5 способов, которые помогут вам сделать феминизм более доступным для аутичных женщин

Автор: Айман Экфорд

Светловолосый человек стиммит, перебирая пальцы. На ней наушники с радужным символом бесконечности — символом движения за нейроразнообразие. Автор_ка изображения: Adeger Rist

Примерно каждая сотая женщина является аутичной.
Но при этом практически весь российский феминизм рассчитан исключительно на нейротипичных женщин. Зачастую это не является выбором феминисток. Просто в России настолько мало известно о нейроотличиях, что большинство людей просто не знают, как их учитывать в своей работе.
Поэтому в феминистических блогах, сайтах, группах и пабликах опыт нейротипичных женщин описывается как единственно правильный и нормальный. Феминистические статьи пишутся исключительно с расчетом на нейротипичную аудиторию. А на феминистических мероприятиях лучше всего себя чувствуют именно нейротипичные женщины, потому что и формат мероприятий, и их анонсирование, и условия самих мероприятий рассчитаны исключительно на нейротипиков.

Говоря о нейротипичных женщинах, я имею в виду женщин, соответствующих медицинскому и статистическому представлению о норме. И практически всегда они находятся в более привилегированном положении, чем нейроотличные женщины.

Многим нейроотличным женщинам сложно (или даже опасно) обращаться  к гинекологам.

Девочки с нейроотличиями, влияющими на поведение, чаще становятся жертвами сексистской «терапии», призванной навязать гендерные нормы, потому что у родителей этих девочек есть право использовать по отношению к ним практически любую поведенческую терапию.

Женщины с теми видами нейроотличий, которые влияют на понимание социальных ситуаций, чаще становятся жертвами изнасилований. К случаям изнасилования нейроотличных женщин обычно относятся с меньшей серьезностью, особенно если их нейроотличия заметны со стороны, потому что их считают слишком странными, а странное поведение зачастую рассматривается полицией как провоцирующее насильника. Кроме того, женщинам с некоторыми видами нейроотличий бывает сложно понять, как обратиться за помощью, или как сделать это обращение за помощью максимально безопасным.

Если продолжить этот список, структурировать его и добавить к нему подробные пояснения, описывающие особенности различных нейрологических отличий и заболеваний, то может получиться неплохая и очень толстая книжка.
Но на данный момент, моя цель заключается не в том, чтобы описать проблемы нейроотличных женщин, а в том, чтобы помочь вам стать более инклюзивными по отношению к нейроотличным женщинам. Чтобы помочь вам «навести мосты» между людьми с разными образами мышления.

К сожалению, я не могу говорить обо всех нейроотличных женщинах. Но я могу говорить об аутистках. Разумеется, не обо всех аутистках, потому что аутистки отличаются друг от друга не меньше, чем нейротипичные женщины. Но я сама аутистка, я переводила и читала статьи множества аутичных женщин, и у меня есть аутичные подруги, так что, несмотря на то, что написанное мною не будет полностью универсальным, оно будет довольно точным.

Я знаю, что многие феминистки действительно хотят учитывать особенности аутичных женщин, но не знают, как это сделать. Поэтому я опишу основные ошибки, которые они допускают, начиная от формулирования повестки и заканчивая работой, которая не связана с распространением феминистических идей.
И, вероятно, многие из этих пунктов помогут не только аутисткам, но и женщинам с другими нейроотличиями.

Итак, вот 5 ошибок, которых стоит избегать, если вы не хотите игнорировать опыт каждой сотой женщины.

1.  ОБОБЩЕНИЯ. 
Два года назад я любила слушать лекции дьякона Андрея Кураева. Я слушала их на улице, в метро, в очередях, на переменах в университете и даже дома, выполняя монотонную работу или мастеря очередную мягкую игрушку.
Сейчас через 5 минут Кураевской болтовни (а иногда даже после простого упоминания о нем), мне хочется заткнуть уши.
Что же изменилось за эти два года?

Ну, прежде всего, изменились мои религиозные взгляды. Но это не все. В лекциях Кураева с самого начала была одна штука, которая выводила меня из себя. Всякий раз, когда он говорил: «Все люди…» и «я думаю, вы все согласитесь…», я знала, что сейчас он скажет нечто, что точно ко мне не относится, и с чем я никогда не соглашусь. Зато я соглашалась с тем, что, по его мнению, не подумает «ни одна либеральная сволочь».
Через какое-то время меня это так достало, что после подобной фразы я уже не могла сосредоточиться на лекции. Именно из-за этого я и перестала его слушать.

