О мастерских

Автор: Айман Экфорд

Фонды «помощи людям с инвалидностью» любят создавать мастерские для обучения инвалидов. Подобные мастерские есть у центров «помощи людям с аутизмом» вроде «Антон Тут Рядом». Они есть у организаций, которые помогают людям, находящимся в ПНИ (в психоневрологических интернатах) — например, у организации Перспективы.

Некоторые из организаций, содержащих мастерские, мне нравятся. Другие- нет. Но мне точно не нравятся сами мастерские.

В этих мастерских инвалидов учат рисованию, рукоделию, столярному делу, гончарному искусству, пению и танцам. У разных организаций разные мастерские, но смысл примерно одинаковый. Все эти мастерские созданы для развития творческих навыков. Но зачем?

Вам для жизни необходимо рисование? Или гончарное искусство? А может, прежде чем продать вам продукты, продавец просит вас спеть песенку?

Нет? Тогда почему считается, что аутисты -или люди с другими видами инвалидности- обязаны это уметь?

Знаете, кому ещё навязывают подобные занятия? Детям. Потому что мы живем в эйджистском обществе, в котором считается, что дети больше ни на что не способны. Об инвалидах думают так же- уже из-за эйблизма. (Ещё один пример схожести систем угнетения).

Я однозначно поддерживаю идею развития творческих способностей у инвалидов -у тех инвалидов, которые сами хотят их развивать. Я не против творчества.

Но я против того, чтобы занятия творчеством навязывалось и считалось обязательным.

И чтобы людей учили рисовать и лепить, вместо того, чтобы учить их жить независимо.

Как бы вы отнеслись, если бы вместо художественных мастерских и гончарных кружков для инвалидов в ПНИ были бы мастерские для неговорящих людей по обучению альтернативной коммуникации, мастерские по обучению чтению и письму, мастерские по обучению элементарной арифметике? Многие люди попали в ПНИ из специальных детских домов для детей-инвалидов, где даже самые способные из них могут так и не научиться считать и читать. И мастерские могли бы это исправить.

Что вы думаете о мастерских- не важно, созданы ли они для людей в ПНИ или для инвалидов, которые находятся на свободе — в которых учат:

— Ходить по магазинам: общаться с продавцами, выбирать и закупать продукты, считать деньги.

— Ориентироваться на местности: искать дом по указанному адресу, пользоваться картой, спрашивать у прохожих, как найти дорогу.

— Пользоваться общественным транспортом, ориентироваться на вокзалах и в аэропортах.

— Соблюдать правила дорожного движения.

— Обращаться за помощью в полицию, в больницу, в пожарную службу и даже в службу тех.поддержки.

— Распознавать потенциально опасные ситуации, и понимать, что в случае этих ситуаций надо делать.

— Справляться с бытовыми делами, планировать уборку, понимать, какие дела необходимо делать в первую очередь, а какие можно откладывать на потом, как экономить свои силы, чтобы выполнение работы по дому не привело к регрессу. (обычно у фондов есть учебные квартиры, но их мало и не все клиенты фонда могут туда попасть, так что этого явно недостаточно)

— Разбираться в лекарственных препаратах.

— Оказывать первую медицинскую помощь.

— Разбираться в том, как действуют разные методы контрацепции, и почему ей надо пользоваться. В общем, базовая информация о сексе, о заболеваниях, передающихся половым путём и о том, как избежать незапланированной беременности.

Разве вам не кажется, что подобные курсы были бы более полезны, чем творческие кружки? Они позволили бы людям из ПНИ выйти на свободу! И позволили бы людям с инвалидностью, которые сейчас живут с родителями, никогда туда не попасть! Конечно, это помогло бы не всем, но очень и очень многим. Более того, подобные уроки были бы полезны многим детям и подросткам без инвалидности!

Я знаю молодого нейротипичного человека, который не мог самостоятельно пойти в больницу, потому что родители никогда не учили его этому, и он боялся сделать что- то не так. Так почему детей -любых детей- стараются обучать творчеству, но не учат жизненно важным навыкам?

Чему учат родители своих детей- навыкам независимой жизни (которые снизили бы зависимость детей от них), или они учат детей быть идеальными детишками, которыми можно гордиться, потому что творческие успехи считают чем-то крутым?

Действительно ли создатели фондов и кружков для инвалидов хотят помочь своим подопечным, или они думают только о том, как, сохранив над ними контроль, показаться добрыми и заботливыми?

«А как же те мастерские, которые могут дать профессию?» — можете спросить вы. Ведь человек, который обучался в гончарной мастерской, может продавать горшочки и графинчики, верно? Фонды даже продают горшочки и графинчики, сделанные инвалидами, на своих благотворительных ярмарках!

Здесь все не так однозначно.

Во-первых, среднестатистический инвалид не продаст эти горшочки и графинчики без помощи фонда. Так что фонды не делают своих подопечных независимыми, когда продают эти товары. Они делают их зависимыми от себя, от своей помощи. Создавая подобные мастерские, фонды работают не ради помощи инвалидов, а ради оправдания собственного существования. И иногда руководство фонда может даже не признаваться себе в этом.

Во-вторых, а как насчёт ещё одного вида мастерских… не для инвалидов, а для работников обычных колледжей и университетов, которые могли бы сделать так, чтобы у всех инвалидов была возможность получить любую профессию, какую они захотят?

Как насчёт курсов для студентов — для будущих работников ВУЗов и колледжей?

Ведь профессий гораздо больше, чем могут предоставить мастерские любого благотворительного фонда!

Как насчёт курсов для специалистов по кадрам и для частных предпринимателей, благодаря которым они смогут создать инклюзивную среду с минимальными затратами, и распознавать квалификацию нейроотличающихся людей, не применяя к ним нейротипичные стандарты? Благодаря таким курсам могла бы решиться проблема безработицы аутичных людей, и людей с большинством других видов инвалидности!

Как насчёт ещё одного проекта- проекта помощи с трудоустройством в самых разных областях? Ведь для этого проекта тоже надо обучать людей- тех, кто будет помогать инвалидам работать в том направлении, в котором они хотят, подбирая подходящие компании, помогая пройти собеседование и наблюдая за условиями труда.

Но знаете что? Вместо того, чтобы обучать специалистов по кадрам, фонды предпочитают обучать работников музеев и театров, в которые они водят инвалидов ради приобщения их к творчеству! А потом мы удивляемся, что инвалиды не могут себя обеспечивать!

Есть множество обучающих проектов, которые могли бы помочь инвалидам жить самостоятельно. Многие из них уже реализованы за рубежом, и наши фонды могли бы их просто скопировать. Им даже не надо ничего изобретать. Но фонды — самые разные фонды, большинство фондов — снова и снова возвращаются к «творческим» проектам, во имя некой абстрактной «абилитации».

Поэтому, пожалуйста, внимательно прочтите, чем занимается благотворительный фонд, прежде чем устраиваться в него на работу, начинать на него волонтерить, или жертвовать ему деньги. И выбирайте только те проекты и организации, которые действительно понимают, как помочь инвалидам. Даже если это проекты маленьких инициативных групп и не очень известных организаций. А если вы хотите работать на крупные фонды… что же, выбирайте те проекты, которые реально улучшают жизнь инвалидов. Присоединяйтесь к тем, кому вы можете доверять. Создавайте с ними новые, полезные проекты. Пусть ваше время и ваши деньги будут потрачены на действительно важные вещи.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s