Знает ли ваша дочь, что злиться нормально?

(Примечание: Аутичные девочки намного реже интуитивно – и как-либо иначе – понимают и принимают гендерные стереотипы, и на них реже влияет воспитание, так что многие факты, изложенные в этой статье, будут для них не актуальны. Кроме того, на аутистов обычно меньше влияет социализация. Тем не менее, основной посыл статьи подходит аутичным девочкам так же, как любым другим. Мы советуем родителям аутичных детей с ней ознакомиться, особенно учитывая тот факт, что многие из них стараются подавить проявление злости дочерей с помощью поведенческой «терапии»)

Источник: Everyday feminism
Автор: Сорая Л. Чемали

okaytobeangry-300x199.jpg
Разозленный ребенок смотрит в объектив. Фон нечеток.

(Предупреждения: расстройства пищевого поведения, самоубийство, сексуальное насилие)

Изначально опубликовано на Role Reboot и переопубликовано с их разрешения.

Гнев был главной темой президентских выборов 2016 года.

Все мужчины, баллотировавшиеся в президенты, прямо и открыто выражали свою ярость, которую чувствовалапродолжает чувствовать) американская общественность.

Мужчины-кандидаты били по трибуне, сыпали проклятиями, ругались, кричали, и при этом их не называли неадекватными, истеричными, уродливыми и непривлекательными. Люди в буквальном смысле были готовы дать им больше власти.

При этом Хиллари Клинтон вела себя гораздо более сдержанно, выражая свои чувства и даже демонстрируя праведный гнев. После десятилетий публичной жизни Клинтон знала, что ей надо подавлять любые сильные эмоции.

Большинство женщин и девочек знают о вероятных рисках, с которыми они столкнутся, если будут открыто проявлять злость.

Они понимают, что вне зависимости от того, насколько гнев оправдан, его проявление не будет вызывать у окружающих симпатию, и, фактически, будет выставлять их некомпетентными и несимпатичными.

Исследования показывают, что когда злятся мужчины, люди склонны терять уверенность и склоняться перед мнением этих мужчин. Когда злятся женщины, все происходит с точностью до наоборот. Исследования показывают, что люди согласны работать с агрессивными мужчинами, которые склонны яростно выражать свою позицию, но не хотят работать с такими же женщинами.

К сожалению, эти исследования (которые сейчас только проводятся) не учитывают опыт небинарных людей – подобное часто случается в исследованиях. Исследователи забывают, что «мужчины» и «женщины» — это не противоположности и не единственные существующие гендеры.

Но проблема этих исследований в том, что женщины, которые и без того знают о реакциях на свою злость, могут начать еще сильнее подавлять эмоции, а родители будут еще усерднее учить дочерей тому, что они всегда должны быть «милыми».

Поэтому очень важно замечать откровенно и справедливо рассерженных женщин, которых не заботит, что многим они покажутся несимпатичными.

По данным Американской Психиатрической Ассоциации, несмотря на то, что люди всех гендеров (включая агендеров) могут испытывать как саму ярость, так и стыд по отношению к своей ярости, они обычно испытывают эти эмоции по-разному в зависимости от гендера. Например, гнев мужчин чаще соответствует традиционным гендерным представлениям. А женщин чаще пугает их собственный гнев.

И этот внутренний конфликт зачастую становится источником тревог.

Девочек чаще учат тому, что их злость (вне зависимости от того, что ее вызвало), является «неправильной», и что, проявляя злость, они становятся «неженственными». Также они чаще интуитивно чувствуют, что проявление злости может навредить их отношениям.

Хуже того, гнев ассоциируется у них с изоляцией в обществе и с непривлекательностью, а большинство девочек этого очень боится.

Дети получают эти сообщения с раннего детства. Родители транслируют детям скрытые предубеждения и гендерные ожидания, когда они еще маленькие. В том числе и ожидания касательно гнева.

В одном из исследований новорожденных одели в гендерно-нейтральные одежды и скрывали от взрослых пол ребенка, приписанный при рождении. Контрольная группа родителей чаще считала мальчиками младенцев, которых они характеризовали как «разозленных» и «рассерженных», а девочками считали тех, кто казался им «милым» и «счастливым».

В целом, с самых ранних лет американские мальчики получают больше свободы (т.е. подвергаются меньшему контролю). Родители и учителя считают, что девочки должны лучше сдерживать свою ярость и лучше управлять своими чувствами, и поэтому девочки, обычно, демонстрируют лучшее самообладание.
Многие родители не только считают, что мальчики не обязаны сдерживать свой гнев, а и ожидают от них этого самого гнева, точно так же, как они ожидают, что девочки будут милыми и общительными. А когда дети не соответствуют этим ожиданиям, родители (зачастую неосознанно) стараются изменить их поведение.

В случае девочек это обычно означает, что родители стараются перенаправить и подавить их гнев.

«Неписанные гендерные правила», как пишут Дебора Кокс, Карин Брукнер и Салли Стабб, авторы «The Anger Advantage», «требуют подавления женского гнева».

Женщин с ранних лет учат маскировать гнев, и зачастую это доходит до того, что они перестают распознавать свой гнев в качестве гнева. Когда девочек обучают принятым в обществе нормам поведения, их учат подавлять свой гнев. Им говорят, что леди не положено кричать, быть «вульгарными» и громкими, и что они будут казаться непривлекательными, если будут возмущаться и ругаться.

Адаптируясь к давлению общества, девочки находят «приемлемый» способ для того, чтобы перенаправлять или подавлять свой гнев, иногда платя за это непомерно высокую цену. Зачастую это приводит к пассивно-агрессивному поведению, тревоге и депрессии.

Иронично то, что вещи, которые окружающие оценивают как проявление подлости и апатии, зачастую являются результатом подавления гнева. «Проблемное» поведение, вроде лжи, школьных прогулов, издевательств над другими людьми и даже социальной неловкости зачастую является признаком того, что подросток старается совладать с неконтролируемым гневом. Иногда подросток даже не может определить и распознать этот гнев.

Девочки, наученные подавлять свой гнев, становятся более отстраненными.*

Гнев может быть так хорошо подавлен, что девочки теряют способность осознавать и замечать эту эмоцию. У нее быстро колотится сердце? Она красная, и вся дрожит? Она скрипит зубами по ночам?

Выходит из себя, плача без причины? А может, она смеется во время важных разговоров? Или бросает все начинания при первой неудаче?

Понимаете, к чему я веду? Это просто девчачьи гормоны скачут. Проще рассматривать это как такой тяжелый подростковый этап.

Но существует слишком много женщин, для которых этот «этап» никогда не заканчивается. Они живут, подавляя гнев и веря, что у них нет права или возможности проявлять эмоции, ничем при этом серьезно не рискуя.

Важно заметить, что разные женщины злятся по разным причинам. 15-летнее изучение девочек и женщин показало, что главным поводом для злости у женщин становятся: чувство беспомощности, несправедливость и безответственность других людей.

К подростковому возрасту проявление гнева у женщин уже настолько «перекошено», что он выражается «не типичным» (читайте: не мужским) способом. Это проявление не похоже на стереотипные представления о проявлениях гнева.

Когда большинство людей думает о том, как можно справляться с гневом, они представляют себе разочарованных, топающих ногами людей (зачастую мужчин), которые швыряют вещи, что-то бьют и кричат.

В 2004 году, исследователи, изучающие гендерные проявления гнева, пришли к выводу, что проявление гнева у женщин «не соответствует классическим представлениям о гневе».
Другими словами, используя мужские стандарты для понимания гнева, многие женщины и девочки просто не смогут понять проблему.

Подавляемый гнев не менее (а то и более) вреден, чем гнев, проявляющийся в насильственных вспышках.

«Управление гневом» должно распространяться и на тот гнев, который мы не можем увидеть, — и именно этот вид гнева, чаще всего, испытывают женщины. Так что для того, чтобы научить девочек «справляться с гневом», прежде всего, их надо научить тому, что совершенно нормально проявлять гнев.

Немногие родители думают о долгосрочных последствиях, когда учат своих детей «правильно» вести себя в обществе и быть вежливыми. С возрастом девочек учат ставить потребности других людей выше своих собственных, и, если они усваивают этот урок, это приводит к негативным последствиям, когда они становятся взрослыми.

В результате, многие девочки и женщины становятся жертвами серьезных физических, психических и эмоциональных проблем, которые не отпускают их до старости. Подавление гнева негативно влияет на иммунную систему, приводит к повышению артериального давления, болезням сердца, мигреням, кожным заболеваниям и хронической усталости.

На данный момент известно, что у 30% девочек-подростков есть тревожное расстройство.

В возрасте от двенадцати до пятнадцати лет число девочек с депрессией утраивается, и депрессия у девочек происходит в три раза чаще, чем у мальчиков того же возраста. Чувства бессилия и гнева зачастую являются неотъемлемой частью развития расстройств пищевого поведения. За последние 15 лет уровень самоубийств среди девочек в возрасте от десяти до четырнадцати увеличился в три раза.

До полового созревания дети испытывают депрессию с одинаковой частотой. Вероятно, нас учили ошибочным фактам, и на самом деле социальное давление вредит девочкам сильнее, чем «гормоны и эмоции».
Но девочки испытывают депрессию не только в подростковом возрасте. Когда им около двадцати, тридцати, сорока и больше, они даже более ей подвержены.

Депрессия – это сложное состояние. Частично оно обусловлено генами, частично – гормонами, частично – окружающей средой и даже экономикой. Например, женщины, которые получают меньшую зарплату, чем их товарищи-мужчины, страдают от депрессии в 2.4 раза чаще. К тому же у них чаще бывает тревожное расстройство.

Представьте себе, как все изменилось бы, если бы они позволили себе злиться.

По мнению специалистов, одним из компонентов депрессии является гнев – особый вид гнева, который обычно вызывается реальными или кажущимися потерями и отвержением.

У девочек и юных женщин есть множество причин, по которым они могут чувствовать себя бессильными, отверженными и злыми:

1. Они начинают осознавать влияние двойных гендерных стандартов, которые используются для оценки их потенциала, способностей и возможностей.
Девочки-подростки часто ощущают реальные и очень сильные ограничения, налагаемые на их поведение и физическую свободу.
Кажется, что все вокруг стараются контролировать всю их жизнь: начиная от одежды и внешнего вида и заканчивая их движениями и телами.

2. Они осознают свою физическую уязвимость.
Сексуальные домогательства крайне распространены, в том числе они встречаются и в школе.
Девочки узнают о возможности сексуального насилия – либо они подвергаются сексуальному насилию (43% нападений происходят с женщинами до их 18-летия).
И они приспосабливаются к необходимости себя ограничивать.

3. Они начинают сталкиваться с культурным стиранием женщин – людей, которые на них похожи, и которым, по мнению большинства, они должны подражать.
Чем старше становится девочка, тем меньше она видит вокруг себя авторитетных и влиятельных женщин.
Девочки переходят из среды, где женщины являются их главными «начальниками» — нянями, воспитателями, учителями и даже просто наставницами, в заведения, где они гораздо реже занимают лидерские позиции**.
В детском и подростковом возрасте*** у женщин совершенно разные ролевые модели, и со временем они больше завязаны на гендерных стереотипах.
При этом мальчики, наблюдая за окружающим миром, с возрастом, наоборот, становятся только увереннее в себе.

4. Они сталкиваются с ситуацией, когда им надо одновременно не поддаваться повсеместной объективизации женщин и при этом справляться со своим собственным сексуальным влечением.
Взрослые, чаще всего, мешают им и в том, и в другом.
Ярким примером этого является распространенная школьная форма, которая сексуализирует девочек во имя «защиты от сексуализации».

***
В культуре принято изображать гнев женщин и девочек как иррациональный, но, по сути, он вполне рационален.

Девочки учатся жить в мире, где все твердят об их бессилии и бесполезности, где они не представлены в культуре. Возможно, девочки более склонны к депрессии именно от того, что им сложно смириться со своей маргинализацией и навязываемой беспомощностью.

Разве вас это не злило бы?

Девочки должны знать – и им надо прямо об этом говорить – что злиться нормально, что бы там ни было принято в культуре. Это нормальная, здоровая эмоция, и все люди имеют право на то, чтобы ее чувствовать и проявлять.

Возможно, от этого им будет сложнее найти друзей, но это уже другой разговор.

И это не значит, что детям любого пола можно позволять проявлять насилие и нести разрушения.

Умение понимать и контролировать гнев может быть важной частью обучения детей состраданию и умению жить в обществе.
Сорая Л. Чемали является автором, которая пишет о гендере, феминизме и культуре для нескольких онлайн-изданий. Особенно она интересуется тем, как системы угнетения и стереотипы передаются детям через СМИ, религиозные культы и различные виды развлечений. У нее есть диплом историка, который она получила в Джорджтаунском университете, где она основала первый университетский феминистский журнал. После этого она училась в Рэдклиффе. На данный момент, она является директором Women’s Media Center Speech Project.

___
Примечания администрации сайта:
* Важно заметить, что у многих аутичных людей есть алекситимия. Т.е. многим аутичным девочкам сложно понимать, что такое «гнев». Поэтому (на наш взгляд преступные) попытки заставить аутичных девочек подавить гнев могут либо меньше на них подействовать, потому что они не будут понимать, что от них требуется, либо, наоборот, привести к неконтролируемым приступам гнева и еще большему неумению распознавать эмоции. Возможны и другие варианты, но все они нежелательны.

**Важно учитывать, что не все женщины (точно так же, как не все мужчины и небинарные люди) хотят быть лидерами.

***Аутичные девочки, обычно меньше нуждаются в ролевых моделях, чем нейротипичные девочки, потому что они меньше склонны копировать взгляды и поведение других людей. Но при этом многим аутичным девочкам тоже желательно видеть рядом похожих на них (т.е. аутичных) женщин, которые живут той жизнью, которая им нравится.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s