Взрослым важно не забывать, что быть ребенком непросто

Источник: Scary mommy
Автор: Энни Ренау

 

shutterstock_116109028
Фото грустного ребенка

Взрослые любят говорить о подготовке детей к «реальной жизни». Мы используем уничижительные слова вроде «баловень», и часто обвиняем родителей в том, что они слишком сильно нянчатся со своими детьми. «Теория» подобных критиков такова: «как дети научатся справляться с реальными жизненными проблемами, если они ожидают поощрительного приза всякий раз, как не могут выиграть, и если они не могут справиться с обычными школьными дразнилками?»

Я понимаю желание подготовить детей к любым жизненным трудностям, и считаю, что очень важно помочь им разработать стратегии решения различных проблем, и обучать их практическим навыкам. Но я считаю, что несправедливо говорить о взрослой жизни как о «реальном мире», который намного сложнее детства, и что такими разговорами мы только вредим детям. Потому что на самом деле, это миф. Детство во многих отношениях сложнее «взрослой жизни».

Взрослые чаще всего забывают, что дети только начинают тренировать свою эмоциональную мышцу. Знаете, когда вы только начинаете тренироваться, вы быстро устаете, не можете долго бегать и поднимать тяжести, и в следующие три дня после тренировок чувствуете боль в тех местах, о которых раньше даже не подозревали. Детство похоже на этот опыт. Все ощущается впервые – разочарование, смущение, горе, растерянность – и дети ощущают все это крайне сильно.

Продолжить чтение «Взрослым важно не забывать, что быть ребенком непросто»

#AutisticWhileBlack: Мне очень жаль, что так вышло, Антонио

Предупреждение: ОЧЕНЬ ЖЕСТОКОЕ УБИЙСТВО АУТИЧНОГО РЕБЕНКА

Источник: The Autism Wars Автор: Керима Чевик

Мне очень жаль, Антонио.

636427264385373386-Antonio-DiStasio
Это — прекрасный Антонио ДиСтасио, чернокожий аутичный мальчик 4 лет. Он сидит в машине и улыбается. На нем черная куртка с желто-серой полосой. Он был убит своей матерью, которая связала его и сожгла живьем в ванной. Источник изображения: GoFundMe page

Я устроила себе перерыв от средств массовой информации, чтобы уделять больше времени своему неговорящему аутичному сыну-подростку, так что до прошлой ночи я не знала о твоей отвратительной и ужасно мучительной смерти. Один из моих лучших друзей и коллег рассказал мне, что случилось. Он понимал, что, возможно, я об этом не знаю. Он не мог говорить об этом. Он просто поделился ссылкой на новостное сообщение, и когда я его увидела, из моей груди вырвался звук, который я не могу описать. В нем было столько боли, что мой сын закричал в своей комнате, а муж примчался ко мне, думая, что у меня снова произошла остановка сердца. После этого крика я не могла произнести ни звука. Я просто передала мужу свой телефон, и тогда уже он издал звук, полный отчаяния и безнадежности. И после этого он встряхнул меня, потому что мы молча решили, что не будем рассказывать сыну о том, что сделала с аутичным дошкольником его собственная мать.

Продолжить чтение «#AutisticWhileBlack: Мне очень жаль, что так вышло, Антонио»

На пути к нейрокосмополитическому обществу

Источник: Neurocosmopolitanism
Автор: Ник Уолкер Переводчик: Григорий Пеньков

В моей предыдущей статье «Аутизм, айкидо и системно-ориентированное мышление» я привел свой ответ на вопрос, который мне задал легендарный Стив Сильберман (Steve Silberman) в рамках работы над своей книгой «Нейрокланы: наследие аутизма и будущее нейроразнообразия».

Ниже размещена еще одна выдержка из той же беседы со Стивом, мои ответы на еще два интригующих его вопроса.
Мой зал айкидо, который Стив посетил перед этим разговором, называется Айкидо Шусекай (Aikido Shusekai). Шу означает стремление к совершенству (более широкое объяснение этого понятия для тех, кто любопытен, можно найти здесь). Секай означает мир или общество. То есть Айкидо Шусекай можно приблизительно (очень приблизительно) перевести как Айкидо для Совершенного Мира. Вот что имеет в виду Стив в своем первом вопросе, когда он берет слово «совершенный» в кавычки. Он цитирует слово, использованное в названии моего зала и в моих объяснениях концепции своей работы.

Q: Почему общество, которое признает и уважает нейроразнообразие будет «совершеннее»?
Я полагаю, для того чтобы ответить на этот вопрос, нам сначала должны задать другой: по каким критериям мы можем оценить совершенство общества?
Прежде всего, по степени, в которой общество удовлетворяет базовые потребности его членов, в то же время, обеспечивая их основополагающие права (среди прочих, такие как свободный доступ к знаниям, физическая неприкосновенность, стремление к счастью, отсутствие насилия, свободу волеизъявления и собраний).

Во-вторых, по той степени, в которой общество стремится (и преуспевает в этом) к развитию системной гибкости и многогранности, необходимой для совмещения и объединения наиболее широкого спектра личностных особенностей в гармонично функционирующее единое целое, основанное не на подчинении, а на различных элементах, работающих совместно, но при этом сохраняющих различия (учение Бахаи, а также философа Эдгара Морина (Edgar Morin), большим поклонником которого я являюсь, определяют это как «единство в разнообразии»). Продолжить чтение «На пути к нейрокосмополитическому обществу»

Что же особого в «особых интересах»?

