Лея Соло: «Больше того, что ему нужно… меньше того, что ему не нужно»

(Примечание администрации: Эта история одной семьи. Ее опыт может подходить либо не подходить для вашей семьи. Мы настоятельно рекомендуем осторожно подходить к смене образа жизни и к вопросам переезда, если у вас есть аутичный ребенок. При этом обязательно стоит учитывать мнение самого ребенка при принятии решения, как вы учитывали бы мнение любого другого члена семьи, не важно, сообщит он вам его устно, или в какой-либо другой форме. Переезд может помочь вам, как помог семье Леи, а может привести только к психической травме ребенка. Здесь все индивидуально).

Источник: Respectfully Connected

Мой сын не любит шум, пробки, толпы, загруженность делами, соседей и неожиданные перемены. Все свои четыре с половиной года он прожил в большом городе, в котором много всего вышеперечисленного. Он несколько месяцев провел дома, иногда даже отказываясь выходить на задний двор. Пару месяцев назад его тревога достигла предела, и мы стали подумывать о лекарствах, которые могли бы ему помочь.

Но вместо этого мы решились еще на одну большую перемену, несмотря на то, что он ненавидит перемены больше, чем все вышеперечисленное вместе взятое. Мы знали, что он будет тяжело переживать эту перемену, но надеялись, что в итоге ему станет лучше.

Мы решились на три перемены.

Мы распрощались с шумной городской жизнью и переехали в сельскую местность. Правда, стоит отметить, что здесь есть хороший доступ к WiFi и классная кофейня.

Мы изменили его окружение, пытаясь улучшить качество его жизни.

Мы поговорили с ним об этом за три недели до переезда. Его слезы и возмущения заставили нас усомниться в нашем решении. Дом был его якорем, а мы хотели сняться с якоря и лишить его убежища.

Я поговорила с несколькими друзьями, которым я доверяла, о том, как они сами переезжали со своими аутичными детьми и как я, как аутичный взрослый, могу лучше справиться с переездом. Стратегия, которая должна была бы помочь мне со всем этим справиться, заключалась в глубинном планировании, изучении истории нашего нового места проживания, его географических особенностей и услуг, которые там есть. Я планировала переезд как военную кампанию, и несколько недель не могла думать ни о чем другом. Мне казалось, что мой мозг сейчас взорвется, но я ничего не могла с собой поделать.

Сын реагировал на перемену иначе. Он все глубже уходил в свою грусть и злость. Он потерял сон. Он волновался. Он компульсивно собирал ворс, чтобы перевести его из старого дома в новый. Он не хотел даже видеть фотографии нового места или проезжать мимо него. Как многие другие аутичные дети, он не воспринимал чужие попытки повлиять на его представления о новом месте. Мы не рискнули говорить о том, что там будет больше пространства на улице или больше животных, потому что мы боялись, что он это отвергнет и навсегда откажется от этих вещей.

Вместо этого мы старались поддержать его, когда он плакал. Мы говорили, что мы понимаем его боль. Мы понимаем его злость. Я говорила, что мне самой сложно переезжать. Мы не давали ему обещаний по поводу того, как он будет себя чувствовать после переезда, потому что, если честно, мы этого не знали. В течение трех недель его тело постоянно двигалось, эмоции менялись, а я сидела в страхе, чувствуя вину за то, что мы решили вместе с ним переезжать. Это приводило к физически плохому самочувствию, и привело к тому, что в день переезда я очень сильно боялась.

Утром я привезла его в наш новый дом. В дом, который он никогда не видел и который он не хотел видеть.

Везде были деревья. Вокруг была природа, и запах травы. Пели птицы.

Он открыл ворота, вошел в дом, обошел его, обошел участок и нашел солнечное пятно, на которое можно сесть. Каждый день он возвращается на это место. Он узнает многоцветных лорикетов, которые каждый день едят на деревьях, над его любимым местом. У него есть друзья-какаду и куаккабара, и рядом нет людей, которые препятствовали бы их общению. Он ни разу не сказал о том, что хочет обратно в город, что удивительно, учитывая его предыдущий настрой и реакцию на перемены.

Он рос в неправильном месте, которое не приспособлено для людей с его неврологией. Мы радикально сменили окружение. Он стал спокойнее. Более контактным. И сейчас ему не нужны лекарства.

Он аутсит. У него повышенная тревожность. Он всегда будет таким. Но теперь он сможет избегать ненужных вещей, и получать то, что ему необходимо.

А что делаете вы для того, чтобы дать своим аутичным детям больше того, что им нужно и меньше того, что им не нужно?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s