Айман Экфорд: «10 мифов о культурной апроприации»

Культурная апроприация – это «воровство» элементов маргинализированной культуры представителями доминантной культуры. Подробнее вы можете прочесть об этом здесь.

Возможно, я дала не совсем точное определение этому понятию, и, если честно, мне сложно дать ему определение, хотя я прочла на эту тему множество статей в иностранных интернет-изданиях и все, что было переведено на русский язык.
На русском языке в последние годы о культурной апроприации стали много писать в социальных сетях: как в крупных пабликах вроде Check Your Privilege, Color the World, и  Interworld, так и во многих других группах феминистической, анархистской и антирасистской направленности. Есть даже специальная группа, которая так и называется «Культурная апроприация».

С одной стороны, это хорошо. Культурная апроприация (далее просто КА) действительно существует, и для многих представителей расовых, национальных, этнических и религиозных меньшинств она является серьезной проблемой.

Приведу пример из «параллельной вселенной», где христианство является дискриминируемой религией небольшой этнической группы. Представим, что угнетатели христиан вдруг стали носить на своей шее огромные кресты и орать: «во, смотрите, как клево, этого чувака распяли, а он ожил! Это вот те дикари в такую хр*нь верят». Вот вам пример КА. А заодно и оскорбления чувств верующих. Подобным образом часто оскорбляют чувства язычников, коренных американцев, некоторых африканских народов, и даже многочисленных, но «экзотических» с точки зрения обывателя буддистов.
Но, как и «оскорбление чувств верующих», КА является очень спорной и неоднозначной темой.

Примерно 80% русскоязычных постов про КА является либо спорными и неактуальными в российском контексте либо, что гораздо хуже, служат угнетению других дискриминируемых групп.

Итак, какие именно проблемы возникают в разговорах о КА?
Я попытаюсь ответить на этот вопрос, основываясь на своем восприятии и личном опыте. При этом, справедливости ради стоит заметить, что мой анализ риторики о КА не имеет никакого отношения ни к парадигме нейроразнообразия, ни к позициям других аутичных людей, у которых может быть самое разное отношение к проблемам КА и к тому, как о них надо говорить.


1) Эйблизм.
Многие посты, направленные против КА, основаны на идеях о том, что психологическая культура человека, его культурная идентичность и самоощущение обязательно должны совпадать с той культурой, которую приписали ему в детстве.
Эту тенденцию можно заметить не только в риторике о том, что «белый не может использовать вещи, принадлежащие индейской культуре», которая есть в самих постах, а и в комментариях администраторов и участников группы о том, что «белый не может стать индейцем». (вместо «индейца» можете подставить название любого дискриминируемого этноса, а вместо «белого» — любой привилегированной расовой или этнической группы).
Как человек, родившийся в русской семье и являющийся носителем американской культуры, я могу с уверенностью назвать это ложью.

Более того, подобные заявления являются крайне эйблистскими, потому что они основаны на идее о том, что механизм «усваивания» культуры у всех людей развит одинаково, и что все люди принимают и понимают приписываемую им в детстве культуру. Это явное игнорирование опыта многих нейроотличных людей. (О том, как многие нейроотличные люди усваивают культуру, я писала ранее).

 
2) Исключение других групп населения.
Даже если игнорировать тот факт, что механизм усваивания поступающей информации у разных людей работает по-разному, риторика о том, что «белый не может стать индейцем» все равно является ложной и опасной.

Нельзя делать однозначных выводов о культурной принадлежности и/или идентичности человека по его внешности. В жизни бывают самые разные ситуации.

Например, белого ребенка могли удочерить родители-индейцы, и тогда для него, с большой вероятностью, индейская культура станет «своей», и он будет использовать ее элементы в качестве элементов собственной культуры.

Белый ребенок, живущий в США, мог жить рядом с индейской резервацией. Он мог ходить в одну школу с детьми-индейцами, проводить с ними большую часть времени, а их родители могли оказать на него больше влияния, чем собственные.