В последнее время я стала замечать подобную тенденцию в большинстве феминистических ресурсов. Почти все феминистические группы полны обобщений о «всех мужчинах» и «всех женщинах». И у меня ненамного больше общего с «женщинами» из феминистических статей, чем с «людьми» из Кураевских лекций. Так что, пожалуйста, прекратите писать подобные вещи.

Эй, я понимаю, что вам, наверное, кажется, что говоря от имени всех женщин, вы будете выглядеть убедительнее. Или, возможно, вы просто не знаете, что некоторые люди не похожи на вас.
Но это так. И стараясь быть убедительнее, вы подставляете под удар самых уязвимых женщин, чьи реакции и чье восприятие не соответствует доминирующему представлению о норме.

Еще вы ставите под удар саму вашу идеологию – потому что ни одна идея, ни одна теория, ни одна психологическая и социальная система не может быть универсальной. В мире миллиарды женщин, и далеко не все они переживают, когда их лапают в троллейбусах, или страдают от внутренней мизогинии.

Так что, если вы хотите создать «феминизм для всех», прежде всего избавьтесь от обобщений. Говорите о «подавляющем большинстве женщин», о «множестве мужчин» и «практически всех людях», но никогда не говорите обо всех людях, мужчинах, женщинах и даже кошках, если вы говорите не об универсальной биологической характеристике вроде наличия головы или необходимости ходить в туалет.

2. ПРИЗНАНИЕ ВСЕПРОНИКАЮЩЕГО ВЛИЯНИЯ КУЛЬТУРЫ.
Если вы читали мои прошлые статьи или популярные журналы по воспитанию детей, то, возможно, знаете о так называемом «механизме подражания», который «запрограммирован» в мозгу практически всех высших животных, включая людей.
Маленькие дети играют, имитируя поведение взрослых, а жеребята бегают по кругу, стараясь подражать матери.

Вот только, так делают не все дети и не все жеребята. У аутичных детей (я не знаю, есть ли «аутичные» лошади), механизм подражания развит слабо. Именно поэтому многие аутичные дети не играют в игрушки или хотя бы не изображают бытовые сюжеты.

Еще аутичным детям сложнее понимать небуквальные выражения и намеки и распознавать эмоции неаутичных людей по их лицам и интонациям в голосе.

Все это становится причиной того, что аутичные дети менее подвержены влиянию социализации и социокультурной среды. Их личность формируется за счет, собственно, личностных особенностей и информации, полученной из более общей окружающей их культуры, в которой нет таких ярких барьеров, наложенных родительскими установками.

Все аутичные люди разные, и у всех эта особенность проявляется по-разному. Кто-то из-за этого просто кажется социально-неуклюжим, а кто-то делает камин-аут в откровенно гомофобной среде, не замечая опасности. Есть и те, кто благодаря этой своей особенности находит нестандартные политические решения. Или те, чей личный менталитет, сформировавшийся в отрыве от родительской и общественной «промывки мозгов», случайным образом совпадает с доминирующей культурой далекой страны, в которой этот ребенок никогда не был.

Вот почему я просила вас избавиться от обобщений – чем сильнее образ мышления человека будет отличаться от вашего, чем больше его культура и его взгляды будут отличаться от доминирующих, и тем меньше обобщения будут описывать его особенности.

Теперь я прошу вас отказаться еще и от газлайтинга (т.е. от отрицания опыта). Прежде чем обозвать «патриархалкой» женщину, которая заявляет, что у нее нет внутренней мизогинии, подумайте – возможно, действительно эта мизогиния есть не у всех? Может быть, это вы более подвержены влиянию  культуры (что абсолютно нормально), чем она?

И не надо говорить той, кто заявляет, что ее культура «скорее американская», что она рассказывает вам «сказки» и «не понимает, о чем говорит». Вам бы  хотелось, чтобы я говорила, что вы врете, потому что никто не может скопировать культуру родителей? А именно так я бы и говорила, если бы я, как и вы, судила других по себе.

И, вот еще… пожалуй, вам стоит больше писать и переводить тексты о вещах, которые не связаны с воспитанием и социализацией. Я понимаю, что токсичное влияние воспитания – очень и очень важная проблема, и о нем надо говорить. Даже аутичные люди, и да, даже я, во многом ему подвержена. Но большая часть статей о влиянии воспитания кажется мне странной. И она кажется еще более странной моей аутичной девушке, на которую воспитание повлияло даже меньше, чем на меня.
И если вы хотите, чтобы ваш феминизм был универсален, эти статьи надо чередовать. Не отказываться от них, а именно чередовать их со статьями на другие важные феминистические темы.

