Я обижала детей, чтобы заработать на жизнь

Источник: madasbirdsblog
Автор: Birdmad Girl Переводчик: Валерий Качуров

Разноцветные мармеладные мишки на белом фоне

Я обижала детей, чтобы заработать на жизнь. Это не выглядело как насилие. Это не чувствовалось как насилие (по крайней мере для меня). Но это определенно было насилием, и сейчас я это понимаю. Тогда я искренне верила, что помогаю этим детям. Более того, этот метод считался «терапией», и сейчас считается. И не просто какой-то терапией, а самой востребованной терапией аутизма, и часто единственно доступной по медицинской страховке.

Как вы уже поняли, я была ABA-терапистом. Моя официальная должность называлась «Поведенческий техник», что говорит само за себя. Меня наняли с улицы, и у меня не было никакого опыта в развитии детей, не было никаких знаний об аутизме и ABA, и вообще не было опыта работы с детьми, тем более с аутичными. Я. Ничего. Не. Знала. Об. Аутизме. И я так ничего и не узнала об аутизме за все годы своей работы.

Если честно, то мне не нужно было никаких знаний и опыта, потому что для ABA аутизм является «поведенческим расстройством». Для ABA аутичный человек — это лишь набор непослушного поведения, которое надо укрепить, сформировать или убрать; это лишь список дефицитов и избытков, которые надо увеличить или уменьшить. Надо сделать послушного ребенка из непослушного. По сути, я была собачьим дрессировщиком, но не для собак, а для детей.

Когда ваша единственная цель — это давать награды за послушание, и забирать их за непослушание, то понятно, что не нужны никакие знания о неврологии. Да, у нас были образовательные собрания раз в месяц, но мы ничего не учили об аутизме.

Мы изучали такие приемы, как «плановое игнорирование» — о том, как игнорировать страдающего ребенка, пока он/она не подчинится вашим требованиям. Как правильно ограничивать 2-6 летнего ребенка. Как не показывать сочувствие к мелтдауну ребенка — потому что сочувствие укрепит это поведение, а мы не можем этого позволить. Как сделать ребенка «менее чувствительным» к сенсорным раздражителям, доставляющим боль или дискомфорт (намек: ребенок не становится менее чувствительным, а просто вынужден терпеть это, пока не перестанет проявлять реакцию на эти раздражители). Как изменить окружающую среду — но не чтобы сделать ее более доступной, а чтобы создать благоприятные условия для подчинения (например, кормить ребенка солеными чипсами, чтобы он/она пил_а больше воды, и сходил_а на горшок в назначенное время).

Сенсорные перегрузки? Проблемы с исполнительной функцией или сенсорной моторикой? Усталость от 40 часов детского труда? Предпочтение других стилей коммуникации? Неприятие того, что с вами обращаются, как с цирковыми животными? Это всё не мои проблемы, дети. Я здесь только для того, чтобы завлечь вас конфетами и манипулировать вами, чтобы вы исполняли мои требования, не задавая никаких вопросов. Это сделает вас хорошей добычей для сексуальных охотников-насильников, абьюзивных учителей, опекунов и партнеров в будущей жизни. О, и не забудем школьных хулиганов, которых мы называем просто «друзьями», потому что каждый одноклассник и ровесник должен быть вашим другом, не так ли?

Вам нужно стимить? Не беспокойтесь, просто сделайте несколько трюков для меня, и тогда вы заработаете привилегию двигать ВАШИМ телом так, как ВЫ хотите… осталось всего 4 жетона! А пока что — не двигать руками!

В течение 3 с лишним лет, что я работала там, у меня были разные мысли. «Почему ему нельзя двигать руками? Ведь он не делает никому ничего плохого». «Почему бы просто не узнать, что его беспокоит, и не помочь найти решение?». «Почему нужно отмечать, что он знает 1000 слов, когда очевидно, что он знает намного больше?». Каждый раз, когда я сомневалась в методах специалистов ABA, они отвечали на мои вопросы различными вариантами такого утверждения: «Это единственное доказанное лечение аутизма. Такие дети могут учиться только так».

Хотя моя интуиция была против, я верила этому, потому что они профессионалы, не так ли? Я ничего не знаю, а у них есть дипломы о высшем образовании. У меня есть только аттестат окончания школы и работа с минимальной зарплатой, которую мне повезло получить. Хотя я не верю в награды и наказания, но это то же самое, что делают большинство родителей, воспитывая своих детей, только в крайней форме. Тем более, было научно доказано, что это помогает аутичным детям. Так я пыталась смириться с этим.

Я не знала о том, что такое аутизм на самом деле, и не имела понятия, что он не требует «лечения». Я не знала о варварской истории ABA, и о том, как её основатель О. Ивар Ловаас садистски пытал детей электрическим током и избиениями, в безуспешной попытке создать терапию для конверсии аутистов и конверсии геев. И этого мерзавца считают героем индустрии. «Доказательства», на которые любят ссылаться специалисты ABA, основаны на пытках. Вы бы подчинились требованиям, если бы вас пытали? Да, скорее всего. Это доказывает эффективность этих средств? Зависит от того, какая у вас цель. Если ваша цель — достичь соответствия требованиям (такова цель ABA), то да, такие средства эффективны. Но это довольно плохая цель сама по себе. И какой ценой?

