Аутистка и эпилептик на рок-концерте

Автор: Эми Секвензия
Источник:   The Avid Listener
Переводчик: Лина Экфорд

Быть на рок-концерте, где мигает свет, нет сидячих мест и много людей стоят близко друг к другу, может быть очень подавляющим для большинства аутичных людей. Многие избегают таких мероприятий. И громкий шум и свет могут спровоцировать приступ у людей с эпилепсией.

Я аутистка и эпилептик, и я с воодушевлением посетила концерт Headstones в Rapids Theatre, Niagara Falls, NY в июле 2015. Так что я делала на рок-концерте?

(Headstones, с участием Хью Диллона, в Ванкувере (2011). Предупреждение: мигающий свет на видео)

Все началось в прошлом году, когда у меня брали интервью о моем опыте с музыкой. В ходе интервью выяснилось, что прослушивание музыки всегда было для меня синестетическим опытом. Я не только слыша музыку, я видела ее. Не имеет значения, в концертном зале, дома, в машине, или просто когда я прохожу мимо места, где играет музыка; цвета всегда сопровождаются звуком.

Синестезия — неврологический феномен, при котором стимуляция одного из сенсорных или когнитивных путей приводит к автоматическому, непроизвольному ощущению в других сенсорных или когнитивных путях. Есть несколько типов синестезии. Мой — это музыка/звуки, приводящие к цветам и движениям.

Некоторые люди, у которых был подобный опыт, говорят, что это может быть подавляющим. Некоторым не нравятся цвета, которые они видят, если им не нравится играющая в тот момент музыка. Хотя мне может не нравиться сама музыка, то, что я вижу, никогда мне не надоедает и не подавляет.

Во-первых, я не знала, что только у немногих людей был такой опыт. До недавнего времени я не знала значения слова «синестезия» и никогда ни с кем это не обсуждала. Разговор о музыке и musicking напомнил мне, что я очень люблю музыку, и что я могла пропустить интересный и захватывающий опыт.

В конце интервью я решила сделать две вещи. Во-первых, найти и изучить все музыкальные жанры. Я не слушала радио, где на разных станциях играют разные жанры. Я слушала много классической музыки и несколько своих любимых песен, без разнообразия. Во-вторых, я хотела прослушать больше живой музыки и посмотреть, как проявится моя синестезия, и чем это будет отличаться от реакции на записанную музыку.

Я уже знала, что мой опыт богаче, когда я слушаю живую классическую музыку. Сначала цвета, которые я вижу, двигаются по сцене, между инструментами, но потом они перемещаются к слушателям и происходит обмен энергии и цветов. В записи, несмотря на то, что я вижу те же цвета (но, обычно, более светлые), я не чувствую ни движения музыки, достигающего людей в аудитории, ни возвращения ярких цветов на сцену.

Вскоре после того, как я начала вносить разнообразие в свои музыкальные исследования, я обнаружила Headstones, канадскую рок-группу. Мне понравилась их музыка — мой синестетический опыт был особенно богатым и захватывающим, даже когда я слушала записи. Обычно они не играют на очень больших площадках и их концерты не слишком длинные, от полутора до двух часов.

Вот почему, когда Headstones анонсировали шоу, я знала, что иду.

Я беспокоилась из-за света и толпы. Я использую инвалидное кресло для мероприятий, на которых нет сидений, поскольку не могу стоять слишком долго, так что мне нужно было убедиться, что там есть место для инвалидных колясок.

Я связалась с группой и местом проведения, и аккомодация была предоставлена. Я смогла присутствовать на саундчеке и предварительном просмотре шоу. Это был бонус, та же живая музыка без подавляющих огней на сцене и без множества людей в относительно небольшом зале.

Я знала, что шоу будет громким, многолюдным и немного диким, но я действительно хотела испытать все это — музыку, исполнение, обмен энергией между группой и фанатами.

