Валерий Качуров: «Аутизм, безысходность, покемоны и My Little Pony. В поисках непатологизирующих парадигм»

Я мужского гендера, и мои годы школы как раз пришлись на ужасные 90-е, когда необычных людей патологизировали и унижали, как никогда. Я не мог соответствовать стереотипным мужским качествам, мне было отвратно всё, что связано с силой, насилием, и модным тогда гопничеством. Да и про женский гендер я ничего не знал, никто из девушек не общался и не дружил со мной, я мог лишь со стороны наблюдать за этими эльфами из другого прекрасного мира. А я жил в ужасном мире, меня везде считали ненормальным.

Сейчас 20-летние читательницы этого сайта с легкостью разьезжают по столицам, и они в принципе никогда не узнают такой безысходности, черной и безпросветной. А я даже на улицу не мог выйти. Везде ходили гопники, которые ненавидели необычных людей как я, и прекрасно знали, кого травить и как. И ни умение драться, ни умение общаться, ничего не помогало. Потому что дело совсем не в умениях, а лишь в похожести на большинство. Никакими умениями не сделать себя нейротипиком, если настолько отличаешься от них, а они просто не принимают всех отличающихся. Из-за всего этого у меня были постоянные головные боли каждый день, и отвращение ко всему вообще. Но и к самоубийству тоже было отвращение. Так что я искал хоть что-то хорошее и позитивное, что есть в мире. Можно сказать, что мне помогало только чтение книг, смотрение каналов, игры на приставке и компьютере, и прочая популярная развлекательная культура.

После окончания школы, конечно, стало легче жить, но я так и не вернулся к общению в физическом мире. Я всегда был один, и не понимал, как можно ходить куда-то, гулять с кем-то, всё это было совсем не про меня и не для меня. Тогда как раз было модно читать философские и психологические книги, и я этим серьезно увлекся. И много лет я читал и изучал всё подряд. Создав в интернете блог на тему психологии, я впервые в жизни увидел других таких же, как я. И какое же облегчение это принесло.

И вот в результате многолетнего изучения разных учений, общения в интернете, я сам начал доходить до парадигмы нейроразнообразия. В 26 лет я узнал о комплексе неполноценности, изучил его в себе, и впервые сформулировал, что «со мной всё нормально, просто общество ещё не готово принять настолько отличающихся людей, как я». Слов действительно не хватало. Я ощущал, что существует эйблизм, и называл это «злом». А нейротипиков называл «стадом», за неимением слов.

И теперь представьте, что я ощущаю спасительную парадигму, а в мире всё вокруг остаётся полностью злым и патологизирующим. И эта парадигма не работает, когда только ты один её знаешь. Её именно надо донести до всех, потому что проблема совсем не в том, что мы, люди с отличиями, плохие, а именно в том, что нейротипики плохо к нам относятся, и не знают, как лучше нас воспринимать. Конечно, я не считал себя каким-то спасителем мира, не верил в свои силы, а понимал, что просто надо ждать годами, и поддерживать хоть какие-то проблески хорошего, которые начнут в мире появляться.

И за последние несколько лет в популярной культуре случилось немало интересных событий, которые и хочется описать в этой статье.


1) Пожалуй, всё началось с сериала Доктор Хаус. Впервые появился персонаж, который не какой-то супергерой и мачо, а имеет проблемы со здоровьем, и склонен к нетипичному общению.

Честно признаться, у меня проблемы со смотрением сериалов. Иногда я не запоминаю лица людей, и не понимаю, что за персонажи сейчас на экране. Иногда недоумеваю, почему они что-то говорят или делают. Но сериалы, где у главных героев присутствуют аутичные черты — это совсем другое дело. При их просмотре у меня не было таких проблем, всё было понятно и интересно.

Второй сериал, порадовавший меня — это Теория большого взрыва. Потому что там есть Шелдон, имеющий аутичные и инфантильные черты. Хотя, конечно, в культуре уже давно существуют образы чудаковатых ученых и писателей. Эйнштейн, Тесла, Кафка.. Даже Лавкрафт был самым настоящим хиккой. Но в этом сериале наглядно показано, что даже у мужчины, имеющего столько квирков и странностей, могут быть друзья, девушка, и инклюзия в социум. И это хоть как-то лечит душевные травмы, полученные мной за всю жизнь от господствующей цисгендерной парадигмы, которая весьма патологизирует таких нетипичных людей, как я.

2) В 2012 году появилась субкультура, называемая брони. Мужчины 20-30 лет просто смотрели мультики про пони. Они просто не скрывали этого. И это шокировало многих, выливавших на них ненависть и недоумение. Интересно было наблюдать за этим и даже поучаствовать. И в итоге брони победили, социум принял их, ведь они не делают ничего плохого, не воруют, не убивают, а просто постят разноцветных поней.

То же произошло и с культурой отаку. Раньше аниме считалось чем-то позорным, нельзя было даже запостить 2d-тяна или что-нибудь кавайное. И годами анимешники убеждали стыдящих их людей, что аниме — это не только про школьниц, а там поднимаются серьезные проблемы. И сейчас культура аниме стала распространенной, даже у мужчин можно увидеть аватары в стиле 2d, и никто не возмущается.

