Нора: «Представьте, что…»

Источник: A Heart Made Fullmetal
Упоминание жестокого обращения с детьми, сексуального насилия над детьми и убийства детей.

Представьте, что я рассказала вам, что мальчика по имени Джеймс (имя выбрано спонтанно), изнасиловал его отец. Надеюсь, вы будете ругаться и ломать голову, как такое вообще могло произойти. Я ведь права?  Вы будете бороться за него в Интернете, и писать заметки с хештегом вроде #justiceforJamie. Мы всегда возмущаемся, когда дети подвергаются насилию со стороны тех, кого они любят и кому они доверяют. Но реальность такова, что люди с инвалидностью ежедневно сталкиваются с подобными ситуациями. Люди возмущаются, когда подобное происходит с детьми без инвалидности, но что, если это происходит с детьми-инвалидами?
— О, они все равно не почувствуют разницы.
— Они не могут понять.
— Им от этого не больно.
Некоторым может быть тяжело поверить в то, что люди могут быть настолько черствыми. Но когда ребенок с инвалидностью рассказывает о том, что над ним издеваются, нам не верят так, как поверили бы другим детям. Когда дети-инвалиды говорят об издевательствах – не важно, физических, сексуальных или эмоциональные – их слова игнорируются и не воспринимаются всерьез. Дети с инвалидностью (как и другие уязвимые дети и взрослые) становятся жертвами издевательств чаще, чем дети без инвалидности.

И еще…

Представьте, что ребенок был убит своею матерью. Мы в шоке. Мы потрясены случившимся. Мы кричим, взывая о справедливом наказании для убийцы маленькой Софии (имя выбрано спонтанно).  Мы создаем специальный хештег для нее и перечисляем деньги на ее похороны, чтобы остальные члены семьи не тратили последние деньги на погребение своей малышки. Все (или, во всяком случае, я надеюсь, что все, но думаю, что здесь могут быть те, на кого это не распространяется), будут потрясены тем, что маленькая девочка была убита. Но перед этим я хочу попросить вас вот о чем – представьте, что этот ребенок был инвалидом. И вот тут может появиться совершенно другой тон и другая музыка.
— О, вы просто не можете понять, как тяжело растить ребенка-инвалида.
Но я была ребенком- инвалидом.
— Они просто получали недостаточно специальной поддержки.
Заткнитесь, и хватит оправдывать убийство недостатком поддержки.
— Попытайтесь представить себя на их месте, пройтись в их обуви.
После таких предложений мне хочется запустить в вас своей чертовой обувью.
— Но она просто хотела облегчить страдания своего ребенка.
Как вы можете говорить за Софию, как вы можете знать, что она чувствовала?
— Но она была хорошей матерью!
Хорошие матери не убивают своих детей.

Вы могли бы быть Софией или Джеймсом. Эти дети могли быть инвалидами, а могли и не быть. Но в зависимости от того, что никак не зависит от этих детей, получается совершенно разный результат. Когда люди защищают того, кто убил своего ребенка, защищают убийства, которые очень часто являются мучительными и ужасными – и оправдывают это милосердием – когда это происходит, задумайтесь над этим.

Я сама могу оказаться на месте этих детей. Один из моих опекунов может начать издеваться надо мною, или даже убить меня. Будут ли люди защищать преступника? Будут ли они взывать к справедливости? Или я просто пополню статистику?

Теперь ваш ход.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s