Я подготовила наушники с шумоподавлением, которые блокируют окружающий шум, не мешая слушать музыку. Огни и вся энергия возбужденной толпы не мешали огню и движениям, которые я видела на сцене, вокруг, и над ней, приходить ко мне, пробуждая мои чувства.

И вот как я увидела шоу, музыку. Как я чувствовала песни.

Цвета каждой песни ярче в живом исполнении. Они подавляют огни на сцене, текут из инструментов и голосов, создавая узоры в воздухе, вокруг и над сценой. Эти цвета не смешиваются с цветами, окружающими поющих фанатов. Иногда цвет одного слова или одной фразы летит со сцены к зрителям. Это красиво, то, как он достигает и окружает каждого человека.

Хью Диллон — беспокойный, энергичный — заряжает все пространство (не только на сцене, он передвигается вокруг, стоит у бара, смешивается с толпой). Он рисует уникальные узоры из света, когда поет и двигается. Эти узоры путешествуют вместе с ним, встречая звуки и цвета других инструментов. Слова появляются в воздухе, как мягкие вспышки, обычно желтые или синие. Потом они рассеиваются в угасающем потоке света.

(Видео живого выступления Headstones. Хью Диллон смешивается с фанатами)

Я слышу барабаны Дэйла Харрисона и мое сердце ускоряется до такого же ритма. Будто музыка бежит по моим венам. Свет, льющийся с задней части сцены, круглый, в основном фиолетовый, распространяется настолько высоко, насколько позволяет помещение. Ударник сам является частью этого движения.

(Живое выступление Headstones, Декабрь 2011, Дэйл Харрисон на 1:45)

Яркие цвета гитары Трента Карра доминируют в воздухе. Неровные лучи света попадают в кожу, вызывая взрыв энергии, которая заставляет тело трястись. Я чувствую, как энергия поднимает меня вверх. Иногда это громко, но не агрессивно. Яркие цвета смешиваются с более мягкими, иногда пронзительный звук находит совершенную гармонию с другими инструментами.

(Живое выступление Headstones, Декабрь 2011, Трент Карр на 2:06)

Басист Тим Уайт играет на моем любимом инструменте. Его звук идет с заднего плана, поддерживая другие цвета, привнося дополнительные цвета в каждое движение. Это связывает все воедино. Когда звук других инструментов звучит слишком громко, мне нужно сосредоточиться только на цветах и звуке, идущем от баса.

(Живое выступление Headstones, Декабрь 2011, Тим Уайт на 1:56)

Кроме того, есть гармоника. Когда Хью играет на ней, все остальное отходит на задний план. Циклон желтого и оранжевого окружает меня. Это странно успокаивает.

(Живое выступление Headstones, Декабрь 2011, Соло Хью Диллона на гармонике на 1:39)
Все происходит сразу, это может показаться подавляющим. Как ни странно, нет. Я не знаю назначения каждого инструмента в музыке, я даже не знаю, имеют ли они определенные функции. Для меня они дополняют, обогащают и балансируют друг друга.

Главное различие между прослушиванием музыки у себя дома и пребыванием на живом выступлении — я могу видеть, где возникают цвета, как они смешиваются и перемещаются со сцены ко мне и по всему залу. У каждой песни вседа одни и те же цвета, в записях или вживую. При живом исполнении меняется интенсивность цветов, способ их движения. Как это бывает с концертами классической музыки, взаимодействие между музыкантами и аудиторией (группой и фанатами) делает все это более естественным. Обмен энергией становится частью синестетического опыта, чего не происходит, когда я слушаю записи.

В живом шоу много гармонии и красоты, это потрясающий опыт. Возможно, дело в группе, в том, что это рок-н-ролл, или в песнях и исполнении. Я должна вернуться, мне нужно посетить другие концерты.

Хотя я узнала одну вещь: моя синестезия богаче на живых шоу. Мой опыт был бесценным. Это было блаженство музыки как мультисенсорного восприятия.

One thought on “Аутистка и эпилептик на рок-концерте

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s