Кейтлин Николь О’Нил: «Права молодежи 101: Как анализировать вопросы, используя перспективу Прав молодежи?»

(Примечание: Эйблизм по отношению к аутичным детям практически неотделим от эйджизма (дискриминации по возрастному признаку), и поэтому ради того, чтобы действительно улучшить жизнь аутичных детей и подростков крайне желательно понимать влияние эйджизма. Ради этого и переведена данная серия статей)

Источник: The Youth Rights Blog

В своем предыдущем посте я писала о том, что теория Прав Молодежи – это, скорее, рамки, в которые вписываются определенные позиции, а не жесткие постулаты. Если использовать Права молодежи как основу для анализа проблемы, то эта теория не всегда даст простые ответы (хотя, иногда  может быть и так), и поэтому возникают вопросы, как лучше эти проблемы проанализировать. Этот пост не поможет вам понять, как взглянуть на вопрос с позиции «Прав молодежи» (как было бы, если бы такая позиция  действительно существовала). Зато он может помочь вам проанализировать все – начиная от сообщений в медиа и слов в повседневных ситуациях и  заканчивая юридическими вопросами, связанными с несовершеннолетними, через призму Прав молодежи.

Прежде всего, спросите себя о том, как в данном контексте представляют молодых людей.
Не говорят ли о них исключительно как о провинившихся смутьянах или об источнике проблем? Не выглядят ли они беззащитными жертвами, которые нуждаются в руководстве и попечительстве взрослых? Они показаны как полноценные люди, как отдельные личности со своими собственными ценностями и убеждениями? Молодежь говорит за себя, или за них говорят другие (родители, учителя, эксперты и т.п.)? Показано ли, что мы должны доверять тому, что молодые люди говорят о себе, или показано, что мы должны обращать внимание только на то, что от их имени говорят взрослые?
Документальные материалы, в которых взрослые говорят о детях, не давая им говорить за себя, и то, как зрители доверяют мнению взрослых, является одной из главных проблем изображения детей в масс-медиа.
Спросите себя о том, считают ли авторы материала или ваши собеседники, что проблемы, с которыми сталкиваются молодые люди, надо решать с помощью системы, которая ставит молодежь под угрозу, лишая ее независимости. Построены ли аргументы на идеях о превосходстве взрослых?

Дело в том, что эти идеи зачастую и являются главной причиной проблем молодежи. Подавляющее большинство книг, фильмов, новостных репортажей, законов и других материалов, которые направлены на борьбу с насилием и притеснениями, которым одни молодые люди подвергают других,  они мало того, что не работают, так еще зачастую и ухудшают ситуацию. Это насилие одних молодых людей над другими стыдливо называют «травлей» или «хулиганством». Проблема в том, что эти «решения» не учитывают структурное насилие, то, что молодых людей просто лишают выбора и помещают в ситуации, из которых они не могут просто взять, и уйти. Практически все взрослые сталкивались с ситуациями, в которых они чувствовали себя очень одинокими, и в которых им было плохо из-за окружающих их людей, но в подобных случаях взрослые люди могут сменить университет, работу, церковь, круг общения или даже переехать в другой город. В подобных ситуациях взрослые люди реже кончают с собой или применяют насилие по отношению к обидчикам не столько из-за того, что они более зрелые, сколько из-за того, что они просто могут выйти из опасной ситуации, и идти дальше к своей цели. Так что все «программы по борьбе с травлей» не будут работать, если они не предоставляют ученикам больше возможностей для выбора образовательной системы и учебного заведения.

Еще одним ярким примером является то, как говорят об ЛГБТ-подростках, которых выгнали из дома, в том числе то,  как о них говорят внутри ЛГБТ-сообщества. Когда ЛГБТ-люди их союзники говорят о трагедии молодых людей, которые стали бездомными из-за отношения их родителей к их сексуальной ориентации/гендерной идентичности, в этом чаще всего винят довольно абстрактные вещи. Виновным оказывается «гомофобия» или «религиозный фундаментализм» или просто тот факт, что у ребенка «плохие родители». Все это так, но это не имеет практически никакого прямого отношения к тому, что подростки вынуждены жить на улице. К сожалению, все мы живем рядом с религиозными фанатиками и гомофобами. Надеюсь, в будущем их станет меньше, но если это и случиться, то не скоро. ЛГБТ-подростки оказываются на улице не потому, что их родители фанатики и глупцы. У многих взрослых ЛГБТ-людей такие же родители, но это им   не настолько сильно мешает. Проблема в том, что в нашем обществе подростки, оставшиеся без опеки родителей, оказываются совершенно беспомощными на законодательном, политическом, социальном, культурном и экономическом уровне. Очень сложно найти работу, на которую подросток без диплома мог бы устроиться, обеспечивая себе при этом достойную жизнь. Практически нет социальных служб, к которым подросток мог бы самостоятельно получить доступ. Даже в тех редких случаях, когда у подростка есть деньги на квартиру, из-за своего возраста у него еще может не быть права подписывать документы об аренде. Эйджизм вредит бездомным ЛГБТ-подросткам даже больше, чем гомофобия. И самое плохое заключается в том, что если общество будет обращать внимание исключительно на гомофобию, игнорируя при этом институциональный эйблизм, проблемы ЛГБТ-подростков никогда полностью не решатся.

Спросите себя о том, приписывают ли в этом материале молодым людям какие-либо характеристики, которые описываются как обязательные и свойственные всем молодым людям определенного возраста.  Эти стереотипы настолько прочно укоренились в культуре, что они воспринимаются всеми как нечто само собой разумеющиеся. Эти стереотипы практически никто не ставит под сомнение и, более того, если ребенок им не соответствует, это начинают считать патологией – например, говорят что ребенок «чрезвычайно одаренный» или «подозрительно замкнутый». Мы считаем, что все дети должны быть похожи, но при этом признаем, что, например, двадцатипятилетние люди могут быть очень разными. Некоторые из них хотят иметь детей, а некоторые нет. У некоторых есть опыт работы, а у других нет. Мы не патологизируем эти различия —  мы признаем их частью человеческого разнообразия. Мы должны также относиться и к несовершеннолетним, и крайне скептически воспринимать слова тех, кто не разделяет подобного подхода. (Для лучшего анализа этого феномена советую прочесть этот пост).

Для того, чтобы смотреть на дискурс сквозь призму Прав Молодежи, этих вопросов недостаточно. Для большинства из тех, кто много читал, думал и говорил о Правах молодежи, эти вопросы не являются чем-то, о чем мы специально задумываемся, когда слышим что-то о детях или смотрим комедийный сериал, в котором есть герои-дети. Эти вопросы уже возникают автоматически, у нас на них срабатывает что-то вроде рефлекса. Когда вы начинаете думать о Правах молодежи и использовать Права молодежи для анализа различный вопросов, то вы замечаете, что возможности для этого бесконечны. Также вы начнете понимать, что большинство дискуссий о молодых людях имели бы больше смысла и принесли бы гораздо больше пользы, если бы Права молодежи стали частью мировоззрения среднестатистического обывателя.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s