В защиту техники

Источник: Yes I can write Автор: Идзи Десмараис
Переводчик: Валерий Качуров

Одна из самых противоречивых тем, которые я когда-либо затрагивала в связи с образованием — это вопрос об использовании электронных устройств. Вокруг этой темы всегда много эмоций, и, наверное, никого не удивит, что я защищаю сторону большего количества вариантов и меньшего количества ограничений.

Это обширная тема, и поэтому в начале статьи я объясню, что я чувствую насчет этой темы. Затем упомяну о том, как устройства могут помогать самообразованию, затем о важности самоконтроля, и наконец приведу несколько причин того, почему техника может быть не такой уж и страшной. Надеюсь, что независимо от того, согласны ли вы со мной или нет, вы найдете в этой статье несколько стоящих мыслей и ссылок на исследования о том, как экраны могут занимать важное место в жизни детей.

Когда я думаю об возможностях самообразования, то одна из первых вещей, которая приходит мне на ум (и это неудивительно) — это что оно направлено на себя, и это значит, что сам ученик может решать, чем заниматься. Если самообразование является целью, то обычно взрослые дают ребенку как можно больше вариантов выбора, и предоставляют как можно больше различных инструментов. И поэтому я всегда чувствую, что происходит что-то не то, когда некоторые родители наоборот решают уменьшать возможности выбора, и позволяют детям заниматься самообразованием только в некоторых границах, которые кажутся приемлемыми для обеспокоенных взрослых. Несомненно, взрослые должны помогать, предоставлять поддержку, и направлять. Но когда они полностью или частично отрезают детей от одного из самых больших окон в мир, то это кажется чем-то противоинтуитивным.

Мы с сестрой- часть первого поколения, выросшего с доступом к интернету. У моей семьи появился первый модем, когда мне было 6 лет, а моя сестра была на несколько лет младше. И мы могли играть в первые онлайн- игры, создавать свои странички, искать ответы на любые вопросы (хотя в те времена база информации в интернете была гораздо меньше), а также общаться с друзьями и находить сообщества людей, делившихся опытом и интересами, к которым у меня не было доступа в повседневной жизни. Эта новая технология позитивно и глубоко повлияла на мою жизнь. Я смогла находить друзей, узнавать о локальных группах и происходящих рядом событиях. Также мы с сестрой смогли открыть в себе новые таланты, такие как увлечение блогами у меня, и увлечение писательством у моей сестры.

Иногда люди, защищающие идеологию «детства без экранов», говорят: «Разве вы сами не чувствуете, как эти экраны влияют на нас?» Да, я чувствую. Они открывают для нас новые возможности.

* * *

Хотя некоторые люди убеждены в том, что вредное влияние техники на детей уже доказано (благодаря преобладанию запугивающих материалов в прессе и СМИ, которые повторяются с устрашающей регулярностью), на самом деле всё гораздо сложнее, и наука так и не пришла к консенсусу в этом вопросе. Даже врачи-педиатры уже отменяют свои жесткие и устаревшие рекомендации, потому что накапливаются доказательства позитивного опыта. Очевидно, что страх людей к экранам — это то же самое, что страх ко всему новому, если оно внезапно становится популярным. Ученым ещё предстоит провести много исследований о том, как на самом деле технологии влияют на людей, но люди в своих решениях руководствуются не знаниями, а именно этим страхом. Вот ссылка на статью, написанную несколько лет назад, в которой очень хорошо показана история человеческих страхов по отношению к техническим средствам информации — начиная от печатного станка и заканчивая соцсетями.

Даже если люди соглашаются, что использование экранов — не всегда плохо, многие из них все равно верят, что некоторые люди могут себя контролировать, а другие станут безнадежно «зависимыми», если их не контролировать. Для начала, мне очень не нравится использование эйблистского термина «зависимость». Если ваш начальник чрезмерно контролирует вас, то это не обсессивно-компульсивное расстройство, и если ваша подруга быстро расстраивается, то это не биполярное расстройство. Так же и ребенок — если он всего лишь сидит в интернете больше, чем вам этого хочется, то это не зависимость. Важно отметить, что диагностический и статистический справочник по психическим расстройствам (DSM) включает «зависимость от видеоигр» только в резервном разделе «темы, которые нуждаются в дальнейшем исследовании». Хотя DSM, безусловно, не является непогрешимым источником информации, это признак того, что в настоящее время существует очень мало доказательств, поддерживающих аргумент о том, что действительно может быть зависимость от техники. Да, любое действие всегда можно довести до нездоровых пределов, но это не причина того, чтобы объявлять какое-то действие нездоровым, не имя при этом достаточных доказательств.

