Кел Крэй: «Взрослые просто не понимают: проверочный список своего каждодневного эдалтизма»

Источник: Everyday Feminism

Source: Huffington Post
(Источник: Huffington Post; отец говорит с дочкой)

Я очень хорошо помню, как продавщица посмотрела на меня поверх очков и сказала:

— Дорогая, тебе еще рано читать эту книгу.
Мне было семнадцать лет. Я держала в руках книгу «She’s Come Undone», которую мне пришлось оставить в магазине.

Что именно эта женщина знала о моей жизни?

Она знала только, что она взрослая, а я всего лишь молодая девушка. И этого ей было достаточно.

ЧТО ТАКОЕ ЭДАЛТИЗМ.
Продавщица вела себя подобным образом, потому что она считала, что из-за моего возраста она лучше меня знает, что мне больше подходит и как мне будет лучше.

Вот как проявляется эдалтизм (от английского adult — взрослый)  – привилегии и возможности, которые есть у взрослых, но которых нет у молодежи.

Понятия эдалтизм и эйджизм часто используются как синонимы, но между ними есть существенная разница.

Эйджизм – более общее понятие, которые может проявляться очень по-разному, по отношению к разным группам населения.

Он может служить угнетению как детей и подростков, так и пожилых людей.
А эдалтизм служит угнетению конкретной группы населения.

Эйджизм относится к эдалтизму так же, как идеи белого превосходства относятся к расизму: но обращая внимание на доминирующую среди угнетателей особенность, вы повышаете внимание ко всей проблеме.

Слово «эдалтизм» является новым, но само явление, конечно же, не новое.

Основной идеей любой борьбы за социальную справедливость является борьба за то, чтобы человек мог управлять своей собственной жизнью. Чтобы во всех вопросах, касающихся его жизни, его рассматривали как субъект, а не как объект.
Но при этом привычка отрицать право детей на самоопределение существовала на протяжении всей истории человечества. В буквальном смысле этого слова.

Еще в 350 году до нашей эры Аристотель говорил, что дети являются бесправной собственностью своих отцов, потому что он произвел их, а значит, они такая же часть его, как его зубы или волосы.
Прошли тысячелетия, а эдалтизм все еще является одной из ключевых особенностей общества. Он пронизывает саму структуру семьи, общества, культуры и политики.

В 1946 году права детей были официально признаны в Декларации прав ребенка. Минимальные стандарты этих прав не были установлены до 1989 года, когда Организация Объединенных Наций утвердила конвенцию о правах ребенка.
Эти соглашения должны были иметь решающее значение в защите молодежи от нарушений прав человека, но при этом привилегированность взрослых закреплена внутри самой политической системы. Угадайте, сколько детей и подростков участвовало в написании документов, которые должны были защищать их права?

Видите ли, когда речь заходит о правах молодежи, молодежь не всегда является субъектом. Исторически так сложилось, что ее объективизируют даже в этих вопросах.
Осознание нашего каждодневного эдалтизма.

Прежде вы наверняка слышали выражение: «Молодежь – это наше будущее». Но если это правда, то почему мы не стараемся учитывать их опыт и не боремся за то, чтобы их опыт был услышан?

Благодаря социализации мы воспринимаем эдалтизм как нечто естественное, потому что нас учили думать о том, что молодежи нужна поддержка.

И действительно, было бы странно отрицать, что в эмоциональном, социальном и физическом смысле детям необходима помощь взрослых. Но когда взрослые начинают злоупотреблять своими властными полномочиями, и речь заходит об их привилегиях, мы попадаем на территорию эдалтизма.

Все еще не понимаете, о чем идет речь? Давайте обратим внимание на несколько самых распространенных ситуаций, в которых часто проявляется эдалтизм.

Во-первых, эдалтизм является институциональным: он в наших стенах.

Как и другие системы угнетения, эдалтизм зависит от институциональной поддержки, благодаря которой ему удалось проникнуть во все сферы нашей жизни.
Вы можете увидеть его проявления в школах, в системах социального обслуживания, в правительстве и в культуре.

Школы не проявляют к молодежи никакой терпимости, и за малейшие нарушения людей просто выпихивают из класса.

Социальные службы могут помещать молодых людей в закрытые учреждения против их воли, не спрашивая их мнения.

Нынешняя политика рассматривает практически всех молодых людей как потенциальных преступников. И, более того, законодательство запрещает молодежи изучать интересующую ее информацию.

