Элли Грейс: “Радикальный анскулинг – это образ жизни”

Источник: Respectfully Connected
Переводчик: Тимофей Курбанов

Я раньше много писала об анскулинге, о том, что надо доверять детям, которые рождены со знанием того, как познавать мир, о том, как создавать путь к познанию, вместо того, чтобы контролировать и управлять. Я решила написать этот пост, потому что многие выражали интерес к анскулингу, потому что старые методы отживают себя в семьях. которые так живут.
Моя семья самоидентицифируется как семья радикального анскулинга. Радикальный анскулинг означает расширение свободы и доверие к детям во всех сферах жизни, не только в учёбе. Это целая смена парадигмы, включающая в себя сомнения и переосмысление всего того, как мы живём, как взаимодействуем с нашими детьми. Философия анскулинга основана на доверии детям. Во всём! Вот целый список того, от чего я и мо_я партнёр_ка отказались в нашей семье:

– наказания;
– искусственные последствия;
– награды;
– нотации;
– похвалы;
– сидение за обеденным столом во время еды;
– ограничения в использовании техники;
– стигматизация интересов (например, говорить “время пойти на улицу” или “телевизор разъедает твои мозги”, или помещение вещей в иерархию, вроде убеждения, что чтение лучше, чем видеоигры);
– правила еды;
– определённое время для отхода ко сну;
– “пожалуйста” и “спасибо” по принуждению или напоминанию;
– принуждение к работе по дому;
– выдача карманных денег, которая зависит от поведения или работы по дому;
– стигматизирование или порицание эмоций:
– навязывание чего-либо, какого-либо выбора относительно тел, одежды, волос моих детей;
– страх интересов (вроде утверждений, что реклама “промоет мозги” детям или боязнь того. что дети становятся зависимыми от какой-либо деятельности, которая им нравится);
– идея того, что нельзя дружить со своими детьми, ведь нужно быть родителями (можно совмещать, если вы придерживаетесь анскулинга).

Когда я говорю с кем-нибудь об анскулинге, большинство вопросов касаются обучения или сравнения детей на анскулинге с детьми, которые ходят в школу. Меня часто спрашивают – “как дети учатся”, ” как они научатся считать и писать”, “как они смогут получить работу”. Я думаю, что это очень ограниченное понимание того, что же такое анскулинг в более широкой перспективе – ведь это касается не только образования. Это отказ от школы и отказ от всего того, что нам обычно говорят о детях, как следует растить их, жить с ними. Это отрицание бихевиоризма, отрицание необходимости обучения для детей, отрицание того, что детям нельзя доверять, что они неспособны ориентироваться в собственной жизни и познании.

Жизнь в семье радикального анскулинга выглядит кардинально по-другому, чем в более традиционной семье, потому что это полностью новая парадигма, отличная существования в рамках. Если мои дети устроят беспорядок, не будет ни крика, ни запретов, ни “последствий”. Ни критики, ни обзываний, ни угроз отнять игрушки или другие забавные вещи. У нас существуют реальные эмоции и честное обсуждение, но никаких стыда и контроля. У нас существует решение проблем, но никаких наказаний или ругани. Мои дети живут без страха, что их накажут, ограничат в чём-то или наорут на них; без мыслей, делают ли они людям приятно, получат ли они за что-нибудь награду. Я верю в то, что мои дети учатся и растут, я верю в то, что они процветают с их свободой, с эмоциональной безопасностью анскулинга. Я верю, что когда я фокусируюсь на связи и уважении, анскулинг работает.

Из-за того, что сообщества, в которых живёт большинство из нас, так уверены. что дети нуждаются в контроле, идеи партнёрства с детьми могут быть шокирующими! Жизнь таких, как мы, обычно удивляет людей. Но у нас замечательная жизнь! Моим детям всегда доверяют. Они к этому привыкли и преуспевают с этим доверием. Так что, не будьте слишком быстры в отказе от идеи радикального анскулинга как нонсенса или чрезмерного идеализма. Прекрасно видеть, как твои дети растут в мире.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *