Уровень и Природа Аутистического Интеллекта

Отчет об Исследовании

Авторы: Мишель Доусон, Изабель Сульер, Мортон Энн Гернсбахер и Лоран Моттрон
Источник: http://www.gernsbacherlab.org/wp-content/uploads/papers/1/Dawson_AutisticIntelligence_PS_2007.pdf

Переводчик: Козловская Елизавета Павловна

АННОТАЦИЯ: — Аутичных людей принято считать людьми с когнитивными нарушениями, а их когнитивные преимущества (например, при выполнении тестов на конструирование блоков)FOOTNOTE: Footnote часто рассматриваются как побочные низкоуровневые последствия серьезных дефектов, а не как прямые проявления интеллекта. Все существующие на данный момент попытки определить нейроанатомические признаки аутизма и признаки мозговой функциональности при аутизме были основаны на этом устоявшемся, но не проверенном, предположении. Поэтому мы проанализировали выборку из 38 аутичных детей, прошедших известный тест на подвижность интеллекта, тест стандартными прогрессивными матрицами РавенаFOOTNOTE: Footnote. В среднем, их результатом были 30 процентильных баллов, и в некоторых случаях больше 70 процентильных баллов, выше, чем их результаты по шкале интеллекта Векслера. Типично развивающиеся дети не показывали таких расхождений в результатах, и похожий контраст прослеживался при сравнении образцов аутичных и неаутичных взрослых. Мы пришли к выводу, что интеллект аутистов был недооценен.

Аутизм определяется атипичными взаимодействиями, атипичным социальным общением и языком тела, и специфическими интересами. Когда Каннер (1943) впервые систематизировал феномен аутизма, он спрогнозировал, что «превосходная память(аутистов)… и их концентрация на сложных структурах и последовательностях говорят о хорошем интеллекте». Однако, более формальные расчеты в эпидемиологических исследованиях поместили значительный процент аутистов в диапазон, определяемый как умственная отсталость (Например, 40% в Baird et al., 2000; от 25% до 64% в Kielinen, Linna, & Moilanen, 2000).

Предположение, что аутисты страдают когнитивным расстройством захватило популярную и научную литературу. Аутисты, считающиеся минимально говорящими или неговорящими (Например, те, кто испытывают серьезные проблемы со свободной речью) рассматриваются как самые когнитивнорасстроенные; о таких индивидуумах принято говорить как о «низкофункциональных». Несмотря на то, что считается политически некорректным говорить об аутистах с исключительными возможностями как об «идиотах – савантах», превосходные результаты аутистов до сих пор чаще всего рассматривается как побочный эффект анормальной нейроанатомической функции, чем как отображение подлинного человеческого интеллекта (Hobson, 2002). Мы эмпирически проанализировали эти распространенные представления, чтобы лучше понять уровень и природу аутистического интеллекта.

Тестирование умственных способностей играет видную роль в исследованиях аутизма и клинической практике. В исследованиях результаты тестов на интеллект служат как переменные для соотношения разных групп субъектов, как параллельно изменяющиеся переменные (когда предыдущее соотношение неэффективно), и как итоговый показатель, используемый для эмпирических испытаний разных терапий. В исследованиях и лечебной практике, аутистический интеллект в большинстве случаев измеряется результатами выполнения тестов, основанных на тесте интеллекта Векслера (Mottron, 2004).

Например, Шкала Интеллекта Векслера для детей (Wechsler, 1991) включает в себя дюжину мини-тестов. Результаты выполнения пяти из этих тестов, запрашивающих пациента отвечать на устно поставленные вопросы в устной форме, формируют вербальный IQ фактор. Результаты по пяти другим тестам, требующим пациента давать невербальные ответы на устно поставленные вопросы (например, сортировать карточки или блоки определенным образом), формируют невербальный или исполнительный IQ фактор. Таким образом, оба вербальный и исполнительный IQ тесты подразумевают способность понимать язык, а для вербального IQ теста требуется устная речь. Комплекс из вербального и исполнительного IQ тестов называют полным коэффициентом интеллекта.