У молодежи нет прав самостоятельно принимать медицинские решения, касающиеся их здоровья. Даже некоммерческие организации «помощи» молодежи игнорируют решения самой молодежи.

Медиа показывает молодежь неспособной к полноценному общению, склонной к насилию, помешенной на сексе, и не имеющей никакого уважения.
Этот список можно продолжить.

И нет, люди, работающие в подобных заведениях, не такие уж и плохие. Сами по себе они, зачастую, не являются злодеями.

Проблема заключается в том, что из-за своего эдалтизма они верят, что даже четырнадцатилетний подросток не может понимать свои потребности, что он не понимает, как он должен развиваться, просто потому, что ему «всего» четырнадцать лет.
Именно поэтому во всех этих системах права четырнадцатилетних людей на самоопределение ограничиваются, если не полностью уничтожаются.

(Примечание: Стоит заметить, что в то же время эти самые учреждения относятся к молодежи (особенно к цветной молодежи) как ко взрослым тогда, когда речь заходит о правонарушениях, и сажают их в тюрьму, как и всех остальных. Чтобы больше узнать об этом, прочтите эту статью Campaign for Youth Justice.)

Во-вторых, эдалтизм не просто институциональный – он межличностный. Он существует, в том числе, в наших словах.

Эдалтизм засел в нашем подсознании, и он прокрадывается в наше ежедневное взаимодействие с молодежью. Попробуйте сосредоточиться на нем хотя бы в течение часа, и вы его заметите.

Он проявляется не только во время общения родителя и ребенка, а и во время взаимодействия учителя и ученика, участника молодежной программы и его ментора, секретаря из магазина и его начальника, и даже между отдельно взятыми молодыми людьми и отдельно взятыми взрослыми.

Эдалтизм часто примеряет на себя маску микроагрессии: это тонкие, повседневные замечания и постоянная манера общения, при которой маргинализированной группе дают понять, что ее члены не имеют значения и ничего не понимают.

Эдалтисткая микроагрессия настолько прочно въелась в нашу жизнь, что люди возмущаются ею в юном возрасте, когда ее используют против них, но при этом сами ведут себя подобным образом, когда становятся взрослыми, даже не задумываясь об этом. Как часто вы слышали подобное… например, на прошлой неделе?

Попытки «заткнуть» молодежь.

«Ты недостаточно взрослый_ая»

«Вот вырастишь, и будешь все решать»

«Это ради твоего же блага»

Проявление неуважения к проблеме.

«Это всего-навсего этап. Благодаря ему ты будешь расти»

«О, подростковая любовь»

«Это просто гормоны»

«Успокойся, все пройдет»

Игнорирование того факта, что молодые люди тоже могут быть лидерами.

«Приезжайте на это молодежное мероприятие -там будет пицца!»

Другие стандарты.

«Ты для этого слишком мал_а»

«Но ты еще такой_ая молодой_ая!»

Стереотипизация.

«Хватит вести себя как ребенок!»

«Тьфу! Терпеть не могу детей»

Звучит знакомо, не так ли?

В конечном итоге, эдалтизм вредит нам всем.

Последствия эдалтизма, как и он сам, являются параллельными: они институциональные и индивидуальные.

Так как все наши институции основаны на эдалтизме, у молодежи в них просто нет шансов.
Мы создаем жесткие программы, которые игнорируют реальную жизнь молодежи, мы создаем дидактический образовательный стиль, в котором молодые люди сами не могут принимать участия, и мы создаем карательные структуры, которые мешают молодежи принимать самостоятельные решения и проявлять лидерские качества.

В личном смысле, эдалтизм приводит ко многим последствиям, которые мы часто ассоциируем с «обычными подростковыми проблемами», например к тревожности, депрессии, ощущению бессмысленности жизни, одиночеству, попытками подстроиться или бунтовать ради того, чтобы быть услышанными, и срыванию злости на сверстниках (которое часто называют «травлей»).

Это вредит и взрослым, потому что мы никогда не узнаем молодых людей по-настоящему.

Эдалтизм пересекается со многими другими «измами».

Как и другие виды угнетения, эдалтизм не существует сам по себе. Молодежь сталкивается с многими другими видами угнетения, и в этих случаях эдалтизм проявляется в интерсекциональном пересечении этих дискриминаций.

Например: У кого с большей вероятностью возникнут проблемы в магазинах (если их вообще туда допускают)? У молодых людей. В частности, у ЛГБТКИА+ цветных молодых людей.

Девочки попадают в мизогинный мир, где их объективизируют, сексуализируют и стыдят за всякие мелочи. Трансгендерные и гендерно-неконформные молодые люди имеют крайне ограниченный контроль над своим телом и гендерным выражением.

