Фатима Типу: «Обсессивно-компульсивное расстройство — это не причуда»

Источник: The Atlantic
Переводчик: Мария Оберюхтина


(Фото рук под потоком воды)

Этот термин превратился в шуточное сокращение, к несчастью тех, кто действительно страдает от этого расстройства.

Недавно, протискиваясь в толпе в метро в районе Вашингтона, я заметила огромный рекламный щит компании Brocade на стене:
Обсессивно-компульсивное переустройство (сущ) — это необходимость покупать сетевое оборудование снова и снова.

Это, конечно, была возмутительная попытка игры со словом «обсессивно-компульсивное расстройство». Те, у кого есть ОКР, компульсивно выполняют одни и те же стереотипные действия. Люди и организации часто легкомысленно, в шутку обыгрывают название расстройства примерно так, как это было сделано на этом плакате. Это словосочетание стало постоянно употребляться неправильно, что привело к недопониманию данного феномена в целом.

Примеры можно приводить бесконечно: «Обсессивно-комупльсивная косметика» предлагает дорогие, изысканные средства макияжа; Buzzfeed регулярно публикует статьи вроде «33 способа идеальной чистки для обсессивно-компульсивного человека, который сидит внутри каждого из вас» и «19 вещей, которые сведут ваше обсессивно-компульсивное/перфекционистское «я» с ума». Социальные масс-медиа наполнены хэштегами вроде Обсессивно-Рождественское- Расстройство, Обсессивно-Замковое-Расстройство, Обсессивно-Фитнесовое-Расстройство.

Если поискать «ОКР» на PInterest, мало найдется статей об этом самом расстройстве.
— Если люди обыкновенно употребляют этот термин в таком значении, если знают его в определенном контексте, создается то, что называется «культурная норма употребления данного слова» – т.е. распространенное мнение о том, что подразумевает данный феномен, опасен ли он для общества, в чем заключается данное явление,- говорит Юлия Ченцова-Даттон, психолог, культуролог и профессор Джорджтаунского университета.

Для многих людей понятие «обсессивно-компульсивный» стало синонимом таких слов, как «чистый», «организованный» — хорошие качества, по мнению большинства людей. Однако когда этот феномен рассматривается как нечто положительное, а не как изнурительная болезнь, это понятие перестает отражать реальность.

— Если это нечто «позитивное», значит, мы поощряем эти симптомы, игнорируем их, или заставляем людей с этими симптомами и их семьи забывать об болезни, игнорировать её, — продолжает Юлия.

Люди стараются соотнести новое понятие со своим опытом. Когда кто-то впервые встречается с термином ОКР, ему приходят в голову общепринятые стереотипы. Идея о «обсессивном» характере заболевания откладывается в голове, однако человек забывает, что частью ОКР также являются навязчивые мысли. Поэтому любую «зацикленность» начинают называть ОКР.

Перфекционизм и склонность на чем-то зацикливаться — это черты личности. Они не вмешиваются в то, как работают тело и мозг человека, это что-то, что человек предпочитает делать, его собственные желания.

— Часто, неправильно употребляя слово «обсессии», люди хотят сказать «Я одержим какой-то идеей», а не «у меня ОКР», — говорит Джефф Шимански, исполнительный директор Международной ассоциации людей с ОКР. — Вы путаете тяжелое психологическое расстройство с личными предпочтениями, и в этом случае, теряется понимание серьезности этого заболевания.

В Соединенных Штатах примерно каждый сотый человек страдает ОКР. И примерно в 51 проценте случае заболевание серьезное и тяжелое.

— Ваша жизнь превращается в череду страха перед навязчивыми состояниями, и вам приходится предаваться навязчивым действиям, чтобы избавиться от этого страха…это становится порочным кругом, — написала мне в своем электронном письме Элисон Дотсон, автор книги «Как быть собой с обсессивно-компульсивным синдромом». — Страшно чувствовать, что ты даже не можешь контролировать собственные мысли.

Она также подчеркивает последствия неправильного понимания и описания расстройства:
— У меня проявился обсессивно-компульсивный синдром в детстве, и его диагностировали за два дня до моего 27го дня рождения. Я незаметно страдала годами, ведь я знала об этом заболевании лишь одно: такие люди слишком часто моют руки и постоянно проверяют, выключена ли плита. Хоть я и знала, что я неплохой человек, я не чувствовала этого, когда начинала что-то делать и не могла остановиться.

Проявления ОКР — это обсессии (нежеланные мысли, импульсы, образы, которые вновь и вновь приходят на ум) и компульсии (действия, которые человек совершает, в том числе чтобы «избавиться» от этих навязчивых состояний). Человек совершает эти стереотипные действия в попытках защититься от беспокойства, которое может захлестнуть его при навязчивых мыслях, а не потому, что хочет совершать эти действия. Мытье рук и стремление проверить, выключены ли приборы, — что и упомянула Элисон – всего лишь 2 вида стереотипного поведения, а их существует огромное количество.

Когда я была подростком, у меня был близкий друг с ОКР. Она рассказывала мне о том времени в своей жизни, когда она сидела на полу на кухне и плакала в ужасе, потому что сто раз старалась и никак не могла правильно сказать слово «сейчас». Как только она сказала его правильно, это вызвало поток повторяющихся мыслей, который прекращался, когда она снова говорила это слово.

Когда она, наконец, сказала это слово во второй раз, она позволила себе подняться с пола, причем стараясь опираться больше на правую ногу, чем на левую. Ей казалось, что она могла спасти своих родителей от смерти, повторяя это слово. Они вовсе не были в опасности, но от этой мысли невозможно было избавиться, и единственным способом держать себя в руках оказались эти стереотипные действия.

— Тогда я думала: «Какой человек может думать подобные вещи », -спрашивает Элисон. — Я знала…(или думала, что знаю?) … в глубине души, что я хороший человек, но не чувствовала себя таковым, когда постоянно думала о религии, об оскорблении Бога, о незаконных или аморальных сексуальных актах.

Международный Фонд ОКР называет примерно 10 видов стереотипных действий и навязчивых состояний, о большей части которых, включая навязчивые состояния, связанные с религией и навязчивые мысли (постоянные мысли о каких-то событиях, чтобы предотвратить какую-то беду) люди не думают, опираясь на привычные в обществе представления об ОКР.
Только правильно используя этот термин, только употребляя его по отношению к расстройству нервной системы, понимая, какими разными могут быть проявления ОКР, люди смогут понять, насколько серьезно это расстройство и насколько трудно его объяснить. В конце концов, как заметила Элисон, в последнее время люди все с большим неодобрением относятся к повседневному использованию психиатрических терминов.

— Не так часто можно услышишь, чтоб люди говорили «Я тот ещё шизик» или «Я такой псих!». Так что на определенном уровне люди понимают, что подобные высказывания ненормальные и оскорбительные, — сказала она. – И они должны понять, что ОКР – это совсем не мило.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s