Белый ребенок может являться на четверть индейцем, и воспитываться своей бабушкой -индеанкой. Он может выглядеть как «типичный англосакс», но при этом полностью перенять бабушкину культуру.

Существует множество вариантов, которые не учитывают борцы с КА, когда говорят о том, что все белые (либо все американцы/европейцы/русские) не могут использовать элементы угнетенных культур.

 

3) Практические аспекты.
Практически во всех постах про КА автор_ки пишут, что «белые люди» используют элементы других культур ради того, чтобы выглядеть модными и оригинальными. Иногда это действительно так, и некоторые апроприированные вещи не имеют никакой практической пользы. Но зачастую те вещи, которые, как считается, используются исключительно ради оригинальности, могут использоваться из практических соображений.

Например, ношение дредов, зизи, афрокос и других афропричесок может иметь практическую пользу. У некоторых людей очень жирные волосы, которые приходится постоянно мыть, и афрокосы могут «спасти» людей от этой возни с волосами. Кроме того, некоторым людям сложно мыть голову из-за сенсорных особенностей и неприятия воды на своем лице.

Некоторым людям, даже выросшим в России, действительно удобнее есть палочками, чем вилкой или ложкой.

А некоторые любят носить икаль и куфию, потому что куфия может стать дополнительной защитой от шумового воздействия, а икаль оказывать необходимое давление на голову, для того, чтобы помочь некоторым людям избежать панических атак, или отсрочить головную боль. Так что для некоторых людей с дистонией, сенсорной чувствительностью и повышенной тревожностью подобный головной убор может быть идеальным выбором.

Это лишь три примера практического использования заимствованных культурных элементов, которые, как вы можете заметить, люди используют по назначению.

 

4) Игнорирование совпадений.
Некоторые вещи, которые часто называют КА, такие как дреды и афрокосы, являются настолько простыми, что любой человек мог додуматься до них самостоятельно.

Когда я была маленькой, я не знала, что такое афрокосы. Я никогда их не видела. Но при этом я придумала их сама – такой была прическа одной из героинь моей книги. Я думала о том, что заплету себе много маленьких косичек, когда вырасту.
В данном случае афрокосы являются «моей» прической, несмотря на то, что, как оказалось, другие люди изобрели их раньше меня. Но это совпадение не отменяет того факта, что я могу использовать придуманное мною «изобретение» — в конце концов, речь не идет о получении патента и о праве на прибыль от использования «открытия».

 
5) Временной фактор.
Этот пункт очень простой и не требует особых разъяснений. Дело в том, что через какое-то время элементы других культур полностью приживаются в той культуре, которая их переняла. Явный пример этого – такой напиток, как чай. Надо быть реалистами — вы не сможете вынудить миллионы европейцев отказаться от чая.

 
6) Непонимание культуры теми, кто говорит о культурной апроприации.
Представьте себе ситуацию – в США стала модной российская культура, в том числе шапки-ушанки. И вот, листая на фейсбуке группу по борьбе с культурной апроприацией, вы натыкаетесь на такой пост: «Посмотрите, как прекрасны русские в ушанках! Давайте оставим ушанки для них!»
И под этим комментарием вы видите множество фотографий русских – там есть русские в лаптях, валенках, сарафанах, шубах… и только один русский в ушанке!
Именно так многие «защитники культуры PoC» пишут об афроприческах. Они называют «дредлоками» как сами дредлоки, так и зизи, афрокосы и брейды.

Кроме того, очень часто они приписывают определенные культурные элементы, которые были у множества культур, одной культуре.
Например, они связывают историю дредов либо с растаманами, либо с музыкой регги.
На самом деле, дреды носили люди разных народов, на самых разных континентах, и с ними связаны самые разные истории. Подробнее вы можете почитать об этом в Википедии.

Подобное игнорирование и обесценивание истории целых народов, и перевирание культур я считаю гораздо большим расизмом, чем использованием элементов чужой культуры.