Интересно то, что Лорен Фауст, создательница первого сезона My Little Pony, специально сделала такой финт. По форме это был типичный мультик для 5-летних детей, с принцессами и розовым цветом. Но по содержанию это была достаточно проработанная и интересная философия, в стиле нейроразнообразия и депатологизации. Контраст между формой и содержанием, и присутствие умной иронии, сделало MLP мемом.

3) Теперь о книжках и словах. В 2013 году так и не решилась одна из самых больших проблем. Люди, склонные общаться нетипичным образом, просто не знали, кто они, и как себя называть.

Все имеющиеся слова были напрочь негативными и патологизированными. Мизантроп? Социопат? Недоразвитый человек? Не за что было зацепиться, ничего не нравилось. Слова «хикка» тогда и в помине не было, это уже новейший мем. Слово «аутист» тоже казалось чем-то клиническим, далеким от обычной жизни, оно практически нигде не использовалось.

И вот наконец появилось слово «интроверт» и книги об интровертах. Ура. Свершилось. Многие сразу говорили «Да, я интроверт!», как только узнавали. Наконец-то появилось понятие, которое обьясняет многие особенности людей, склонных нетипично общаться, и при этом не патологизирует их.

После появления этого слова, информационный мир забурлил. Всюду начались активные споры. Хорошо или плохо быть интровертом, и надо ли переделаться в экстраверта, чтобы стать успешным. И многие нейротипики, экстраверты, даже психологи, уверенно утверждали, что «да, необходимо стать экстравертом, ведь только так можно добиться каких-либо успехов». Неудивительно, что и многие интроверты так считали, ещё не отвыкнув от старой парадигмы. Всё это было грустно наблюдать.

Но, слава науке, это не дошло до пыток, как в Judge Rotenberg Center для аутистов. Это ограничивалось лишь советами вроде «будьте поактивнее, как можно больше общайтесь», в которых не было ничего нового и интересного, ведь они были известны ещё со времён Дейла Карнеги, и все люди с особенностями общения и так пытались им следовать всю жизнь, но подобные советы для них не работают.

Хорошо, что слово «интроверт» уже имело серьезный научный бэкграунд. Созданное Юнгом в 1921 году, за десятилетия оно использовалось во многих психологических теориях. И ученые даже определили физические отличия мозга у интровертов и экстравертов в плане функций речи и памяти. И поэтому науке известно, что переделаться из интроверта в экстраверта бессмысленно, это два разных типа мозга.

И когда люди наконец это поняли, то как же приятно было увидеть, что все эти «эксперты», которые так патологизировали и ругали интровертов, внезапно потерпели крах, и стали меньшинством и маргиналами. А люди, склонные общаться нетипично и терять энергию при общении, наконец вздохнули с облегчением, и приняли себя как есть.

Это была настоящая крутая смена парадигмы. Я рад, что такое случилось при моей жизни хоть раз. И то же самое, вполне возможно, произойдет и с депатологизацией аутизма и других «психических отклонений», благодаря парадигме нейроразнообразия.


4) И напоследок немного новейшей истории.

«Деградация! Они деградируют от своих гаджетов!», «Я очень обеспокоена инфантилизацией больших масс населения», «Люди становятся зомби, ничего не видят вокруг себя, падают в ямы, попадают под машины».

Толпы людей на улице. Они толпятся, перекрывая автомобильные дороги. Это показывают по всем каналам. Зрители охают и ахают. Это революция? Эпидемия аутизма? Они ловят несуществующих в реальности монстров? Шизофрения? Люди отупели от игр, стали деградантами?

«Медики бьют тревогу», «Pokemon Go — опасный проект спецслужб США», «Блогер получил срок за ловлю покемонов в храме», «Куда приведет нас расцвет виртуальной реальности? К деградации и гибели?»..

Pokemon Go — это интересное явление, потому что все эйблисты сразу проявились со своей ненавистью. И сразу стало видно, кто есть кто. Хотя понятно, что большинство людей лишь случайно репостили «жареные» посты про Pokemon Go, даже не думая над смыслом этого, как нередко и бывает в соцсетях. И через месяц-два все всё и забыли.

А специалисты и интересующиеся технологиями люди, наоборот, восхищались популярностью Pokemon Go, зная, что это лишь простенький тестовый проект, предвещающий в будущем развитие аугментированной реальности, которая обещает принести нам интересные функции.

Например, можно будет навести гаджет на любого человека, и сразу же увидеть е_ё имя и фамилию, страничку в соц.сети, и даже е_ё настроение в данный момент, частоту пульса, и другие параметры. Это же мечта аутиста! Нам сложно считывать информацию с нейротипичных лиц, и в будущем гаджеты помогут нам лучше ориентироваться в мире людей. Да и сейчас гаджеты многим помогают. Даже невербальным аутистам можно легко поехать куда угодно, ориентируясь лишь по навигации в сотике, и общаться в соцсети с кем угодно. И даже самым типичным нейротипикам всё это помогает ничуть не меньше. И почему же я не вижу в этом никакой деградации, а лишь расширение возможностей.

Патологизирующая парадигма есть не только для аутистов, но и для технического прогресса. Многие люди видят только негативные стороны всего нового. Хотя утешает то, что с их стороны это лишь лицемерие. Они ругают гаджеты, но сами пользуются ими. Они верят, что «гаджеты вредны для детей», но сами покупают их детям. Так что я вижу освобождение людей от стыда за технологии, как ещё одну интересную цель.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s