Фея-хулиганка: Фраза «Это же Рождество» не может оправдывать принуждение

Источник: The Bullshit Fairy

Уважаемые родственники, друзья и знакомые аутичных детей и взрослых.

Я пишу вам потому, что «праздничный обед» зачастую превращается в серьезную проблему для многих членом моего сообщества, которых на Рождество принуждают к социализации и к поеданию определенной еды, которую они не любят или не переносят. Поэтому я и решила написать в своем блоге The Bullshit Fairy о том, что я думаю об этом времени года.

Я люблю готовить. Мне нравиться готовить необычную еду для тех, кого я люблю, и очень долго это причиняло неудобства, потому что мой аутичный ребенок предпочитал размороженные куриные наггетсы всей той еде, которую я готовила часами. Но потом я поняла, что дело тут не в том, что он вредничает или издевается надо мной. Дело в его сенсорных особенностях.

Вам может быть неприятно от того, что аутичный человек (или человек с другими сенсорными особенностями) не может есть вашу еду. Возможность угостить любимого человека приготовленной вами едой может казаться вам актом любви. Но ведь в этом главное не еда, правда? Главное – это ЛЮБОВЬ.
Любить человека – значит уважать его_ее, его_ ее желания, потребности и предпочтения. Не важно, как сильно вы любите другого человека, и насколько вкусную еду вы для него приготовили. Когда вы предлагаете что-то другому человеку очень важно понимать, что нет, значит НЕТ.

Вам это может быть неприятно, но вы не можете принуждать человека к согласию. Потому что тогда это уже не будет согласием.

Как аутичный человек, я часто чувствовала, что у меня нет выбора. Дело в том, что людей с инвалидностью, в целом, редко рассматривают как «полноценных» людей, способных на самостоятельное принятие решений. И еще дело в том, что другие люди очень часто не понимали и игнорировали мой выбор. Они судили, действительно ли я приняла правильное решение, на основании своих собственных представлений, и, если они считали мое решение недостаточно ценным, переспрашивали меня снова, или настаивали на том, что я «просто должна постараться» и сделать все так, как они хотят, потому что «это же Рождество».

Но у меня ДОЛЖНО БЫТЬ право говорить «нет» в ответ на любую вещь, которая, так или иначе, касается моего тела.

У меня ДОЛЖНО БЫТЬ право самостоятельно решать, согласны я или нет, потому что принуждение не может считаться согласием.

Так как мы говорим о Рождестве, давайте приведем параллель с другой рождественской традицией. На Рождество есть традиция целоваться с человеком, если вы с ним оказались под омелой. А теперь представьте, что я оказалась под омелой с милым молодым человеком. Он спросил моего разрешения на поцелуй, и я ответила ему согласием. Наши губы встретились, и этот желанный поцелуй оказался для меня просто божественным.

Итак, вечером того же дня я иду по коридору. Я уже сильно устала от светской болтовни, и у меня в голове крутятся всякие фразы, о которых я теперь сожалею. И тут мне навстречу выруливает тот же парень, который весь день пьянствовал, и ох… мы снова оказываемся под омелой.

И он орет: «О, давай поцелуемся, это ж Рождество!», и, прежде чем я успеваю ответить, сует язык мне в рот.

Я отталкиваю его от себя и бью между ног, в ответ на что он только смеется и орет: «Ну чо ж такое, это же Рождество! Время для любви!»

Вам может показаться, что я сильно преувеличиваю, сравнивая сексуальное домогательство с принуждением в еде, но для меня и то, и другое является ужасным принуждением, вызывающим крайне неприятные чувства. И то, и другое является насилием по отношению к чужому телу. И не важно, что мы раньше целовались. И точно так же то, что во время Рождества принято говорить о семье и любви, не значит, что вы можете принуждать человека к чему-то во имя семьи и любви.

Какого черта вам вообще подобное приходит в голову?