 
7) Игнорирование российского контекста.
Я не понимаю русскую культуру, но даже я вижу, что ситуация в России во многом отличается от ситуации, скажем, в США. Многие противники КА используют в качестве аргументов факты из американской и европейской реальности. Тем самым они не только выставляют КА надуманной проблемой (ведь людям легче поверить в свой опыт, если он противоречит опыту авторов статьи, чем принять непонятные, не имеющие отношения к реальности аргументы), но и игнорируют опыт и проблемы людей, читающих эти посты.
Давайте снова рассмотрим «проблему дредов».
В США существует долгая расистская история, во время которой цветных людей вынуждали соответствовать «белым стандартам красоты», и травили за демонстрацию своей расовой идентичности. В том числе за ношение афропричесок. При этом белых людей, которые носили афропрически, часто называли «оригинальными» и «милыми».
Безусловно, многим черным это было неприятно.

При этом в России  во многих группах по афроприческам можно найти утверждения, что «нашим девушкам это не подходит». Многие парни на различных ресурсах пишут  о том, что у славянских девушек такие прически «выглядят уродливо». Единственный раз меня преследовали на улице из-за дредов: мужчина, приставший ко мне, был националистом, и он требовал, чтобы я расплела дреды и возвращалась к «русским корням».
Более того, в России среди любителей афропричесок существует глупый и нелепый стереотип, из-за которого любого темнокожего считают специалистом по афроприческам, и похвала от темнокожего ставится выше, чем похвала от белого.

Я не отрицаю, что в России могут быть люди, которые считают, что афропрически у белых выглядят «мило» и «экзотично», а у черных – уродливо. Точно так же, как я не отрицаю, что в США могут быть белые люди, считающие, что афропрически «идут только черным».
Но тенденции в обществе разные. И говорить, что отношение к афроприческам у нас то же самое, что и в США, это все равно, что заявлять, что у нас, как и в Иране, женщин заставляют носить хиджабы.

 
8) «Ничего о нас без нас?»
Те, кто продвигает идею о КА, часто ссылается на высказывание «ничего о нас без нас», указывая, что сами цветные люди выступают против КА.

Многие цветные люди действительно выступают против КА. Многие, но не все. Многие хотят популяризовать свою культуру. Некоторые видят в ее распространении путь к ее сохранению, активно продвигая элементы своей культуры.

Некоторые зарабатывают деньги, «продавая» элементы своей культуры, причем зачастую они создают специальные «упрощенные» формы подачи этой культуры для европейцев и американцев. Например, некоторые противники КА считают покупку фигурок из анимэ КА, несмотря на то, что японцы сами продают их, и анимэ часто создаются с расчетом на западного зрителя.

Люди по-разному ведут себя со своей культурой. Некоторые занимаются навязчивым прозелитизмом, а некоторые склонны к крайней изоляции и даже геттоизации. И существует множество промежуточных вариантов.

Если ты будешь следовать советам сторонников одной идеи, то неизменно настроишь против себя сторонников всех остальных. Так что людям остается только делать выбор на основании своих собственных взглядов, опыта и политических предпочтений.

 

9) Популяризация культур.
Когда какой-то вид одежды/прически/еды и т.п. становится популярным, то людей перестают донимать из-за этих вещей.
Очень явный пример этого – очки. Когда очки стали модными, подростков и детей перестали за них дразнить, а взрослым перестали навязчиво советовать носить линзы.

Мне нравится носить арафатку, и поэтому я хочу, чтобы подобные головные уборы стали более распространенными. Тогда ко мне не будут приставать из-за них на улице.

Как аутичный человек я хочу, чтобы как можно больше людей стимили. Я хочу, чтобы появилась мода на верчение в руках всяких штук и на тряску руками. Потому что тогда прохожие не стали бы донимать меня из-за стимминга.
И в данном конкретном случае мне даже не важно, понимали бы нейротипки смысл стимминга, или нет. Было бы это «Давайте поможем аутистам избавиться от стигмы» или «О, аутисты трясут руками! Это так круто выглядит, давайте делать так же».
Я активный сторонник распространения и популяризации аутичной культуры. И, говоря о культурной апроприации, мне сложно это забыть.