Я бы так и не узнала, какова цена этого, если бы через несколько лет не открыла для себя аутичное сообщество. И если вы прислушиваетесь к аутичному сообществу (я надеюсь, что это так), то вы знаете, что очень сложно найти взрослого, который подвергся этой «терапии», будучи ребенком, и у которого сейчас нет какого-то из вариантов ПТСР.

Я знаю, что вы думаете… «Но сейчас всё не так». «Моя ABA отличается». «Тимми обожает ABA-терапию». Или, может быть, вы слышали, что если какая-то терапия не выглядит абьюзивной, то это, скорее всего, не ABA, а что-то другое, и компании просто называют ее «ABA», чтобы включить в страховки. (это называется страховое мошенничество). Поэтому, в первую очередь, я отмечу, что ABA-терапии, использующие неприемлемые вещи (такие, как наказания электрическим током) всё ещё существуют. Такие вещи не ушли в прошлое. И да, страховые мошенничества тоже есть. Но здесь я пишу не об этом, а о так называемой «хорошей ABA», или «не моей ABA», потому что она может быть не похожа на насилие, но, по сути, она им является.

Почему, спросите вы? Начнем с того, какова конечная цель ABA.

Конечная цель ABA — это сделать ребенка «неотличимым от сверстников». И это уже насилие, потому что это учит ребенка тому, что единственный способ быть принятым в обществе — это притворяться таким же, как все. Ребенок должен жертвовать по 40 часов в неделю вместо того, чтобы играть, потому что с ним/с ней «что-то неправильно», и каждый день он_а должн_а тратить целый день на исправление этого. И это не только навязывает ребенку внутренний эйблизм, но и заставляет ребенка двигаться, общаться, играть и социализироваться такими способами, которые неестественны, некомфортны, и часто причиняют боль — в надежде на то, что к нему/к ней, возможно, не будут плохо относиться сверстники. Такие действия часто приводят к аутичному выгоранию в более поздние периоды жизни.

Если «неотличимость» — это цель, то каковы средства для достижения этой цели?

Подчинение. Это, вероятно, самая абьюзивная часть ABA. И опять же, я говорю о «веселой», «хорошей» ABA-терапии, «только с позитивными подкреплениями», которую Тимми обожает! Возможно, Тимми смеется, ему нравятся мармеладные мишки или паровозики, он даже может искренне любить своего тераписта, и получать удовольствие, играя в течение 15-минутных перерывов, которые ему выделяются каждый час. Но знаете что? Это всё ещё насилие.

Тимми учат, что его тело не принадлежит ему. Тимми учат, что ему нужно «заработать» доступ к его собственным вещам. И когда терапист уходит, его любимые вещи запираются до следующего занятия. Я не сомневаюсь, что Тимми весело в момент терапии. Детям, с которыми я работала, тоже было весело. Но суть в том, что большинство насилия происходит незаметно. Ребенок может даже не понимать, что над ним издеваются, потому что его отвлекают на конфеты или воздушные шарики. Но давление силой существует. И маленький мозг Тимми впитывает и запоминает всё это.

Вот некоторые вещи, которые он может усвоить:

— Люди, обладающие большей властью, чем я, могут заставлять меня делать что угодно.

— Никто, даже мои родители, не может меня защитить.

— Другие люди распоряжаются моим телом.

— Мне нельзя сказать “нет”, и нельзя протестовать.

— Совершенно нормально, что другие люди могут физически передвигать меня с места на место, если я не делаю то, что они от меня хотят.

— Если мне плохо, то взрослые будут игнорировать меня, а не помогать мне. Им всё равно.

— Мои родители, наверное, ненавидят меня, потому что они даже не дают мне передышки (в ABA много говорится о «согласованности» — что родители и все окружающие ребенка должны применять ABA даже в нерабочее время)

— Я — это совокупность моего поведения, у меня нет неотъемлемой человеческой ценности.

Как я уже говорила, ребенок может даже не понимать, что учится таким вещам, но при этом воспринимать и усваивать подобные послания.

В любом случае, желая показать, насколько плоха на самом деле «хорошая» ABA, я зашла на сайт моей бывшей компании, чтобы получить информацию для некоторых аргументов, и посмотреть, используют ли они те же методы, что и раньше. Мне стало отвратительно от того, что я там нашла, и поэтому я хочу сделать серию статей, и рассмотреть почти всё, что есть на их сайте. Этот пост оказался намного длиннее, чем я ожидала. И я собираюсь писать ещё более длинные статьи в этой серии про ABA, потому что считаю, что мне есть что сказать на эту тему — и я многое могу сказать. Так что следите за обновлениями.

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s