Кейтлин Николь О’Нил: «Эйджизм: один из столпов эйблизма»

Источник: The Youth Rights Blog
Переводчик: Аня Азаматова

Несколько лет назад я начала читать и узнавать больше на тему прав инвалидов. Как и в случае с моим интересом к проблемам ЛГБТ, женщин, цветных, социальной несправедливости, юношества и др., я особенно заинтересовалась очень теоретичной критической работой, которую развернули занимающиеся вопросами прав инвалидов в конце ХХ века. Одна точка зрения, которая часто повторяется в этом массиве, состоит в том, что один из первичных столпов угнетения инвалидов – в том, что к людям с инвалидностью, независимо от возраста, относятся как к детям. Мой друг и соратник в защите прав инвалидов, Мэтт Стэффорд, написал о том, как родители и другие пользуются прикрытием заботы, чтобы проявлять неуместное влияние в жизнях людей с инвалидностью, перешагнувших черту совершеннолетия. Другой мой друг, защитник прав юношества и инвалидов, рассказал мне, как врачи, с которыми они работают, отказываются предоставлять сведения об их медицинских проблемах напрямую, хот у него нет когнитивных нарушений и, более того, он недавно выпустился с юридического.

Защитники прав инвалидов давно пытаются добиться больших прав и независимости для инвалидов, включая людей с нарушениями восприятия и речи. Они бросили вызов всему обществу, особенно заведениям, основанным неинвалидами для инвалидов, чтобы инвалидов видели как индивидуумов, заслуживающих независимость и достоинство, как и любой другой человек, не смотря на их ментальные или физические ограничения или различия. Так они не только заметно улучшили жизнь инвалидов, но также и заложили фундамент для трудного дела освобождения молодежи.
Читать далее

Реклама

Аркен Искалкин: «Советы для аутиста, как выжить в ВУЗе, основанные на моём личном опыте»

1. Вопросы с конфликтами и эйблизмом решать стандартными способами. Обращаться за помощью к преподавателям, вышестоящим инстанциям, родителям, а зачастую, с учётом возраста однокурсников, конфликты с ними можно решить, рассказав им о своих трудностях в общении. В случае возникновения глобального конфликта с преподавателем, можно потребовать у вышестоящего лица, вследствие затруднения понимания с конкретно этим преподавателем, возможности сдавать экзамен по данному предмету у другого преподавателя по тому же предмету.

2. Если материал непонятен, попросить преподавателей расшифровать содержание для аутиста. Либо любого другого человека, разбирающегося в данном предмете. Эти же вопросы можно задать и в Интернете. Можно дома попробовать самостоятельно или с чьей-либо помощью привести труднодоступный материал к доступному. Также есть вариант попросить у преподавателя экзаменационные вопросы и искать на них ответы самостоятельно.

3. Если сам процесс очного обучения среди других студентов вызывает сенсорные сложности, можно попросить заочное обучение или частичное посещение.
Читать далее

Аркен Искалкин: «Мой институтский опыт – с учётом особенностей аутизма»

Школа закончена. Что делать дальше? Варианта, что можно сидеть дома на пенсию, и изучать психотерапию и техники общения с тем, чтобы уже профессионально снять себе ПТСР, и идти к своей Цели – нет, потому что я о нём тогда не знал, а потому всё время куда-то рвался, ища Спасения всеми доступными на то время способами. А способов я тогда знал мало – у меня был только тот опыт, о котором могли мне рассказать окружающие аллисты – сверстники, родители, взрослые, психиатры из диспансера – люди, не знакомые с профессиональной глубинной психотерапией и достижением Целей с учётом подстройки под каждый индивидуальный случай, а мой случай – в принципе редкость, по крайней мере, среди обращающихся к Глубинной Психотерапии.

Поэтому главным способом, известным мне тогда от родителей была карьера. Начинающаяся с института – почти все ребята-ровесники из круга общения моих родителей пошли в институт. Ведь, согласно идеологии, которой придерживаются мои родители, лицам, не отучившимся в ВУЗах, достойная зарплата не светит. И только потом я узнал массу контрпримеров. И я пошёл.

Сначала постоянные страхи – ведь если не сдашь экзамен – не поступишь, не успеешь в другой ВУЗ, потеряешь год… Брррр… Много учился, с репетиторами. После экзаменов страх – а какую же оценку я получил, в голове всплывали все ошибки, про которые только ночью в этот день понял, что это были ошибки, тогда не понимал. Но поступил. Читать далее

Браяна Ли: «Советы, которые помогут вам выжить в сложное для вашей семьи время»

Источник: Respectfully Connected
Переводчик: Мария Ерилова

Родительство имеет свои взлёты и падения. Быть родителем нейроотличного ребёнка в мире, приспособленном только под нужды нейротипичных детей, может быть очень удручающим: иногда, вы можете выбиваться из сил во время тяжёлой недели, которая превращается в ещё более тяжёлые месяцы, и кажется, что вы только и делаете, что ползёте от одного семейного кризиса к другому, чувствуя, что вы не знаете, что делаете и просто разрушаете жизнь ваших детей. Или, в особо тёмные времена, что они разрушают вашу. И в вас закрадываются страхи. Страхи, о которых вы не можете сказать вслух. Страхи за ваше будущее. Страхи за их будущее.

