Его решение раскрыть себя

Источник: Life His Way
Вчера 16-летний Ник ходил к новому дантисту — к дантисту, который принимает только взрослых, потому что он больше не хочет ходить к детскому врачу (хотя у него в течении нескольких лет были довольно удачные визиты, и с ним работал понимающий персонал*). Поэтому я записала его к своему врачу, и, по его просьбе, не стала ничего рассказывать врачу о нем раньше времени. Он хотел самостоятельно со всем разобраться.

Возникла проблемка, когда дружелюбный врач положила ему руку на плечо, приглашая пройти в соседнюю комнату, и он сказал ей, чтобы она к нему не прикасалась. Она восприняла это как просьбу не прикасаться к нему В ПРИНЦИПЕ, и в волнении пошла ко мне, потому что она понятия не имела, как же она сможет выполнить свою работу, если не будет к нему прикасаться. И она явно ждала, что я объясню ей, что же делать с этим ребенком… и я объяснила разницу между необходимыми прикосновениями и «социальными» прикосновениями, и поговорила наедине с Ником, напомнив ему, что если он расскажет о своем аутизме или о сенсорных особенностях, персонал может отнестись к нему с большим пониманием, но он напомнил мне, что может САМОСТОЯТЕЛЬНО ВО ВСЕМ РАЗОБРАТЬСЯ. Так что, глубоко вздохнув, я передала это стоматологу, и оставила их одних.

Я стала ждать в приемной, разгадывая кроссворды на телефоне. Врач, стоя в дверях, показала мне поднятые большие пальцы, и после рентгена, чистки, проверок, и обработки зубов фтором, Ник вышел и направился прямо к машине (даже не обращая внимание на то что я держу ключи)! Я до сих пор не знаю, что именно он решил рассказать врачу, и это нормально, потому что это его дело, а не мое.

Это был длинный, сложный путь, и на этом пути нет финишной черты (о, поверьте мне, мы все еще продолжаем бороться), но я решила поделиться этим опытом, потому что я снова и снова узнаю, что:
1) презумпция компетенции лучше всего способствует успеху, и
2) я никогда не думала, что он сможет сделать что-то подобное, когда он был младше, и поэтому я хочу напомнить всем, что наши дети растут, учатся, и наша тяжелая работа не останется неоплаченной.

Как мы этого достигли? Примерно так:

1) Я проводила много времени, беседуя с Ником о том, что он может ожидать;

2) Записывала его к стоматологу, который специализируется на работе с особыми детьми, и который…

3) во время проведения процедуры ни с кем не общается в офисе (то есть, нет никаких кричащих малышей);

4) выполняет всю работу самостоятельно, не перепоручая ее медсестрам и помощникам;

5) передает контроль над процедурой Нику, давая ему возможность сказать «стоп», когда ему надо, чтобы процедура прекратилась;

6) Старалась следить за тем, чтобы врач говорил ему все, что он собирается делать, прежде чем начать это делать;

7) Сводила к минимуму ненужные разговоры и необязательные прикосновения.

(*Читатели из Портланда. Подходящий дантист — Синтия Пелли из Little Smiles in Sellwood. Очень рекомендую!)

_____
На русский язык переведено специально для проекта Нейроразнообразие в России.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s