Эйблизм очень часто вытекает из эдалтизма. Каждый день молодых людей диагностируют, патологизируют и «лечат» за то, что их поведение считают несоответствующим возрасту. А для определения интеллекта на совершенно нерациональных основаниях используется унифицирующее тестирование.

Тела молодых людей насильно подвергаются необоснованным медицинским манипуляциям – например, тела интерсекс-молодежи.
ОК, я часть огромного механизма эдалтизма. Но что я смогу сделать?

Взрослым читателям я предлагаю сделать в своей повседневной жизни  несколько простых шагов, которые помогут им осознать свою власть и свои привилегии, и начать свой путь в качестве взрослого союзника, отстаивающего Права молодежи.

А те из вас, кто считают себя молодыми людьми, надеюсь, смогут использовать эти инструменты для будущей работы со своими взрослыми союзниками.

Прежде чем мы двинемся дальше, я хочу пояснить, что я не считаю эдалтизмом любое взаимодействие между взрослым человеком и ребенком (или подростком). Молодым людям, ради их же развития, необходимо, чтобы взрослые играли важную и значимую регулирующую роль, помогая им научиться принимать разумные самостоятельные решения.

Например, и пятилетним, и четырнадцатилетним нужна информация о том, как сексуальность связана со здоровьем, и о том, как заботиться о своем теле.

Но, вероятно, эту информацию для них надо подавать по-разному.

Семнадцатилетний может полностью решать все вопросы, касающиеся его внешности. А некоторые аспекты подбора наряда, который выбрал трехлетний, иногда надо скорректировать. И эти корректировки уж точно не нужны семнадцатилетнему.

Главное заключается в одном и том же:
Молодежь имеет право на выбор и на то, чтобы контролировать свою жизнь. Но в зависимости от уровня их развития, взрослые должны использовать для их поддержки разные инструменты.

ХОРОШО, ГДЕ МЫ ОСТАНОВИЛИСЬ?

Джон Белл, основатель YouthBuild, предлагает вам переосмыслить ваш способ общения с молодежью:

«Буду ли я подобным образом относиться ко взрослым?»
«Стану ли я говорить в таком тоне со взрослым?»
«Стал_а бы я выхватывать это из рук взрослого человека?»
«Стала_а бы я навязывать подобное решение взрослому человеку?»
«Стал_а бы я ожидать, что другой взрослый человек будет это делать?»
«Буду ли я таким образом ограничить поведение взрослого человека?»

Если вы ответили на какой-то из этих вопросов словом «нет», постарайтесь разобраться, в чем здесь проблема.

ВЫ МОЖЕТЕ:

1. РАЗОБРАТЬСЯ СО СВОИМИ СТЕРЕОТИПАМИ.

Не воспринимаете ли вы свое общение с молодежью сквозь призму ваших стереотипов? Действительно ли он апатичен? Действительно ли она «просто бунтует»? Действительно ли они «просто не хотят нормально себя вести»? Вы правда знаете лучше их?

2. ОТКАЖИТЕСЬ ОТ СВОЕЙ ВЛАСТИ И ЭКСПЕРТНОЙ ПОЗИЦИИ.

Да, вам пришлось повозиться, чтобы получить ученую степень. Да, у вас есть годы опыта. Да, вы находитесь на авторитетной позиции.
Но каждый человек является главным специалистом по своему собственному опыту. И молодые люди хорошо разбираются в вопросах собственной жизни. Относитесь к их внутреннему взгляду на свои проблемы как к безусловной истине.

Если вы не будете злоупотреблять своими взрослыми привилегиями, то у детей и подростков появится возможность управлять своей собственной жизнью.

Вы можете выбирать партнера, с которым вы встречаетесь? Безусловно, но только если вы один из этих партнеров.

Можете ли вы запланировать другие дела, которыми можно заниматься после школы? Конечно, но только сейчас речь идет не о вашем времени.

Вы выбрали бы другую профессию или колледж? Возможно, но не вы будете там учиться, и не вам работать по этой специальности.

3. УЧТИТЕ «ПРОБЛЕМЫ С ПИЦЦЕЙ»: ОТНОСИТЕСЬ О ВРЕМЕНИ МОЛОДЕЖИ ТАК ЖЕ, КАК ВЫ ОТНОСИЛИСЬ БЫ КО ВРЕМЕНИ ВЗРОСЛЫХ. ТО ЕСТЬ С УВАЖЕНИЕМ.

