Кейтлин Николь О’Нил: «Ответ на письмо «Я мать Адама Ленза»»

Источник: The Youth Rights Blog
(16.12.12)

Вероятно, многие из вас видели пост, который как вирус разнесся по интернету после душераздирающей и бессмысленной трагедии в Коннектикуте. Название этого поста: «Я мать Адама Лэнза» («I Am Adam Lanza’s Mother»), и ее автор – самопровозглашенная «мамочка футболистка – анархистка» по имени Лиза Лонг. (Нарушая обычную политику этого блога, я не буду давать ссылку на эту статью, чтобы не дать этой женщине еще одно интернет-пространство для того, чтобы публично набрасываться на своего ребенка, и нарушать его частную жизнь). Настоящая мать Адама Лэнза была убита в результате ужасного акта насилия, который совершил ее явно проблемный сын, но эта статья явно не является отражением страхов матери потенциального массового убийцы. Это просто попытки малоизвестного блоггера извлечь выгоду из трагедии чужой семьи, привлекая внимание к собственной. Несмотря на то, что мы мало что знаем о семье Лэнза и о семье Лонг, и не можем сказать наверняка, насколько они похожи, мы можем сказать, (как с точки зрения прав молодежи, так и с точки зрения прав инвалидов), что в семье Лонг есть очень много проблематичных вещей, большая часть которых связана с самой Лонг. Хотя многим людям (особенно родителям) проще смотреть на ситуацию с той перспективы, с которой ее описывает Лонг, слова Лонг будут внушать вам меньше доверия, если вы прочтете эту статью, анализируя ее с позиции ее сына.

Пост начинается с того, что автор «вежливо, приводя разумные аргументы» уговаривает сына носить штаны такого цвета, какого она хочет. И когда ее сын отказывается и начинает возмущаться, (точно так же, как в подобных обстоятельствах стали бы большинство взрослых, сочтя такую просьбу нелепой и даже оскорбительной), она использует это в качестве примера того, что он «психически больной». После этого она заявляет, что ее сыну нельзя до конца дня пользоваться электроникой, и снова сводит совершенно обоснованные возмущения тем, что она пытается распоряжаться его вещами, к его «психическому заболеванию».

Прежде чем продолжить анализ данной статьи, я бы хотела, чтобы мои взрослые читатели на минутку представили, что их жизнь зависит от некой авторитарной личности, которая пытается за них решать, одежду какого цвета они должны носить, и когда (и как именно) они должны пользоваться своими вещами «социально приемлемым образом». В подобной ситуации ваша воинственность считалась бы логичной и целесообразной, но в случае этого молодого человека она лишь убеждает его мать в том, что он психически нездоров. Благодаря этому становится ясно, что защита собственных границ , стремление к независимости и самоопределению считаются у молодых людей вроде Майкла (имя парня, которое было указано в статье) признаком больной психики, хотя у взрослых они считаются признаком здоровой самооценки и нормального чувства собственного достоинства. (Читая далее, мы увидим, что мать даже помещала сына в психиатрическую больницу против его воли).

В статье мать перечисляет факты, которые, по ее мнению, должны убедить читателей в том, что ее сын психически болен. Некоторые из них действительно являются убедительными. Например, она утверждает, что сын однажды пытался ударить ее ножом. Также она перечисляет различные психические и нейрологические диагнозы, которые когда-либо ставили ее сыну, в том числе аутизм. Именно на него она списывает вспышки гнева сына. Так мы узнаем, что автор является не только эйджистом, а еще и эйблистом.

Аутизм является нейрологической инвалидностью/нейрологическим отличием, которое уж точно не превращает людей в «безумных убийц». Возможно, Майкл действительно аутичный, потому что Лонг утверждает, что у него повышенная сенсорная чувствительность, а это часто бывает у аутичных людей.

Думаю, вероятнее всего, Майкл просто является эмоциональным молодым человеком, вынужденным подчиняться авторитарной матери, которая не только игнорирует какие-либо личностные границы сына и лишает его способов самовыражения и «выпускания пара» (вроде видеоигр), а еще и не уважает его сенсорные потребности, связанные с инвалидностью. Вероятнее всего, Майкл вынужден жить в постоянном напряжении, и ему кажется, что его загнали в ловушку. В подобной ситуации многие из нас чувствовали бы себя в ловушке, и тоже могли бы вести себя агрессивно, возможно, даже жестоко. Даже основываясь на информации из этой статьи, становится очевидным, что ситуация намного сложнее, и Майкл не является тем жестоким, иррациональным «психом», каким его пытается выставить его мать. Более того, если бы моя мать сравнивала меня с массовыми убийцами, и пыталась бы навязывать спонтанные ограничения для моего совершенно приемлемого поведения, я бы тоже была агрессивная, и это было бы совершенно обосновано.

