Выбор

(Внимание: Текст может быть сложным для восприятия некоторым людям с алексетимией)

Автор: Корт Элис Тэтчер
Источник: Respectfully Connected

Когда я росла, я думала, что моя семья единственная, в которой оскорбляют детей. Я не могла представить себе другие семьи, где детей могут регулярно бить (и тем более бить каждый день). У нас дома любая кухонная утварь в руках моей матери могла превратиться в причиняющее боль оружие, если кто-то из нас сделает что-то, что воспринимается ею как «неуважение». Нас учили уважению, отказывая в уважении нам. Я значительно позже поняла иронию этой ситуации.


В детстве мне постоянно казалось, что я заслуживаю побое
в, заслуживаю вербальной и эмоциональной травли. Друзья детства и соседи казались мне бесконечно добрыми, и я хотела, чтобы они меня удочерили. Я боялась своей матери и дрожала, когда она ко мне приближалась. Многие годы я говорила себе, что она старалась сделать все как лучше, что я этого заслуживала, и она просто выходила из себя. Я верила, что она нас любила, и даже стремилась добиться ее одобрения… Стокгольмский синдром.

ОНА МЕНЯ БИЛА, И В ЭТОМ НЕ БЫЛО НИЧЕГО «НОРМАЛЬНОГО».
Я была так наивна. Я же все время видела, какое отношение к детям принято в нашей культуре — это проявляется на самых разных уровнях, проявляется ужасающим образом. Я видела, что большинство людей рассматривает детей как обладающих меньшими правами или почти не имеющими прав. Я вижу, как люди закатывают глаза, когда я появляюсь в общественных местах с тремя маленькими детьми. По закону я не могу ударить другого взрослого, но при этом во многих местах я могла бы избивать своих детей без каких-либо юридических последствий. Мы живем в обществе, рассматривающем чувства детей как глупость, не заслуживающую внимания, в отличие от чувств взрослых.

Меня называли «слишком чувствительной» столько, сколько я себя помню. У меня слишком сильно развита эмпатия — настолько, что я часто вбираю в себя эмоции других людей вплоть до отключения восприятия. Первый психиатр, у которого я была, упомянул, что ему казалось, что я могу быть аутистом, но тут же добавил, что у меня для этого «слишком много эмпатии». Это просто поразительное непонимание того, что такое аутизм! Мне может стать плохо, когда я читаю ужастики или смотрю новости, из-за чего мне сложнее жить в этом мире и пользоваться интернетом. Если я прокомментирую пост, где ребенок поставлен в неловкое положение, мне говорят «будь проще», это же «просто шутка». Люди цепляются к словам. Они говорят, что детей не «бьют», а «шлепают» (вне зависимости от степени насилия), и что применение силы в ответ недопустимо.

Мне становится грустно от популярных видео и картинок с плачущими малышами. Я думаю о том, что чувствовали эти дети, когда им было плохо, и когда родители схватились за телефон, чтобы их снять, — вместо того, чтобы обнять их или сказать что-то успокаивающее. Что, если бы мой муж снимал, как я плачу, когда у меня была послеродовая депрессия. Тогда я часто плакала из-за всяких «мелочей». Но что-то мне подсказывает, что такое поведение моего мужа не показалось бы большинству людей веселым. Как только я стала взрослой, оно перестало быть социально приемлемым.

В обществе приветствуются различные виды публичных унижений детей, вроде “get along shirts”. Большинству людей это нравится. Наше общество, в большинстве своем, заблуждается, и нет никакого непредвзятого способа заявить об этом. К детям надо относиться с пониманием, добротой и милосердием, потому что они младше нас и полностью от нас зависят. То, что взрослые пользуются этой уязвимостью, чтобы смеяться над детьми и публично позорить их ради одобрения своих родительских методов со стороны других взрослых — ненормально. Если вы не хотите, чтобы кто-то так себя вел с вами, пожалуйста, не делайте это по отношению к своим детям и не поощряйте такое поведение по отношению к любым другим детям.

У вас есть выбор. Круг не должен замыкаться — он может разомкнуться на вас. Несмотря на то, что меня избивали бо́льшую часть моего детства, я никогда не бью своих детей. Несмотря на то, что в детстве мне показывали любовь только в качестве вознаграждения за мои заслуги, я дарю своим детям безусловную любовь. Я не меняю проявление привязанности и внимания в зависимости от их успехов и поведения. Моим детям не надо ничего делать для того, чтобы их любили и принимали, — им достаточно просто быть собой.

Когда мои дети были совсем маленькими, мне постоянно говорили, что я испорчу их тем, что сплю вместе с ними, стараюсь успокоить их, когда они плачут, и кормлю их столько и настолько часто, насколько им надо. Я просто старалась удовлетворять их потребности, насколько это возможно, — так же, как я стараюсь удовлетворять собственные потребности. Мы стараемся выстроить с детьми демократичные отношения. Это не значит, что у нас всегда все хорошо. Это означает, что при возникновении проблем мы решаем их вместе, стараемся сотрудничать и с состраданием относиться ко всем, кого они касаются. Для детей мы помощники, а не авторитетные фигуры. Их мозг все еще развивается, и они учатся справляться со сложными эмоциями. И мы им в этом помогаем, когда они дают нам знать, что им это надо.

Мягкое, уважительное и понимающее воспитание может изменить жизнь и дать исцеление. Никогда не поздно все изменить. Мы меняемся, адаптируемся… и делаем это постоянно. Я позволяю своим детям указывать нам путь, показывая, что им надо. Например, им не подходило школьное обучение, поэтому мы вернулись к нашему первоначальному плану и перевели их на анскулинг. Сейчас им стало гораздо лучше. Мы не хотим сделать своих аутичных детей «послушными» и «неотличимыми от сверстников».

С тех пор, как их диагностировали, с тех пор, как диагностировали меня, я многому научилась у аутичных активистов, как и многие другие родители, принимающие нейрологию своих детей. Я полностью уверена в том, что дети заслуживают уважения, соблюдения их собственного достоинства и телесной неприкосновенности, и здесь не должно быть никаких «но». Им не надо ждать совершеннолетия, чтобы получить эти права. В нашей семье круг разорван. Мои дети свободны.

____
На русский язык переведено специально для проекта Нейроразнообразие в России.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s