Хотя родители, безусловно, хотят помочь своим детям делать правильные выбор, дети рано или поздно — если они в подростковом возрасте, то уже скоро — будут сами принимать ВСЕ решения, касающиеся своей жизни. Поэтому очевидно, что главной целью должно быть развитие самоконтроля. И когда это становится целью, то есть смысл в том, чтобы позволить детям принимать свои собственные решения, потому что только так они смогут этому научиться. Рано или поздно настанет тот момент, когда им придется самим совершать любой выбор. Вот одна из моих любимых цитат на эту тему от Альфи Кохна: «Дети учатся принимать решения, если они сами принимают решения, а не следуют указаниям взрослых». И вот ещё одна цитата от Мими Ито: «Чем дольше родители играют в полицейских, тем дольше их дети не могут научиться самоконтролю».

* * *

Бесспорно, интернет предоставляет доступ к огромному количеству информации, и поэтому оставлять детей без интернета — значит ограничивать их развитие. Более того, даже игры на компьютере, на телефоне и на других устройствах, которые часто приводятся в качестве примера вредности технологий, могут являться позитивной частью жизни для многих людей. В отличной статье на эту тему, Питер Грэй ссылается на исследования о некоторых эффектах игр:

«Исследования показывают, что группа учеников, которые играли в видеоигры, требующие быстрых действий, показали более высокий результат в тестах на зрительно-пространственные возможности — и некоторые из этих тестов входят в тест на интеллект. Другие исследования показывают, что игры, в зависимости от их жанра, могут помогать развивать память, возможность держать в памяти несколько вещей одновременно, развивать критическое мышление и навыки решения проблем. Также появляется всё больше свидетельств того, что дети, которым раньше было неинтересно читать и писать, теперь приобретают высокие навыки грамотности при текстовом общении. Другие исследования показывают, что у многих игр есть социальная сторона, в которой поощряется взаимодействие и дружба, и поэтому дети находят друзей как в играх, так и в личном общении. При этом они говорят об игре, делятся стратегиями, и нередко им нравится играть вместе в одной комнате».


(Автор статьи сидит за столом перед компьютером. Рядом с ней лежит рыжий кот)

Существующий образ одиночек, приклеенных к экранам как зомби, и отрезанных от любого общения, в большинстве случаев не соответствует реальности. Когда люди играют в игры, или смотрят телешоу, или сидят в соцсети, их действия зачастую связаны с общением.

Я часто вижу, как люди беспокоятся, что если ребенок находится на домашнем обучении и не ходит в школу, у него не будет общих тем для разговора с другими сверстниками, которые ходят в школу. Но я считаю, что общая культура и общие источники информации объединяют людей лучше, чем институционализация. Культура может передаваться различными способами, как в интернете, так и вне его. Она включает в себя телевизор, каналы на ютубе, комиксы, игры, соцсети и блоги. Когда вы находите в интернете людей, которым нравятся те же вещи, что и вам, это одна из величайших радостей, которая приводит к дружбе как в интернете, так и вне его.

С другой стороны, родители часто беспокоятся о том, что популярные СМИ могут учить детей плохим вещам, таким как расизм, терроризм, и т.п. Да, это серьезная проблема. Но я считаю, что лучший способ научиться критически воспринимать средства массовой информации — это взаимодействовать с ними, выяснять все вопросы, и обсуждать, что именно не так в каком-то конкретном сериале, фильме, игре (книге и любом другом произведении). Я не предлагаю взрослым оставлять детей одних, не принимая участия в их занятиях и не давая им направления. Вместо этого я считаю, что родители могут помочь детям научиться думать о том, во что они играют и что они смотрят, обсуждая это с ними.

* * *

Мне часто задают вопросы о моем собственном опыте анскулинга: чем я занималась, в чем заключались мои интересы, и как родители помогали мне находить занятия и интересы. Частичным ответом на последний вопрос является то, что родители не относились к моим занятиям и интересам как к чему-то плохому,они не относились к ним настороженно, и со страхом. Они позволяли мне заниматься моими интересами со всей возможной страстью, даже если они не понимали, в чём заключается их полезность.

Вы не можете выбирать, что будет интересно другому человеку. Даже если это ваш ребенок. Поэтому, если вы серьезно хотите научить детей самообразованию, то вам следует позволить им заниматься своими интересами.

Например, сейчас я обожаю косметику. Я часами смотрю видео о косметике, читаю обзоры косметических средств, занимаюсь своей коллекцией косметики, и использую ее. Для меня это форма художественного выражения, я испытываю к этому настоящую страсть. Но для многих людей это может показаться скучным и глупым потребительством, они находят подобные занятия мелочными и бессмысленными.

(Фотография набора косметики)

С другой стороны, меня никогда особо не увлекали видеоигры, они казались мне неинтересными, и быстро надоедали. Но это не значит, что я рассматриваю их как нечто бессмысленное, или что я считаю, что интересоваться косметикой лучше, чем играть в видеоигры.