(Внимание: Информация в этом тексте может распространяться на всех аутистов,  а не только на людей с синдромом Аспергера)

Источник: Musings Of An Aspie
Автор: Синтия Ким

Прежде всего, я хочу заметить, что ненавижу выражение «особый интерес». Оно формирует упрощенное и покровительственное отношение к аутичным интересам. Когда я его слышу, то сразу же вспоминаю свою старую крупную тетку, которая смотрела через мое плечо на мою коллекцию марок, и говорила:
— Ну, в них же нет ничего особенного.

Мне гораздо больше нравится слово «одержимость», или, если это определение кажется вам слишком радикальным, то лучше говорить «специальный интерес». Но в англоязычных сообществах, связанных с РАС, чаще используется термин «особый интерес», и поэтому я решила использовать его в этом тексте, хоть у меня каждый раз сжимается сердце, когда я его пишу.

ОК, а теперь, после этого лингвистического отступления, давайте обсудим тему, которую так любят многие аспи: давайте поговорим об особых интересах. Согласно критериям диагностики синдрома Аспергера по DSM-IV, многим аспи свойственна: «Деятельность по одному или более стереотипному и ограниченному интересу, который является аномальным или по интенсивности или по направлению». Это является одним из критериев диагностики.

Думаю, вы обратили внимание на два слова из этих критериев: интенсивность и направление. Особый интерес может представлять собой интенсивный  интерес к определенной области (архитектура), или более узко сфокусированный интерес (цистерцианские монастыри середины 12 века). Как правило, узко сфокусированные интересы также являются очень сильными, но при этом особый интерес не обязательно должен быть узким. Продолжить чтение «Что же особого в «особых интересах»?»

О том, как важно рассказывать о человечности инвалидов и о разрушительных последствиях эйблизма

Источник: SOCIAL SKILLS FOR AUTONOMOUS PEOPLE.
Автор:  realsocialskills Переводчик: Валерий Качуров

Надо рассказывать о том, что инвалиды тоже люди, и о том, какими разрушительными последствиями обладает эйблизм. Это — одно из самых важных и доступных для нас действий. Когда мы свидетельствуем о нашей человечности, то это изменяет весь ход разговора, потому что такие истории о нашей жизни обладают ценностью.

Некоторые люди живут с привилегией того, что их жизнь почти не затронута эйблизмом. (или не затронута какими-то определенными видами эйблизма). Большинство людей, у которых есть эта привилегия, даже не знают о том, насколько сильно страдают инвалиды от своей маргинализации. (Я использую инвалидность в качестве примера, но это относится и ко всем другим видам маргинализации).

Нас, инвалидов, дегуманизируют, и многие люди даже не замечают, что с нами это происходит. Людей учат игнорировать нашу человечность, и поэтому многое из того, что происходит с нами, им незаметно. Люди начинают о нас беспокоиться только когда начинают замечать эту дегуманизацию. Продолжить чтение «О том, как важно рассказывать о человечности инвалидов и о разрушительных последствиях эйблизма»

Антисоциальные?

Источник: Michelle Sutton Writes  Автор: Мишель Сеттон

screen-shot-2017-08-15-at-3-51-16-pm
Девушка лежит перед ноутбуком. Текст над фотографией: «Антисоциальная?»


Существует распространенное убеждение о том, что аутичные люди являются антисоциальными. Я постоянно сталкиваюсь с этим стереотипом. Думаю, под словом «антисоциальные» люди подразумевают, что аутичные люди не общаются типичным образом, и поэтому считается, что им не нравится быть рядом с людьми, или что они не могут добиться успехов в чем-то, связанном с общением.

Есть два способа оценки социальных навыков. Один из них основывается на возможности просто общаться с другими людьми, а другой — на том, насколько человек может помочь другому чувствовать себя удобно и комфортно. По-моему, это странный способ оценки социальных навыков. Первый странный из-за того, что мастерство и практика какого-либо одного социального навыка не гарантирует, что человек сможет развить другие социальные навыки. Второе определение социальных навыков кажется мне немного логичнее, но оно не учитывает предвзятость оценки, потому что обычно считается, что у аутичных людей плохо развиты социальные навыки, если они не могут сделать так, чтобы неаутичным людям было удобнее с ними общаться, но при этом если неаутичные люди не могут сделать так, чтобы аутичным людям было с ними комфортно, их социальные навыки все равно считаются достаточно развитыми. Продолжить чтение «Антисоциальные?»

Я не злюсь, мне просто страшно

(Внимание: Текст может быть сложным для восприятия некоторым людям с алексетимией)

Источник: Michelle Sutton Writes  Автор: Мишель Сеттон

screen-shot-2017-08-25-at-1-33-45-pm.png
Силуэт лица на черном фоне. Рядом с ним надпись на английском: «Я не злюсь, мне просто страшно»

— Кажется, это тебя злит.

Как часто я слышу эту фразу!

— Почему ты такая сердитая?
Мне кажется, этот вопрос довольно обоснован. Я повышаю голос. Говорю более жестко. Язык тела явно не является спокойным.

Видите ли, в такие моменты вокруг столько всего происходит, что мне сложно об этом говорить. Иногда я нахожу силы на то, чтобы сказать что-то короткое, например: «мне это не нравится», «все, достаточно!», «это слишком тяжело», «стоп».

Иногда я вообще ничего не могу сказать, и просто молчу. Я знаю, что моя челюсть при этом сжата, а плечи напряжены. Я могу уйти, или остаться сидеть тихо, неподвижно, храня молчание.

Продолжить чтение «Я не злюсь, мне просто страшно»