Лидия X. Z. Браун: «Эйблизм – это не «плохие слова». Это насилие»

Источник: Аutistic Hoya
Содержание/предупреждение: Довольно подробное описание насилия по отношению к людям с различными видами инвалидности, разговоры о сексуальном насилии.

(Описание изображения: Полицейские стоят у входа в учреждение, и разговаривают с прохожими. 26 июля 2016 года)

Сегодня бывший работник дома для инвалидов в Сагамихара, в префектуре Канагава в Японии, ворвался в этот самый дом инвалидов, и напал на инвалидов с ножом, убив 19 человек и ранив 25. В этом интернате были люди разных возрастов, от детей до стариков, у многих были тяжелые степени инвалидности, а у некоторых даже несколько видов инвалидности.

Нападавший в Сагамихаре сознательно выбрал своими жертвами людей из интерната.

— Я хочу избавить этот мир от инвалидов, — пояснил он полиции.
Так что не смейте больше говорить мне: «но разве кто-то может ненавидеть инвалидов?».

Даже. Не смейте. Этого. Говорить.

Мы не невинные ангелы, которых не трогают реалии окружающего мира.

Нам не безразлично то, что происходит вокруг, и мы отлично информированы о происходящем. Особенно хорошо мы информированы о ненависти.

Мы знаем ненависть и знаем насилие, потому что оно оставило отпечаток на наших телах и душах.

Мы сталкиваемся с ним везде, куда бы мы ни пошли. Эйблизм – это насилие в клиниках, в зале ожидания, в коридорах заведений, которые отвечают за социальное обеспечение, в школах, на детских площадках, в уборных, в тюрьме и на улице. Эйблизм – это насилие (и угроза насилия), с которой мы сталкиваемся ежедневно.

Эйблизм выражается в постоянном оправдании членов семей и опекунов, которые убивают своих подопечных- инвалидов. Эйблизм – это слова о том, что жертвы были «слишком тяжелыми инвалидами», что они были бременем, и что нам надо просто представить себя на месте убийц. В течение последних десятилетий более 400 человек с инвалидностью были убиты членами их семей или опекунами, и это только те истории, о которых мы знаем.

Эйблизм – это когда полицейский застрелил безоружного черного человека, который стоял с поднятыми руками, а позже оправдывал это тем, что он целился в смуглого аутичного подростка, который стоял рядом с игрушечным грузовиком.

Эйблизм – это то, что, несмотря на все разговоры о том, что тюрьмы и места заключения фактически являются крупнейшими поставщиками услуг по «помощи» людям с ментальными диагнозами, несмотря на порицание изоляции людей с ментальной инвалидностью, продолжаются строиться новые закрытые учреждения, новые интернаты, новые лечебницы, и появляется новый инвентарь для этих заведений. Делается это якобы во имя того, чтобы мы «вылечились».

Эйблизм — это то, что квир, транс* и асексуалы отчаянно боролись (и борются) против медицинского злоупотребления и патологизации, и для этого им необходимо было отделять себя от психически больных людей, говоря, что с нами все в порядке, потому что мы не эти люди. Они говорят, что это они, а не мы (квир, транс* и асексуалы), нуждаются в лечении, контроле и психиатрическом вмешательстве.
Эйблизм – это то, что когда кто-то нападает на человека с инвалидностью, это описывается как нечто особо трагичное и ужасное. Мы в таких историях описаны как дурацкие невинные ангелочки, практически младенцы (вне зависимости от того, сколько нам лет), и вне зависимости от того, насколько серьезными (или несерьезными) были последствия нападения. Но вот если нападут на трансгендерного человека без инвалидностью, на женщину без инвалидности, на черного человека или на мусульманина без инвалидности, это считается нормальным, иногда даже считается виною жертвы.

Эйблизм – это тот факт, что от 83% до 90% женщин, у которых есть интеллектуальная инвалидность, подвергаются сексуальному насилию как минимум один раз в жизни. Если брать среднее значение в этой статистики, то каждая из них 10 раз подвергалась насилию в возрасте до 18 лет. Сексуальному насилию подвергались около 40% мужчин с интеллектуальной инвалидностью. И эти данные практически наверняка занижены.
Эйблизм — это то, что «получая сексуальное образование» мы слушаем о том, что единственным безопасным для нас видом секса является мастурбация. При этом любой, кто вступает в сексуальный контакт с инвалидом, воспринимается практически как насильник или фетишист, или даже насильник-фетишист. В разговорах о нашей сексуальной жизни чаще говорят о том, что нас надо «держать в безопасности» и «защищать», а не о взаимном согласии и праве на автономию. И в этих вопросах часто начинается обвинение жертвы.

Эйблизмом является тот факт, что от 40% до 70% американских заключенных имеют ту или иную инвалидность, и это переплетается с идеями белого превосходства, с расизмом и классизмом, потому что практически всем небогатым и небелым заключенным приплетают эйблистские ярлыки об эмоциональной неустойчивости и низком интеллекте. (И при этом всем заключенным, вне зависимости от того, инвалиды они или нет, как и многим инвалидам, которые работают на воле, платят всего несколько центов в час за выполнение тяжелой работы, и это называется «возможностью» и «обучением трудовой этике»).

Эйблизм – это то, что людей с инвалидностью можно совершенно законно пытать, если это выставляется как нечто, делающееся «во имя их лечения» и «для их собственного блага». Я имею в виду всё, начиная от ежедневных изнурительных сеансов ABA, направленных на соответствие норме за счет ухудшения психического здоровья, и заканчивая пытками в Judge Rotenberg Center, где нас бьют током даже за тряску руками и ерзанье на стуле.

Эйблизм – это то, что многие мои друзья и знакомые по переписке буквально сталкивались со смертью, были изгнаны или неприняты собственными семьями, голодали, получали отказ в необходимой для них медицинской помощи и подвергались серьезной физической опасности. Они подвергаются всему этому прямо сейчас, когда я печатаю эти словами, потому что они являются инвалидами, живущими в расистском капиталистическом мире, который не хочет, чтобы мы, инвалиды, смогли в нем выжить.

Эйблизм – это то, что в среднем аутичные люди умирают на 30 лет раньше неаутичных, и самоубийство является второй по распространенности причиной нашей смерти. Как сказал один из моих друзей, это не самоубийства, а убийство нас обществом, потому что многие из нас понимают, что они больше не могут пытаться выжить в мире, который в буквальном смысле старается сломать нас с момента нашего рождения.

Они нас ненавидят, и мы это знаем. Они в нас целятся. Они хотят нас убить. Они хотят причинить нам вред. Они понимают, что они делают, и мы это тоже понимаем. Здесь не может быть «невинных проступков», во всяком случае, для нас они редко невинны. Эйблизм – это не какой-то абстрактный список «плохих слов», хоть язык и является инструментом угнетение. Эйблизм – это насилие, и эйблизм убивает.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s