Джейми Утт: «Как говорить о привилегиях с теми, кто не понимает, что это такое»

Источник: Everyday feminism

(Описание изображения: Черный значок на белом фоне с надписью: «got privilege?» белыми буквами. Источник: White Privilege Conference)
Однажды я опубликовал статью о привилегиях белых людей, которая очень не понравилась отцу моего белого друга. После ее прочтения он сразу же позвонил на работу своему сыну и спросил у него:

— Чем ты сейчас занимаешься?

— Работаю. А что? – переспросил мой друг.
Он занимался чисткой ковров, которая, безусловно, является крайне тяжелой работой.

— Ладно… Джейми пишет, что ты очень привилегированный. Ты чувствуешь себя привилегированным, когда вынужден гнуть задницу для того, чтобы прокормить свою семью?

-Ты шутишь?! Черт бы его побрал! Да мне никогда ничего просто так не перепадало!

Подобное происходило со мной очень часто.

Как часто вам приходилось говорить о привилегиях с людьми, которые имеют самые лучше побуждения, но при этом  понятия не имеют о том, какие у них есть привилегии? Как часто в таких случаях разговор заканчивался подобным образом?

Что такое «привилегия, основанная на идентичности»? Это любые выгоды или преимущества, которые человек может получить просто за то, что он_а принадлежит к определенной группе людей/что у него_нее есть определенная идентичность.  Вот примеры различных идентичностей, которые могут быть источником привилегий: раса, религиозная принадлежность, гендерная идентичность, сексуальная ориентация, класс/уровень богатства, физические и психические возможности, наличие какого-либо гражданства.

Через какое-то время мой друг вспомнил ту мою статью из блога, которая так сильно взбесила его и его отца. И мы ее обсудили. Этот разговор прошел не очень хорошо. Друг сразу же стал обороняться, и все закончилось скандалом.

Когда я стал анализировать этот разговор, я задумался о некоторых инструментах, которые я приобрел за годы работы над вопросами разнообразия, и которые могли бы мне помочь сделать подобные разговоры более понятными и менее враждебными.

Я  решил еще раз поговорить со своим другом. Второй разговор был немного напряженным, какими и бывают разговоры о привилегиях. Но в этот раз он прошел действительно хорошо, и я думаю, все дело в том, что я хорошо постарался, чтобы изменить тон разговора.

После этого я не мог избавиться от мысли о том, что мне надо поделиться этими инструментами. Итак, не важно, собираетесь ли вы поговорить о привилегиях мужчин со своим отцом, о белых привилегиях с попутчиком из автобуса или о привилегиях правшей с человеком, который играет с  вами в гольф… вот несколько советов, которые вам стоит учесть прежде, чем приступать к разговору.

  1. ВНАЧАЛЕ АПЕЛЛИРУЙТЕ К ВОПРОСАМ, В КОТОРЫХ У ВАШЕГО СОБЕСЕДНИКА НЕТ ПРИВИЛЕГИЙ.

Вы сможете быстро разоружить собеседника, который_ая старается обороняться в разговоре о привилегиях, если вначале выслушаете его_ее жалобы и поговорите о тех ситуациях в которых у него_нее нет привилегий.

Однажды я присутствовал  на воркшопе Пегги Макинтош, автора  “Unpacking the Invisible Knapsack”, который проводился для того, чтобы дать людям инструменты для осознания собственных привилегий и собственного угнетения, и для того, чтобы они могли без сопротивление пройти через это осознание.

Одна из ее идей заключалась вот в чем: она выдала людям листок бумаги, разделенный на две части.
Участник начинает работу с левой части листа. Туда он_а записывал_а все, в чем он_а не имеет привилегии, основанной на идентичности. Это может включать все что угодно, начиная от того, что человек является левшой и ему_ей сложно пользоваться установленной чернильницей, и заканчивая тем, что этот человек является женщиной и ей приходится иметь дело с гендерным разрывом в оплате труда. После этого человек на другой стороне бумаги писал о вещах, в которых его_ее идентичность дает ему_ей привилегии.

После этого люди делились на пары и внимательно слушали собеседника, который_ая рассказывал_а о том, что он_а записал_а на обеих половинках листа. Это позволяло людям выразить свои фрустрации по поводу того, что они лишены определенных привилегий, и при этом безболезненно признать собственные привилегии.

Это упражнение помогает людям понять, что сила привилегий основана на системе угнетения, и что деконструкция этой системы послужит всеобщему благу и освобождению.