При тестировании по шкалам интеллекта типа шкалы Векслера (Happe´, 1994), аутисты обычно показывают результаты, отображенные на рис. 1. Обыкновенно наблюдается заметный дефицит в одном из вербальных тестов на языковое восприятие. Предположительно, этот тест измеряет социальное и практическое понимание, включая такие вопросы как, «что нужно сделать, если ты найдешь на улице запечатанный конверт с адресом и с новой маркой на нем?» и «что нужно сделать, если ты поранил палец?». Качество устных ответов пациента в тесте на языковое восприятие оцениваются экзаменатором.

Рисунок 1. Средние баллы по частичным тестам 38 аутичных детей по интеллектуальной шкале Векслера для детей, 3 издание (WISC — Third Edition).

В то же время, аутисты, как правило, достигают заметного подъема в одном из невербальных тестов, конструировании блоков. На этом тесте пациенту показывают двумерную красно-белую композицию, и задание – воспроизвести эту композицию, компонуя комплекты цветных блоков. Тест на конструирование блоков ограничивается по времени и оценивается по точности воспроизведения.

Как же следует интерпретировать такие подъемы и спады в результатах тестов Векслера? Один из обоснованных выводов заключается в том, что подъемы коррелируют с интеллектуальными навыками, развитыми у аутичных людей, и с когнитивными задачами, в которых они преуспевают. Тем не менее, много лет эти подъемы определяли, как «островки способностей…относящихся к чему-то вроде мифа или же по крайней мере интересному, но теоретически неважному факту»

(Shah & Frith, 1993, p. 1351). Затем, в девяностых годах, эти подъемы обрели теоретическую важность. Такие особенности как превосходное прохождение теста на конструирование блоков, вместе с возможностью исключительно быстро выделять целевую фигуру из сложноорганизованного заднего плана, рисованием «невозможных» фигур, слуховым восприятием, а также со многими присущими савантам навыками, были интерпретированы, как объединенный дефицит: «слабость центральной когерентности», тенденция фокусироваться на деталях в ущерб образным представлениям (Happe´, 1999; Heaton, Hermelin, & Pring, 1998; Shah & Frith, 1983).

Мы эмпирически протестировали толкование интеллектуальных способностей аутистов как склонностей к низкоуровневому восприятию, являющихся результатом дефицитов восприятия высокого уровня, проведя интеллектуальный тест, широко рассматриваемый как ведущий способ оценивания аналитического мышления, тест прогрессивные матрицы Равена (Raven, Raven, & Court, 1998). Этот тест состоит из 60 заданий, разделенных на пять наборов по степени сложности. Все задания имеют схожий формат: матрица из геометрического рисунка с одной пустой ячейкой представлена вместе с шестью или восемью возможными вариантами для завершения рисунка. Для этого предположительно невербального теста требуется минимальное количество инструкций.

Прогрессивные матрицы опытным путем демонстрируют способности считаться с правилами, управления иерархией целей, и формирования абстракций высокого уровня (Carpenter, Just, & Shell, 1990). Прогрессивные матрицы Равена, широкоизвестные как доминирующий показатель мышления и способности находить решения проблем, считаются хрестоматией измерения подвижности интеллекта (Mackintosh, 1998, p. 228), и предполагается, что задания на подвижность интеллекта требуют координированной способности к целенаправленной деятельности, внимательного контроля, и рабочей памяти (Blair, 2006; Kane & Engel, 2002; Newman & Just, 2005). Прогрессивные матрицы Равена занимают центральное психометрическое значение в тестах на когнитивные способности. В классической диаграмме Snow, Kyllonen, and Marshalek’s (1984), суммирующей взаимные корреляции между различными тестами на когнитивные возможности, простые, специализированные тесты находятся на периферии, а прогрессивные матрицы Равена занимают центральное место, как самый комплексный и общий единый интеллектуальный тест.