За эти 6 лет со мной такое происходило несколько раз. Мне знакомы эти чувства, страхи и сокрушение. Они незаметно подкрадываются к тебе, а потом БУМ! Ты утопаешь в родительстве и тревоге и не понимаешь, что делаешь и, может быть, кричишь и плачешь. И это дерьмо. Всё дерьмо. Вы загадываете у феи-крёстной спасение или, хотя бы, помощь, чтобы вы могли спрятаться под одеялами на несколько недель.
Эта фея-крёстная никогда не приходит мне на помощь, но у меня есть мысли о том, как выжить в это сложное время.
Читать далее

Аркен Искалкин: «Нужно ли аутисту обязательно иметь высшее образование?»

По мнению большинства в СНГ, высшее образование иметь в идеале желательно всем. У нас много людей без высшего образования, зачастую даже очень успешных, но считается, что иметь высшее образование – признак хорошего тона, а потому родители с детства внушают детям, что если будешь учиться в институте – будешь умным, а не таким же неучем, как осуждаемое большинство вокруг.

Что из этого получается – мы знаем. Скажем так, если отдалиться от идеологии и посмотреть статистику – нет точной и прямой зависимости между тем, чего человек в жизни добился, и наличием или отсутствием у него высшего образования. А если это аутист, у которого еще есть проблемами со здоровьем или заметная инвалидность– зачастую он и с высшим образованием может быть не в состоянии работать и живёт на пенсию. А мне не кажется, что в обществе есть мнение, что по профессии пенсионера нужно обязательно работать с высшим образованием.

Или же аутист получит образование и знания. Которые будут являться в его голове набором текста, который он оттарабанил на экзамене на все 5. И всё. И сам не понимает, какая может быть польза на работе от знания наизусть всего учебника. Для нейротипиков знания – это что-то понятное, что можно потом легко переложить и на рабочую деятельность с помощью интуиции, а аутист зачастую может и вообще не понимать, что делать с этим вызубренным текстом. А смысл он мог и не понять, вряд ли отечественные преподаватели будут специально объяснять так, чтобы тему понял именно аутист.
Читать далее

Синтия Ким: «Когда вам невыгодно быть хорошей девочкой»

(Примечание: Опыт, описанный в статье, распространяется на многих, но далеко не на всех аутичных женщин. Написанное может подходить всем аутичным женщинам, а не только женщинам с синдромом Аспергера)

Источник: Musings of an aspie

By Christina Matheson [CC-BY-1.0 (http://creativecommons.org/licenses/by/1.0)], via Wikimedia Commons
(Описание изображения: Девочка со светлыми волосами в красном пальто стоит на берегу у воды. Изображение одинаково как справа, так и слева.)

В последнее время все больше специалистов признают, что аспи-девочки не похожи на аспи-мальчиков. Вот несколько идей на счет того, что это может значить.

Меня воспитывали как хорошую девочку. Это значит, что кроме всего прочего, меня учили быть невидимой и неслышимой.
Не мешай взрослым. Не высовывайся.

Для меня это было почти нормально. В детстве я могла часами сидеть дома одна. Часть моих самых счастливых воспоминаний связана с долгими велосипедными прогулками, исследованиями, которые я проводила в лесу, и играми в своей комнате. Все это я делала в одиночестве. Я помню даже, как я несколько раз играла сама с собой в Риск и Монополию.

Родителям всегда было безразлично, что я делаю в своей комнате за закрытой дверью. Если я исчезала по вечерам, чтобы пойти в лес возле нашего дома, их волновало только, чтобы я пришла в половине шестого к ужину.

Я даже не представляю, что бы случилось, если бы я пришла домой в шесть. Я была хорошей девочкой, а хорошие девочки всегда соблюдают правила.

Но проблемы хороших девочек, особенно юных недиагностированных аспи, заключаются в том, что хорошие девочки невидимы. Аспи-мальчики чаще ведут себя вызывающе. В среднем, им сложнее справляться со своим гневом. Они спорят и бунтуют. Они не могут быть командными игроками. Они уклоняются от конкуренции, и не желают следовать правилам.

Раньше на этих мальчиков повесили бы ярлыки «проблемное поведение» и «потенциальные несовершеннолетние преступники». Сегодня на десять диагностированных детей с синдромом Аспергера будет восемь мальчиков и две девочки.

Это несоответствие вызывает большой вопрос: действительно ли среди аспи больше мальчиков, или дело в том, что мальчиков чаще диагностируют, потому что их симптомы больше соответствуют общепринятым представлениям о синдроме Аспергера?
Читать далее

Газлайтинг по отношению к женщинам и девочкам в аутистическом спектре.

(Примечание: Опыт, описанный в статье, распространяется на многих, но далеко не на всех аутичных женщин)
Источник: Seventh Voice

 Artwork by Mirella Santana
(Описание изображения: Девочка в черно-белом платье и полосатых гетрах стоит под огненным дождем. В руках она держит огромный зонтик. Ее голова опущена. Автор изображения: Mirella Santana)

Из всех признаков, свойственных женщинам в аутистическом спектре, один не только остается непризнанным в качестве важной части их опыта, а еще и превращается в причину, по которой профессионалы отказывают аутичным женщинам в диагнозе.

Под этим признаком я имею в виду высокий уровень самосознания.

Практически в каждом описании того, как проявляется синдром Аспергера у девочек, можно найти упоминание о рано сформировавшемся необъяснимом чувстве «инаковости».

Это чувство инаковости, по мере взросления девочки, растет в геометрической прогрессии, и превращается в хорошо развитое чувство понимания себя.
Сильное чувство самосознания аутичных женщин, в свою очередь, повышает их чувствительность к любым (и ко всем) вещам, которые подтверждают или указывают на их отличия.

Несомненно, в школе недиагностированные аутичные девочки практически ежедневно сталкиваются с множеством ситуаций, когда их ответы и реакции отличаются от ответов и реакций окружающих. Читать далее