Например, о том, что в России для женщин запрещена уйма профессий, и о том, что с этим делать. Или о законе, благодаря которому женщины не могут добровольно сделать стерилизацию до 35 лет. Или о том, что практически каждая сотая женщина из-за сенсорно-недружелюбной среды не может посетить гинеколога без риска эпилептического припадка, сенсорной перегрузки или сильного стресса. По-моему, об этом стоит писать.

3. ДЕМОНИЗАЦИЯ НЕПОНИМАНИЯ И ПОИСК «УНИВЕРСАЛЬНЫХ ОБЪЯСНЕНИЙ».
Очень часто непонимание культурных норм воспринимается как признак глупости или как склонность к опасным, манипулятивным и преступным действиям.
Подобные стереотипы есть не только среди феминисток. Они пронизывают всю нашу культуру, частью которой и является большинство феминисток.

А, как говорилось выше, аутичные люди зачастую не понимают доминирующую культуру. Так что не думайте, что человек, заявляющий вам, что не замечал сексизма или гомофобии, над вами издевается – возможно, это аутичный человек, который не может распознавать намеки и не интересуется социальными вопросами. А, возможно, этому человеку просто очень повезло с социальной средой  — например, моя девушка до двадцати с лишним лет ни разу не встречала гомофобов!

Конечно, существует большая вероятность того, что человек, который вам пишет, просто является «троллем». Но почему бы не перестраховаться и не дать ему ссылки на статистику и на результаты мониторингов дискриминации? У меня для таких случаев заранее припасены специальные списки и закладки в браузере, и мне даже не приходится тратить время на поиски. Если же мой читатель оказывается троллем и недоброжелателем, он все равно проявляет эти качества, после чего я его баню.

Конечно, в этом пункте все гораздо сложнее, и списка ссылок для тех, кто «не в курсе» недостаточно. Прежде всего, вы должны избавиться от обобщений и стереотипных образов не только в текстах, но и в мыслях. Задумывайтесь над каждым слишком быстро появившимся «объяснением» чужого поведения.

Парень, который не замечает, что женщина, которая говорит «да», невербаликой показывает, что не хочет секса, действительно может не понимать интонации ее голоса и выражение ее лица. Вероятно, ему просто стоит рассказать ей об этой своей особенности. А девушке стоит побольше узнать об аутизме и других нейроотличиях.

У женщины, отказывающейся есть обед, приготовленный другой женщиной, может быть просто сенсорная непереносимость еды определенной текстуры. Эта такая же серьезная вещь, как и аллергия, только менее распространенная. И в отказе есть угощения нет «отказа от солидарности» и «неуважения к женскому труду».

А некоторым девочкам то, что их облапали в автобусе, может быть менее неприятно, чем, скажем, необходимость держаться за руки с одноклассником или необходимость обнимать тетушку. Все эти вещи являются принудительным физическим контактом и насилием над чужим телом. Они приносят разные физические ощущения, и для разных людей разные физические ощущения по-разному неприятны. То, что большинству девочек и женщин неприятны именно домогательства в транспорте связано, скорее, с культурой, чем с самими прикосновениями, и для большинства людей подобное влияние культуры на восприятие нормально. Но все люди не обязаны страдать по нейротипичным правилам и соответствовать нейротипичным стандартам.


4. ИДЕАЛИЗАЦИЯ ЧУВСТВ И ДЕМОНИЗАЦИЯ ИХ НЕПОНИМАНИЯ.
У большинства аутичных людей есть алекситимия. Это такая совокупность психических особенностей из-за которых людям может быть сложно:
а) понимать смысл слов, обозначающих эмоции, чувства и другие абстрактные явления;
b) осознавать свои эмоции и физические ощущения;
с) подбирать слова для обозначения эмоций и физических ощущений;
c) отличать эмоции от физических ощущений.
По неизвестной мне причине у большинства аутичных женщин алекситимия выражена не так явно, как у большинства аутичных парней, но, в той или иной степени, она есть почти у всех аутистов.

ПРОДОЛЖЕНИЕ НА САЙТЕ ЛГБТИ+ АУТИСТЫ.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s