Описания когнитивных процессов, нужных для прохождения прогрессивных матриц Равена и для выполнения заданий на подвижность интеллекта, читаются как перечень когнитивных процессов, которые, как предполагается, у аутистов отсутствуют. Например, несмотря на то, что от аутистов ожидается адекватное выполнение простых тестов на способность к целенаправленной деятельности и рабочую память, считается, что у них есть нехватка когнитивных способностей, необходимых для удачного выполнения более сложных тестов, связанных с познавательными способностями (Minshew, Webb, Williams, & Dawson, 2006). Предполагается, что аутисты достигают отличных результатов в тестах на механическую память или в низкоуровневых сопоставлениях изображений, но испытывают несопоставимые трудности в тестах на высокоуровневые интеграции или абстракции (Courchesne & Pierce, 2005; Just, Cherkassky, Keller, & Minshew, 2004). Действительно, было предсказано конкретно, что аутистам присущи непропорциональные нарушения в подвижности мышления (Blair, 2006; Pennington & Ozonoff, 1996), однако это предсказание никогда не было подвержено эмпирической экспертизе. Нашей целью было напрямую проанализировать подобные утверждения.

Метод

Субъекты

Аутичные дети

Эта группа включала 38 аутичных детей (35 мальчиков, 3 девочки) от 7 до 16 лет (M = 10.39, SD = 2.69). Они были продиагностированы в специализированной клинике по общим расстройствам психологического развития при госпитале Ривьер-де-Пери в Монреале, Канада. Все они в большей степени соответствовали критериям аутистического расстройства, чем любой другой диагностической категории, описанной в 4-м издании «Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам» (т.е., общему нарушению психологического развития, в другом случае неуточнённому, или синдрому Аспергера), согласно двум эталонным исследовательско-диагностическим документам (the Autism Diagnostic Interview– Revised, by Lord, Rutter, & Le Couteur, 1994, and the Autism Diagnosis Observation Schedule–General, by Lord, Rutter, DiLavore, & Risi, 1999) и опытным клиническим врачам. После диагностической оценки, данные обо всех пациентах были введены в базу данных Digimed©, с их предварительно полученного разрешения.

Данные обо всех рядовых случаях, соответствующих критериям аутизма согласно обоим диагностическим документам и где были пройдены оба теста, французскоканадская версия теста Векслера для детей, третье издание (WISC-III; Wechsler, 1991) и прогрессивные матрицы Равена (Raven et al., 1998), были получены из базы данных. Аутичные дети с уже известно имеющимися диагностируемыми генетическими или дополнительными неврологическими заболеваниями не были включены в эту выборку. Аутичные субъекты, выбранные таким способом, представляли первичный или идиопатический аутизм, являющийся аутизмом неизвестного или искажающего происхождения.

Неаутичные дети контрольного образца

Эта группа включала в себя 24 типично развивающихся, неаутичных детей (19 мальчиков, 5 девочек) от 6 до 16 лет (M = 11.0, SD = 3.28). Они были наняты посредством рекламы, размещенной в газете. Не слишком структурированное интервью позволило исключить участников с историей психиатрического лечения, нарушениями обучаемости или неврологическими нарушениями, или наследственными психиатрическими или неврологическими заболеваниями.

Аутичные взрослые

Эта группа включала в себя 13 аутичных взрослых (11 мужчин, 2 женщины) от 16 до 43 лет (M = 25.38, SD = 8.86). Эти взрослые тоже были диагностированы в специализированной клинике по общим расстройствам психологического развития. Диагноз был сделан опытными клиническими врачами с помощью адаптированного варианта опросника для диагностики аутизма (Lord et al., 1994) и шкалы наблюдения для диагностики аутизма (Lord et al., 1999). Те же критерии, примененные в отношении аутичных детей для исключения и включения участников, были применены и по отношению к аутичным взрослым.

Неаутичные взрослые контрольного образца

Эта группа включала в себя 19 типичных взрослых (все мужского пола) от 19 до 32 лет

(M = 22.37, SD = 4.57). Они были наняты и проверены тем же способом, что и неаутичные дети.

Материалы

Шкалы Векслера

Шкала Векслера WISC-III была предложена обеим группам детей, а шкала Векслера для взрослых (WAIS-III; Wechsler, 1997) была предложена обеим группам взрослых. Прохождение обоих тестов было оценено согласно канадским нормам.

Прогрессивные матрицы Равена

Стандартная версия прогрессивных матриц Равена была предложена всем субъектам, без ограничений во времени. Нормы для северно-американских детей были заимствованы из руководства теста (Raven et al., 1998), а нормы для взрослых – из Burke (1985).