Не могу я забыть и об истории – о том, что сейчас «великими» культурами считаются те, которые были очень хорошо популяризованы. Уже давно не существует древнеримской и древнегреческой культуры, и при этом они существуют благодаря нашей истории, нашей (западной) литературе, живописи, и даже психологии. Эти культуры пережили своих носителей. При этом многие не менее прекрасные и великие культуры забыты, потому что они меньше проникали в другие культуры.

Поэтому я считаю, что изоляция стигматизированных культур может быть не менее, а то и более опасна, чем КА. Потому что в исторической перспективе первое неизбежно приведет к их полному забвению. И я верю, что ради сохранения в истории стигматизированных культур их надо распространять более активно, чем культуры доминантных стран, потому что распространение доминантных культур и без того практически неизбежно.

 

10) «Культура – это то, что должно быть преодолено».
Эту фразу очень часто повторяла одна из главных героинь моей книги. Под культурой в данном случае имеется в виду любая национальная и этническая культура.

С подросткового возраста я воспринимаю культуру как механизм угнетения, такой же, как гендер. Я считаю, что в будущем не должно быть национальных и этнических культур в нашем теперешнем понимании.
Я мечтаю о мире, в котором парни смогут уходить в декретный отпуск и сидеть с детьми, если они этого хотят, а женщины занимать высокие посты и командовать армией, и где ни то, ни другое не будет никакого удивлять. Точно так же я мечтаю о мире, в котором пуштуна, родившегося в русской семье, считали бы пуштуном, а не «русским» человеком, который просто «интересуется чужой культурой».
В этом мире мужчины смогут носить платья, а русские – использовать вещи, ассоциирующиеся у людей с пуштунской культурой. И в этом мире люди смогут вообще не выбирать – ни между гендерами, ни между культурами. Ни то, ни другое не будет им навязываться. И культурные, и гендерные границы будут стерты, а гендерные и культурные нормы будут практиковать только те, кому это действительно близко и интересно.

В свое время я пострадала от навязывания чуждой мне культуры даже больше, чем от навязывания чуждых мне представлений о «настоящей женщине». И я отказываюсь поддерживать систему, которая меня угнетает. Ее разрушение для меня гораздо важнее любых культурных и исторических символов.

При этом я никого не призываю разделять мою глобалистскую позицию. Если вы проанализируйте историю человечества, то увидите, что глобализация и смешивание культур – естественные процессы. В конце концов, почти все вы «предали своих предков», забыв, из какого именно племени они происходили.
Мир, о котором я писала выше, будет, так или иначе, построен. И я хочу этому поспособствовать. Поэтому иногда я могу использовать элементы других культур – в том числе и те элементы маргинализированных культур, которые не имели или уже не имеют сакральное и глубокое символическое значение. Для меня это как очень личное, так и очень политическое решение.

 

Заключение.
Я хочу еще раз подчеркнуть, что я не отрицаю того, что существует такое явление, как культурная апроприация, и что оно является проблемой. Я лишь хочу сказать, что многие вещи в риторике противников КА являются крайне спорными, не менее спорными, чем сам вопрос о том, что же считать культурной апроприацией. Я думаю, что мы должны еще раз переосмыслить этот вопрос.

А некоторые люди, которые принадлежат к той культуре, которая была приписана им при рождении и/или выглядят как типичные представители своей культуры, должны еще и проверить свои привилегии. Им стоит задуматься над тем, что если есть люди, не вписывающиеся в определенную теорию, значит, проблема в теории, а не в факте существования данных людей. Если социальная теория, вместо того, чтобы оставаться лишь научной моделью или служить людям, требует, чтобы люди служили ей, чтобы люди вписывались в нее, эта теория однозначно служит угнетению, и ее надо срочно пересмотреть.

И, наконец, тема КА не должна служить для газлайтинга. Помните, что глядя на человека, вы не можете знать, к какой культуре он принадлежит и почему именно он использует элементы той или иной культуры. Вы можете спросить его об этом, но у вас нет права на то, чтобы заменять его опыт своими представлениями о его опыте.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s