Награждайте молодых людей за потраченное ими время и за приложенные усилия так же, как вы награждали бы взрослых.
Вы попросили ребенка или подростка организовать, провести или принять участие в программе?
А теперь подумайте о компенсации: пицца может быть подходящим обедом, если программа предусматривает обед, но вы же не стали бы платить взрослому человеку зарплату пиццей?

4. ПОЙМИТЕ, ЧТО «РАЗВИВАЮЩИЙСЯ» НЕ ЗНАЧИТ «НЕПОЛНОЦЕННЫЙ».

Когда «ты еще недостаточно взрослый_ая» означает «я не уверен_а, как тебе об этом рассказать», то дело тут не в ограниченности молодежи!

Не важно, о чем идет речь: о вопросах сексуальности, о расизме, об издевательствах и злоупотреблениях, о гендерных вопросах или о других «взрослых темах», ваши ограничения служат лишь замалчиванию очень реальных проблем молодежи.

Так что лучше попытайтесь найти доступный язык, который помог бы им в полной мере делиться с вами своими мыслями и опытом.


5. ПРИВЛЕКАЙТЕ ДРУГИХ ВЗРОСЛЫХ СОЮЗНИКОВ.

Когда вы являетесь частью доминирующей группы, вам иногда приходится становиться союзником всякий раз, когда представители маргинализированной группы не могут говорить публично.

Скажите что-то, если видите, что другой взрослый проявляет эдалтизм!

Если вы работаете или волонтерствуете с молодежью, посмотрите кое-какие советы National Foster Youth Advisory Council по взаимодействию между взрослыми и молодежью.

А вот список анти-эдалтистских ресурсов для родителей от
Common Action Center for Social Engagement.

6. СОТРУДНИЧАЙТЕ С МОЛОДЫМИ ЛЮДЬМИ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ДЕКОНСТРУИРОВАТЬ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ЭДАЛТИЗМ И ПОМОЧЬ МОЛОДЫМ ЛЮДЯМ ДОБИТЬСЯ ВЛИЯНИЯ.

Для того, чтобы деконструировать эдалтизм, нам надо уйти от идеи о том, что взрослые должны определять влияние молодежи, и прийти к тому, чтобы молодежь имела реальное влияние. Двигаться от «организаций по защите прав детей» до организаций, которыми управляла бы сама молодежь.

Этот сдвиг должен дать молодым людям пространство для принятия самостоятельных решений во всех аспектах своей жизни, вне зависимости от того, пытаются ли они оспорить власть и привилегии взрослых или нет.

Молодые лидеры смогли добиться некоторых наиболее знаменательных перемен в новейшей истории.

Начиная от протестов китайских студентов против империализма четвертого мая 1919 (и 1989), и заканчивая Студенческим Ненасильственным Координационным Комитетом, который организовывал сидячие акции и «рейды свободы» по американскому югу в 1960-х. Начиная от молодежного восстания против апартеида в Соуэто в Южной Африке в 1976 году, и заканчивая современными чилийскими молодежными организациями, которые борются за доступное образование, и молодежным движением в Северной Африке и на Ближнем Востоке, которое использует социальные сети, интернет и СМИ для борьбы за правительственные реформы. Молодежь находится на передовой, когда дело касается выявления несправедливости и консолидации усилий для ее преодоления.

И сейчас молодежь требует перемен – перемен, которые заключались бы не только в деконструкции эдалтизма, а и в устранении всех интерсекциональных источников угнетения, с которыми она сталкивается в своей повседневной жизни.

Потому что молодежь это не просто «будущее» — молодежь существует здесь и сейчас.

И, пока вы работаете над деконструкцией повседневного эдалтизма, проникшего в вашу жизнь, посмотрите на то, что молодежь делает уже сегодня.

Узнавайте у молодежи, каких взглядов придерживаются они сами, и присоединяйтесь к ним в их маршах.

Вот несколько молодежных организаций, которые, по-моему, очень даже круты:

 
Кел Крэй является одним из авторов Everyday Feminism. Кел является отчаянным борцом за социальную справедливость, которая целыми днями выступает от имени квир и ЛГБТКИА+ молодежи в Филадельфии (а также выступает вместе с ними). Твердо веря в то, что перемен можно добиться через диалог, Кел ведет образовательную и тренинговую программу, которую проводит молодежь для молодежи, и которая акцентирует внимание на вопросах гендера и сексуальности сквозь призму интерсекционального анализа. Вы можете найти статьи Кел здесь.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s