Другая проблема заключатся в том, что если Майкл действительно является настолько проблемным, как утверждает ее мать, этичность разглашения подобной информации с ее стороны является сомнительной. Особенно учитывая тот факт, что, хоть она и назвала сына в статье выдуманным именем, она использовала для публикации статьи свое настоящее имя. Если положение этого молодого человека действительно настолько серьезное, что он нуждается в медицинской помощи ( как она и утверждает), то тот факт, что его мать сравнивает его с массовыми убийцами перед толпой незнакомцев, вряд ли может ему помочь. Врачи, в том числе специалисты по психическим и психиатрическим вопросам, обязаны соблюдать своеобразный этический кодекс, держа в тайне личную информацию о своих клиентах. Те же правила должны распространяться и на родителей, которые делают личную информацию об эмоциональном состоянии своих детей достоянием общественности. Дело в том, что хоть у меня есть право выбирать врачей и других медицинских специалистов, и взаимодействовать с ними на более менее добровольной и свободной основе, я точно не могу выбирать себе родителей. И поэтому на родителях лежит еще более важный моральный долг по сохранению частной информации о жизни их детей, чем на врачах, медсестрах, нянях, терапевтах и т.п.

И, наконец, убийственным свидетельством характера и недостоверности информации, излагаемой Лонг, являются другие посты о ее детях, которые не имеют ничего общего с темой психических заболеваний, и вопросами, поднятыми в статье: «Я мать Адама Лэнза». В другом своем посте под названием «Комната Рока» она пишет о трудностях, сопровождающих естественные роды. На первый взгляд может показаться, что это не имеет никакого отношения к обсуждаемой статье, но дело в том, что в статье о родах она уделяет большое влияние нытью о том, сколько горя в ее жизнь принесло рождение четырех детей. Она советует потенциальным родителям завести «щенка вместо ребенка, потому что щенок никогда не станет подростком». Видите, Лонг настолько не хочет помогать уже сформировавшейся личности, что скорее предпочла бы иметь дело с собакой. Она бьет своего сына (не могу точно сказать, тот же это сын, которого она сравнивала с Адамом Лэнза, или нет). Она перерывает все в его комнате, чтобы найти и выбросить его любимые вещи, а потом набрасывается на него за поддержку президента Обамы. Ее несерьезное отношение к мнению сына можно заметить по этой «шедевральной» цитате: «Либералы, между прочим, не дураки. По крайней мере, те, кого я знаю. После этих выборов (которые, по-моему, были одними из самых жутких в истории), мы можем снова нормально общаться, проявляя уважение друг к другу. Нет ничего страшного в том, что ваши политические взгляды не совпадают со взглядами ваших знакомых. Я даже благодарна своим либеральным друзьям за то, что они рассказывают мне о своих взглядах. (Но они заблуждаются! Большое расточительное правительство точно ни к чему хорошему не приведет! Простите, не удержалась. И, кстати, я даже прикусила язык, чтобы это не вырвалось). Но подростков нельзя считать рациональными людьми».

Видите, она считает, что мнение ее сына, в отличие от мнения ее «мудрых» взрослых друзей, не имеет значения и не является обоснованным, просто потому, что он подросток.

Итак, друзья мои, читая эссе и статьи о трагедии в Коннектикуте, не верьте таким, как Лонг. Она просто ненавидит детей и подростков, ее слова явно показывают, что ей крайне неприятны ее дети, и ей, вероятно, вообще не стоило заводить детей. Она та, кто не способен уважать автономию своих подросших детей, и та, чьи взгляды на инвалидность являются крайне проблематичными. Она третьесортный писатель и пятисортный родитель (который публично издевается в Интернете над своими детьми), паразитирующий на чужой трагедии и использующий ее для того, чтобы о ее недовольстве своими детьми узнало как можно больше людей (о чем она писала задолго до трагедии в Коннектикуте). Не надо давать ей того внимания, которое она требует. Хотя случай с Адамом Лэнза действительно должен заставить нас задуматься о проблемах нашей психиатрической помощи (и подобные разговоры в обществе нужны), можно найти гораздо лучший катализатор для начала этого разговора, чем жалобы озлобленной женщины, которая использует ужасный случай насилия по отношению к детям для того, чтобы выразить свое недовольство собственным ребенком.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s