Часто сложно увидеть со стороны, что именно другой человек находит в интересах, если мы их не разделяем. Но будьте уверены, что он что-то от этого получает, иначе бы он этим не занимался. И если вы сами попробуете это, или спросите у человека про его интересы, вы начнете замечать, что в них может быть привлекательного. Либо вы можете просто отвергнуть хорошие стороны, упустить возможность увидеть мир глазами другого человека, и упустить то, что может стать и вашим интересом.

* * *

Иногда я чувствую, что я действительно слишком долго сижу в соцсети, или слишком долго смотрю видео на ютубе, или слишком долго читаю очень большое журналистское расследование. Я чувствую это, потому что мои ноги начинают затекать от сидения, или потому уже поздно и я пожалею, если не лягу спать, или потому что я хочу выйти и посмотреть на закат. У меня, как у взрослого человека — и как у подростка, которому не ставили ограничений на использование техники — есть возможность принимать свои решения, и их последствия возникают естественным образом, в отличие от наказаний, которые некоторые родители называют «последствиями», чтобы оправдать себя. Я снова возвращаюсь к тому, что понятие самоконтроля критично для самообразования. И настоящий самоконтроль — это когда мы можем принимать и такие решения, о которых мы потом жалеем. Потому что именно так мы и учимся, независимо от нашего возраста.

(Автор сидит с ноутбуком на коленях. Рядом с ней лежит черный кот)

Я вижу большое различие между теми родителями, которые сталкиваются с настоящими проблемами, и теми родителями, которые просто устанавливают произвольные ограничения, «чтобы в будущем не было проблем» (хотя этих проблем может и не быть). Есть разница в том, чтобы сказать «ты уже долго играешь, может, пора заняться чем-то другим?», и в том, чтобы установить ограничение «2 часа за компьютером в день». Есть разница в том, чтобы просто не давать двухлетнему ребенку планшет, или решить, что большая часть детства должна проходить без доступа к целой категории игр и обучения.

* * *

Когда люди считают, что любое использование компьютера и другой техники всегда идет во вред (или по крайней мере подозрительно), и когда они считают, что почти любые другие дела всегда лучше, то возникает целый букет ненужных конфликтов. Внезапно возникают противоречия экраны против книг, экраны против игр на свежем воздухе, экраны против общения с семьей. Электронные устройства становятся запретным плодом, ещё более привлекательным из-за их запрета. Когда разные действия так противопоставляются друг другу, то «хорошие» действия начинают восприниматься как обязанность и обуза (о чем я писала в своем посте “Летние правила”). Ребенку говорят, что он должен сначала час погулять, и потом садиться за компьютер. В итоге ребенок час пинает листья, ходит где попало, и не может думать ни о чем кроме того, что ему надо срочно зайти в интернет и успеть поговорить со своим другом, который скоро уйдет из онлайна, потому что они живут по разные стороны планеты и в различных часовых поясах.

При этом сами родители весь день сидят за экранами, но выгоняют ребенка «поиграть на воздухе», вместо того, чтобы позволить ребенку жить так же, как они. Если вы хотите, чтобы ребенок играл на воздухе, или читал книги, или делал ещё что-то, что вы считаете важным, то тогда сами занимайтесь этим, и наслаждайтесь этим. Как сказала Лори Пикетт в своем посте о домашнем образовании:

«Если вы заставляете кого-то отказываться от занятий, которые ему нравятся, то, скорее всего, вы в итоге проиграете. Даже если вы формально выигрываете, то всё равно вы теряете важные вещи. Вы теряете убедительность. Вы теряете внимание. Вы теряете доверие.

Вы посылаете своим детям всевозможные невербальные сигналы о том, что капуста невкусная, а конфеты вкусные. Вы посылаете им эти сигналы и тогда, когда выбираете, как провести свое свободное время. Ещё до того, как дети учатся завязывать шнурки, они понимают, когда ваши слова не совпадают с вашими делами.

Если какие-то вещи действительно важны для вас, как для семьи, или как для общества, то вам следует наслаждаться этими вещами вместе».

* * *

Независимо от того, вдохновляют ли людей возможности технологий, или люди наоборот беспокоятся из-за их распространения, реальность заключается в том, что технологии не собираются никуда исчезать, и они становятся все более важными в каждой сфере жизни. Детям, которые растут сегодня, приходится изучать их, потому что это и есть навыки для взаимодействия с миром. Да, существует золотая середина, но всем нужно самим определять, в чем она заключается, и для каждого человека она своя.

Хотя взрослые должны быть готовы предоставлять детям заботу и направление в жизни, в конечном итоге дети принадлежат сами себе, и им приходится делать свой собственный выбор, или хотя бы двигаться в направлении того, где у них будет больше свободы выбора. Самообразование — важная вещь, и если взрослые смогут побороть свой страх, то они поймут, что в использовании электронных устройств для учебы, развлечения и общения есть много плюсов. Они дают так много возможностей. Лично я благодарна за то, что у меня всегда было много техники.

____
На русский язык переведено специально для проекта Нейроразнообразие в России.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s