Но для того, чтобы поговорить об этом с человеком, вам не надо проводить воркшоп. Просто попытайтесь заговорить с другим человеком о тех вопросах, в которых у него_нее нет привилегий, основанных на идентичности, спрашивайте его_ее, и с уважением отнеситесь к тем разочарованиям и обидам, которые это у него _нее может вызывать.

Простое выслушивание может дать очень многое! К тому же, это поможет человеку позже проявить сочувствие к тем, у кого нет его_ее привилегии.

2.ПОДЧЕРКНИТЕ, ЧТО ПРИВИЛЕГИИ — ВЕЩЬ ОТНОСИТЕЛЬНАЯ. 

Привилегии и их отсутствие зависят от того, с кем именно человек на данный момент взаимодействует.

Таким образом, привилегии являются относительными, и мы должны именно так о них и говорить.

Значит ли это, что все привилегии являются равными? Нет. Я пишу правой рукой, и, значит, мне не придется тащить свою руку через прикрепленную чернильницу во время письма. У меня есть эта привилегия благодаря той особенности, с которой я родился.

Но это не значит, что моя праворукость имеет то же значение и налагает на меня ту же социальную ответственность, которую налагают на меня привилегии, которые у меня есть из-за моего цвета кожи, гендера, социального положения и сексуальной ориентации.

Дело в том, что наши особенности являются сложными, и они пересекаются друг с другом, и одна особенность может влиять на то, как проявляется другая.

Некоторые люди начинают оборонятся, как только разговор заходит о привилегиях, потому что они боятся, что в этих разговорах не будут затронуты реально существующие и очень важные для них вопросы, в которых они лишены привилегий. Поэтому они начинают говорить только об этих вещах.

Но то, что у нас есть определенные привилегии, не означает, что у нас есть все существующие привилегии.

Осознание относительности привилегий поможет нам лучше сотрудничать как с теми, у кого есть наши привилегии, так и с теми, у кого их нет.


3. СИСТЕМА ПРИВИЛЕГИЙ И УГНЕТЕНИЙ ВРЕДИТ ВСЕМ НАМ.
В разговорах о привилегиях крайне важно объяснить людям, что существующая система вредит не только тем людям, которые не могут похвастаться наличием той или иной привилегии, основанной на идентичности.
Она вредит нам всем. И пока мы этого не поймем, эта система будет существовать, потому что только привилегированные люди смогут положить конец системе угнетения, а они не смогут этого сделать, пока не избавятся от вины и от патерналистского отношения.

Рассмотрим в качестве примера «белую привилегию». По сути, белая привилегия является социальным конструктом, который создали богатые европейцы для того, чтобы получать еще больше богатства, натравливая бедных жителей Европы на бедных африканцев и на коренные народы, проживающие на территории колоний.

Бедным людям навязывали идеи белого превосходства, тем самым позволяя даже белому пролетариату господствовать над цветными людьми.  То есть, пока белые люди наслаждались и пользовались своим мнимым «превосходством» над цветными людьми, богатые белые люди еще удобнее усаживались на шею белых бедняков!

Так что белые привилегии причиняют нам гораздо больше вреда, чем пользы!

Точно такой же спорной является польза от мужских привилегий. Но зато они создают гендерные стереотипы и загоняют нас в рамки маскулинности. Не знаю, что там насчет вас, но лично меня уже тошнит от попыток вписаться в гендерные стереотипы и действовать «как положено мужчине».

Я хочу, чтобы мое гендерное выражение было свободно от тех аспектов маскулинности, которые вредят как мужчинам, так и женщинам. Мне не нужно «насилие как метод решения проблемы», «мальчики не плачут», «мужчина должен быть главой семьи», «мужчина должен знать все, даже когда он ничего не знает», и т.п.

Когда мы рассматриваем справедливую систему, которая могла бы быть на месте системы угнетения, мы понимаем, что наши привилегии нас маргинализируют.

4. ТО, ЧТО У ЧЕЛОВЕКА ЕСТЬ ПРИВИЛЕГИЯ, НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ОН_А В ЧЕМ-ТО ВИНОВАТ_А.
В «The Construction of Masculinity»  Майкл Кауфман описывает вину как: «…укоренившуюся консервативную эмоцию, которая мало способствует свершению перемен. Люди, испытывающие вину и чувствующие себя неудобно, не склонны к совершению перемен и не вдохновляют на перемены других».

ЧИТАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ ЛГБТИ+ АУТИСТЫ

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s