают из-за агрессии аутиста, никто не будет разбираться. Просто потому что аутист не соответствует представлениям о норме, сформированной системой.

Что было бы, если бы Кайдон Кларк был бы нейротипиком? Или обычным парнем? Что было бы, если бы мать принимала его таким, какой он есть, если бы признала в нем сына? Попытался бы он тогда покончить с собой?
Я не знаю.
Но я сильно подозреваю, что его спровоцировали. Дело в том, что в США аутичные люди, как и трансгендерные люди, не раз становились жертвами злоупотреблений полицией. И очень часто так называемое «агрессивное поведение» аутистов было спровоцировано окружающими.

4.
Один звонок перепуганного родственника. Естественное желание быть собой и управлять свой жизнью, такое безобидное, если его проявляет нейротипик. Спровоцированная агрессия. Или странное поведение, принятое за агрессию.

Как часто это заканчивалось смертью, заключением, лоботомией, травмой или изоляцией.
Просто потому что аутисты не соответствуют норме, принятой в обществе. Потому что они не понимают ту систему, которой все подчиняются.

Когда происходит непоправимое, родители жалеют о том, что они сделали, жалеют об этом звонке и о всех тех угрозах, которые они повторяли своим детям.
— Да ты с ума сошел! Да я сдам тебя в психушку!
— Я сейчас тебе скорую вызову, и они заберут тебя!
Они жалеют о том, что говорили подобное, но уже слишком поздно. Они уже не могут ничего изменить.

Но вы можете. Вы можете никогда так не говорить своим детям. Вы можете никогда не набирать этот номер.

Никогда, ни при каких обстоятельствах не вызывайте «специалиста», чтобы проучить ребенка. Если вас пугает поведение ребенка, попытайтесь его понять. Если его поведение кажется вам странным, понаблюдайте за ним. Если у вашего ребенка возникли серьезные психологические проблемы, постарайтесь найти ему хорошего специалиста, не звоните в первую попавшуюся государственную клинику.
Обращайтесь за помощью «экстренных государственных служб» только если это вопрос жизни и смерти, и только если вы действительно не знаете, как поступить. Будьте внимательны к тому, что говорят вам специалисты. Перепроверяйте информацию. Не принимайте поспешных решений.

Если ваш ребенок гей, лесбиянка, бисексуал или трансгендер, постарайтесь принять это, даже если это очень сложно. И аутичные подростки, и ЛГБТ-подростки часто кончают жизнь самоубийством. У ЛГБТ-аутичных подростков риск особенно велик. Если вам сложно принять своего ребенка представьте, что этого ребенка больше нет, что вы родитель Кайдона Кларка и решайте, что для вас важнее: ваш ребенок или общепринятые нормы.

Я знаю, что вам может быть тяжело. Знаю, что, возможно, вы не ожидали, что у вас будут такие дети и такая жизнь. Но вы должны защитить своих детей. Потому что если не вы, то кто?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s