Процедура

В случае аутичных детей и взрослых, два теста (шкалы Векслера и прогрессивные матрицы Равена) были в рабочем порядке включены в диагностический анализ в клинике по общим расстройствам психологического развития. Оба теста были проверены индивидуально нейропсихологами, незнающими об ни об исследовании, ни о предположениях. Неаутичные дети и взрослые контрольных образцов были протестированы нейропсихологами в условиях, близких к тем, в которых были аутичные субъекты, и награждены гонораром.

Результаты

Аутичные и неаутичные дети

Результаты аутичных детей по шкале Векслера WISC-III продемонстрировали классический аутистический профиль, показанный на рис. 1. Их показатели по шкале Векслера (рис. 2а) были на отметке 26 процентильных баллов (SD = 30.17) по вербальному IQ фактору, 31 процентильных баллов (SD = 27.47) по исполнительному IQ фактору, и 26 процентильных баллов (SD = 26.58) по полному коэффициенту интеллекта, в каждом случае находясь в диапазоне ниже среднего. Для сравнения, результаты аутичных детей по прогрессивным матрицам Равена достигли 56 процентильных баллов (SD = 35.11), свидетельствуя о среднем уровне прохождения. Действительно, дисперсионный анализ показал, что результаты аутичных детей по прогрессивным матрицам Равена были значительно выше, чем их результаты по всем категориям шкалы Векслера WISC-III, полному коэффициенту интеллекта, по вербальному и исполнительному IQ факторам (двухсторонний, все prep = 0.996, Коэна d = 0.78–0.97).

Несоответствия между результатами аутичных детей по этим двух тестами были по всему диапазону шкалы Векслера WISC-II, как показано на рис. 3а. Например, ни один аутичный ребенок не оказался в диапазоне «высокий интеллект» в шкале Векслера, в то время как треть аутичных детей получила 90 и выше процентильных баллов по матрицам Равена. Лишь у меньшинства аутичных детей были результаты в диапазоне «среднего интеллекта» и выше по шкале Векслера, в то время как большинство было с результатом 50 и выше процентильных баллов по матрицам Равена. При том, что треть аутичных детей считалась бы «низкофункциональными» (то есть с интеллектуальной инвалидностью) согласно шкале Векслера, лишь 5% считались бы таковыми согласно матрицам Равена.

aXVDkJAOdcI

Рисунок 2. Показатели (a) аутичных и неаутичных детей и (b) аутичных и неаутичных взрослых согласно шкалам Векслера и прогрессивным матрицам Равена. «Усы» погрешностей демонстрируют 2 среднеквадратичных отклонения. WAIS-III = Wechsler Adult Intelligence Scale–Third Edition; WISC-III = Wechsler Intelligence Scale for Children– Third Edition.

Результаты детей контрольного образца по шкале Векслера WISC-III были на отметке 70 процентильных баллов (SD = 21.35) по вербальному IQ фактору, 67 процентильных баллов (SD = 23.79) по исполнительному IQ фактору, и 70 процентильных баллов (SD = 21.77) по полному коэффициенту интеллекта (см. рис. 2а). Подобным образом, результаты детей контрольного образца по прогрессивным матрицам Равена были на отметке 72 процентильных баллов (SD = 23.69). Поразительно контрастируя с аутичными детьми, неаутичные дети не показали значительной разницы между результатами по матрицам Равена и по всем трем категориям шкалы Векслера, полному коэффициенту интеллекта, по вербальному и исполнительному IQ факторам (ANOVA, все prep <0.53, d = 0.06–0.2). Таким образом, наблюдается значительное расхождение в значении разницы результатов обоих тестов у аутичных и неаутичных детей, F (1, 60) = 12.89, prep = .986, d = 0.94. Фактически, почти для половины неаутичных детей, разница между результатами обоих тестов была менее, чем 10 процентильных баллов (см. рис. 3). Лишь в случае одного неаутичного ребенка разница в результатах шкалы Векслера и прогрессивных матрицах Равена была более 50 процентильных баллов.

