Лидия Х. Z. Браун: «Я не боюсь»

Представленный ниже материал — перевод текста «I am not afraid».

Предупреждение: в тексте упоминаются насилие, убийство, изнасилование и пытки, системная дискриминация людей с хроническими заболеваниями и инвалидностью (эйблизм), ненормативная лексика.

1. Мёртв ещё один аутист. Что тут можно сказать? Неудивительно. Это обычное дело.

2. Подобных мне людей регулярно убивают, насилуют, пытают, мучают потому, что мы совершили «непростительное преступление» — живём в нетипичных телах и с нетипичным умом.

3. Отличия в опорно-двигательных навыках, отличия в общении, отличия в обучаемости. Все мы теряем право даже на минимальное проявление к нам человеческой порядочности, когда называемся инвалидами по физиологическим возможностям или вследствие повреждений, по восприятию наших тел и умов и по предубеждениям к ним, по нашему внешнему виду, по нашим речевым навыкам.

4. Странное, почти освобождающее чувство пришло ко мне с пониманием того, что я — объект, недочеловек, живущий в страданиях и благодаря неслыханной щедрости полноценных людей. Я — полноправный гражданин только на бумаге.

5. У меня не возникнет права на всеобщую защиту, если я убью кого-то, кто отвечает за помощь мне.

6. Предполагается, что у меня нет сочувствия. Я нахожу это чертовски забавным.

7. Можно принять любые, какие вздумается, законы. Конечно, это хорошее начинание, вежливый жест, подтверждение того, что мы существуем. Иногда снисходительное, иногда завуалированное, иногда недовольное. Но законы не сделают чертову прорву работы по изменению отношения, не сообщат о сдвиге парадигмы и не переменят общество и культуру.

Да, убийство незаконно.

Но людей это не останавливает — они убивают нас.

8. Алекс Спурдалакис мёртв не из-за насильственного ограничения свободы.
(Мать и сиделка закололи его ножом до смерти)

Он мёртв не из-за отсутствия услуг помощи и поддержки.
(Штат Иллинойс предлагал помощь, но его мать отказалась от неё)

Он мёртв не из-за возможного психического расстройства своей матери.
(Она спланировала и осуществила убийство потому, что он — аутист)

Он мёртв не из-за того, что быть аутистом трудно.
(Аутизм не вызывает смерть. Но ненависть к нам, аутистам, может стать мотивом убийства)

Он мёртв не из-за того, что был «бременем» семьи.
(Его бремя — жить в семье и обществе, где его жизнь описывают как «трагедию», и это не считая его убийства)

Он мёртв не из-за того, что семья жалела его и хотела прекратить его страдания.
(Убийство не милосердие, аутизм не страдание)

9. Начав писать эту статью неделю назад, мне пришлось остановиться, потому что меня душили слёзы, а чёртовы слова никак не шли из меня. Как же они могут говорить, что у нас нет сочувствия, если каждая часть меня, всё моё существо, моё сознание разрываются от боли за человека, которого я даже не знаю?

Ускользаю из офиса и сижу в конце комнаты судебного заседания. Представитель защиты опрашивает свидетеля-эксперта по делу об убийстве, в котором подсудимый использует довод «невиновен по причине невменяемости».

Всё, о чём мне удаётся думать в тот момент, это факт, что мёртв человек из сообщества таких как я.

Мёртв. И это нельзя исправить.

Никогда, никак это нельзя исправить.

Всё.

Конец.

Он мёртв, вы убили его.

10. Кто станет следующим?  Моё сердце никогда не перестанет болеть, никогда не успокоится, никогда не прекратит говорить: «Вот и ещё один мёртв».

11. На другом сайте есть ещё одно эссе об убийстве Алекса, и сперва оно показалось мне невероятно хорошо написанным. Ровно до того момента, как автор заявил, что у Дороти Спурдалакис возможно «психическое расстройство». И вот что я вам скажу: ничто, за исключением самого убийства, не бесит меня так, как инсинуации о том, что только люди с психическими заболеваниями, инвалиды с психическими заболеваниями совершают убийства.

То же самое изречение есть в первой главе книги «Руководство по Аутизму от Размышляющих Людей» (The Thinking Person’s Guide to Autism ): «Это не аутизм. Это психическое заболевание».

Нет. Бороться с эйблизмом, используя эйблизм, — это чертовски неправильно, это не работает. В этом столько иронии и лицемерия, что почти смешно. Только вот не смешно, и не может быть ни при каких условиях.

Как вы можете реагировать на преступления на почве ненависти по отношению к инвалидам, используя при этом язык ненависти?

Нет ничего более неуважительного по отношению в Алексу Спурдалакису, чем отсутствие осуждения и оправдание убийц аутистов от тех, кто призывает к борьбе с эйблизмом.

Ничего.

12. Кажется, что не выдержишь. Где взять сил на постоянную злость? Слишком много чёртовых раз приходилось это делать. Временами ярость всё ещё даёт о себе знать, несмотря на истерзанные чувства.Но в основном внутри пустота.

13. Сеть Самоадвокации Аутистов (ASAN) выпустила заявление, призывающее Министерство юстиции классифицировать убийство Алекса как преступление на почве ненависти согласно федеральному закону «Акт Мэттью Шепарда и Джеймса Бёрда-младшего».

14.  Я в ужасе от всё увеличивающегося числа нападений: ведь Алекс не был первым. Но я знаю, знаю, знаю, что он точно не последний.

15. Я не боюсь жить дальше.

Я не боюсь продолжать борьбу.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s