И, черт возьми, я не обязана вам это объяснять, потому что это слишком очевидно! Мой отказ должен быть принят. Этого достаточно – вы не обязаны понимать причину отказа, и отказ не должен сопровождаться какими-либо объяснениями.

Но, потому что здесь я пишу это ради того, чтобы вам помочь, и потому что для меня это важно, я попытаюсь объяснить вам, в чем здесь дело.

Я также хочу отметить, что аутичные люди очень часто не могут ответить красиво и убедительно. Многим из них сложно использовать устную речь, или формулировать мысли устно. Как я уже говорила, они не обязаны говорить красиво, но, более того, многие из них и не могут так говорить.

Так что учтите: Заставлять меня есть рождественский окорок при том, что я отказалась его есть, так же отвратительно, как засовывать мне в рот свой язык.

Против этого протестует все мое тело, но я обязана сожрать эту свинью, потому что «это же Рождество», не так ли? И какое послание вы тем самым даете тем, кого вы любите? Ваше тело принадлежит вам, но на Рождество оно не ваше? Или что мое мнение не имеет значение, потому что мой мозг слишком ненормальный?

«Я люблю тебя, но ты должен_а это съесть, потому что я потратил_а уйму времени на то, чтобы тебе это приготовить?»

Но почему тогда вы не говорите: «Я люблю тебя, но ты должен_а это съесть, несмотря на то, что у тебя на это аллергия, потому что я потратил_а на это уйму времени?»

Сенсорная чувствительность – такая же РЕАЛЬНАЯ проблема, как и аллергия. То, что от этой еды меня не увезут на скорой, не делает мое восприятие менее реальным.

Но что, если вам кажется, что люди просто не хотят есть вашу еду, и не могут объяснить причину? Но разве мнение человека становится менее значительным от того, что ему сложно сформулировать это мнение?

(Кстати, я тоже не могу обычно по требованию объяснить свои потребности, несмотря на то, что большую часть времени я могу говорить).

Как-то раз, я попробовала в пабе вкуснейший куриный бургер с самым лучшим домашним майонезом, который я когда-либо пробовала. И через несколько часов я почувствовала сильнейшую боль в животе. У меня никогда так сильно не болел живот. У меня в животе все так крутилось и переворачивалась, что я, на полном серьезе, была уверена, что умру. Тогда я жила в западной Австралии, у нас было небольшое сообщество, и этой кишечной инфекцией переболел почти весь город.

Несмотря на то, что болезнь никак не была связана с бургером, после этого случая я даже не могла видеть майонез. Я переболела в 2002-м, но до сих пор, иногда, не могу его есть.

Но когда люди пытались у меня выяснить, почему я не ем их самый – лучший – и – замечательный – картофельный салат – в мире, я ничего не могу им объяснить, и люди думают, что я капризничаю, или что я очень привередлива.

Если бы подобный вопрос мне задали спустя несколько месяцев после происшествия, я бы сослалась на свой майонезный кошмар и люди бы меня поняли, потому что большая часть города тоже перенесла ужасные боли в животе. Им эта причина была бы понятной. Но прошло уже около десяти лет, и я переехала в другой город.

Я могла бы сильно облегчить свою жизнь, придумав короткую ложь, но это не в моем стиле. Не думаю, что простой отказ менее значимый, чем рассказ об аллергии, сенсорной чувствительности, или о любой другой причине.

Вам не нужна причина для отказа. Моя причина объясняет мой выбор, а не мое к вам отношение, и причину я не обязана объяснять. Почему вы думаете, что причина обязательно заключается в вас?
Итак, на это Рождество нормально воспринимайте то, что люди могут как хотеть, так и не хотеть есть вашу еду, даже если причина этого вам не понятна. То, что человек не хочет есть вашу еду, не означает, что он не ценит ваш труд и ваше время. Причина в самом человеке, а не в вас.
___

Серия статей об аутичных людях и еде на русском языке.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s