Аутичные и неаутичные взрослые

Схожие результаты наблюдались и при сравнении баллов аутичных и неаутичных взрослых по прогрессивным матрицам Равена и шкале Векслера для взрослых WAISIII (см. рис. 2b). Результаты аутичных взрослых по прогрессивным матрицам Равена (M = 83.30 процентильных баллов, SD = 19.26), в среднем, были более чем на 30 процентильных баллов выше, чем их результаты по шкале Векслера (M = 50.38 процентильных баллов, SD = 30.57; prep = .986, d = 1.29). Для сравнения, результаты неаутичных взрослых по прогрессивным матрицам Равена (M = 81.64 процентильных баллов, SD = 16.78) и по шкале Векслера (M = 74.80 процентильных баллов, SD = 16.57) отличались незначительно (prep = .852, d = 0.41). Как было обнаружено и у детей, у аутичных и неаутичных взрослых так же было найдено значительное расхождение в значении разницы результатов прохождения обоих тестов, прогрессивных матриц Равена и шкалы Векслера, F (1, 30) = 13.19, prep = .986, d = 1.31.

0BgXtVi5HDA (1)

Рисунок 3. Связь между результатами по полному коэффициенту интеллекта шкалы Векслера(WISC-III) и прогрессивным матрицам Равена (a) аутичных детей и (b) детей группы контрольного образца. Точки данных слева от пунктирных диагональных линий отображают субъектов, чьи результаты по матрицам Равена были выше, чем по шкале Векслера; точки данных слева от непрерывных диагональных линий отображают субъектов, чьи результаты по матрицам Равена были на 50 процентильных баллов выше, чем их результаты по шкале Векслера. В части (a), окружность включает в себя точки данных, отображающих 7 аутичных детей, чьи результаты по матрицам Равена превышали их результаты по шкале Векслера более, чем на 70 процентильных баллов. Ромбы отображают идентичные точки данных для субъектов из обеих групп.

Обсуждение

Помимо того, что эти данные указывают на уровень аутистического интеллекта, они также отражают природу аутистического интеллекта. Эти данные ставят под вопрос предположение о том, что аутистический интеллект это лишь простой, низкоуровневый процесс восприятия, позволяющий аутистам справляться лишь с задачами на механическую память или манипуляции геометрических кубов, такие, как, например, в задании на конструирование блоков. И хотя аутистов можно описать, как функционирующих на развитом уровне восприятия (Mottron, Dawson, Soulie`res, Hubert, & Burack, 2006), исполнение ими теста на конструирование блоков коррелирует с исполнением ими другого частичного теста Векслера (Например, для аутичных детей в данном исследовании, r = .65, prep = .986). К тому же, когда аутисты выполняют серию тестов на конструирование блоков, измененных так, чтобы их было возможно решить либо через восприятие локальных деталей, либо посредством исследования всей схемы рисунка, они демонстрируют большую изворотливость и лучшее исполнение, чем неаутичные люди (Caron, Mottron, Berthiaume, & Dawson, 2006). Более того, в настоящем исследовании относительная сложность 60 частей прогрессивных матриц Равена в высокой степени коррелировала между аутичными и неаутичными детьми, r (58) = .96, из чего можно заключить, что тест измерил одну и ту же конструкцию мышления у обеих групп.

Мы показали, что у аутистов нет непропорциональных нарушений в тесте на подвижность интеллекта (несмотря на то, что многие современные теории об аутизме предсказывают, что они должны быть). Вместо того, чтобы ограничиваться изолированными тестами шкалы Векслера, предназначенными лишь для измерения низкоуровневых механической памяти и восприятия, мы продемонстрировали аутистический интеллект на самом комплексном едином тесте общего интеллекте, известного в литературе. И хотя аутисты без сомнения применяют атипичные когнитивные процессы в выполнении многих задач, мы настоятельно предостерегаем против объявления этих процессов нефункциональными или против предположения о том, что подъемы и спады аутистов согласно шкале Векслера «не соответствуют данным… общего интеллекта» (Scheuffgen, Happe´, Anderson, & Frith, 2000, pp. 83–84).

Благодарности – Мы благодарим E´. Me´nard, C. Berthiaume, P. Jelenic, G. Martel, M.-J. Dubuc, и W.K. Dawson за вклад в данный проект, и D.M. Goldsmith за предоставление мотивации. Этот труд был обеспечен грантом от Канадских институтов исследований в области здравоохранения.

Ссылки

Baird, G., Charman, T., Baron-Cohen, S., Cox, A., Swettenham, J., Wheelwright, S., & Drew, A. (2000). A screening instrument for autism at 18 months of age: A 6-year follow-up study. Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry, 39, 694–702.

Blair, C. (2006). How similar are fluid cognition and general intelligence? A developmental neuroscience perspective on fluid cognition as an aspect of human cognitive ability. Behavioral and Brain Sciences, 29, 109–125.

Burke, H.R. (1985). Raven’s Progressive Matrices (1938): More on

norms, reliability, and validity. Journal of Clinical Psychology, 41, 231–235.

Caron, M.-J., Mottron, L., Berthiaume, C., & Dawson, M. (2006). Cognitive mechanisms, specificity and neural underpinnings of visuospatial peaks in autism. Brain, 129, 1789–1802.

Carpenter, P.A., Just, M.A., & Shell, P. (1990). What one intelligence test measures: A theoretical account of the processing in the Raven Progressive Matrices Test. Psychological Review, 97, 404– 431.

Courchesne, A., & Pierce, K. (2005). Why the frontal cortex in autism might be talking only to itself: Local over-connectivity but longdistance disconnection. Current Opinion in Neurobiology, 15, 225–230.

Happe´, F. (1994). Wechsler IQ profile and theory of mind in autism: A research note. Journal of Child Psychology and Psychiatry and Allied Disciplines, 35, 1461–1471.

Happe´, F. (1999). Autism: Cognitive deficit or cognitive style? Trends in Cognitive Sciences, 3, 216–222.

Heaton, P., Hermelin, B., & Pring, L. (1998). Autism and pitch processing: A precursor for savant musical ability? Music Perception, 15, 291–305.

Hobson, P. (2002). The cradle of thought: Exploring the origins of thinking. New York: Oxford University Press.

Just, M.A., Cherkassky, V.L., Keller, T.A., & Minshew, N.J. (2004). Cortical activation and synchronization during sentence comprehension in high-functioning autism: Evidence of underconnectivity.

Brain, 127, 1811–1821.

Kane, M.J., & Engel, R.W. (2002). The role of prefrontal cortex in working-memory capacity, executive attention, and general fluid intelligence: An individual-differences perspective. Psychonomic Bulletin & Review, 9, 637–671.

Kanner, L. (1943). Autistic disturbances of affective contact. The Nervous Child, 2, 217–250.

Kielinen, M., Linna, S.L., & Moilanen, I. (2000). Autism in Northern Finland. European Child and Adolescent Psychiatry, 9, 162– 167.

Lord, C., Rutter, M., DiLavore, P.C., & Risi, S. (1999). Autism Diagnostic Observation Schedule. Los Angeles: Western Psychological Services.

Lord, C., Rutter, M., & Le Couteur, A. (1994). Autism Diagnosis Interview–Revised:

A revised version of a diagnostic interview for caregivers of individuals with possible pervasive developmental disorders. Journal of Autism and Developmental Disorders, 24, 659–685.

Mackintosh, N.J. (1998). IQ and human intelligence. New York: Oxford University Press.

Minshew, N., Webb, S.J., Williams, D.L., & Dawson, G. (2006). Neuropsychology and neurophysiology of autism spectrum disorders. In S.O. Moldin & J.L.R. Rubenstein (Eds.), Understanding autism (pp. 379–415). Boca Raton, FL: Taylor & Francis.

Mottron, L. (2004). Matching strategies in cognitive research with individuals with high-functioning autism: Current practices, instrument

biases, and recommendations. Journal of Autism and Developmental Disorders, 34, 19–27.

Mottron, L., Dawson, M., Soulie`res, I., Hubert, B., & Burack, J. (2006). Enhanced perceptual functioning in autism: An update, and eight principles of autistic perception. Journal of Autism and Developmental Disorders, 36, 27–43.

Newman, S.D., & Just, M.A. (2005). The neural bases of intelligence: A perspective based on functional neuroimaging. In R.J. Sternberg & J.E. Pretz (Eds.), Cognition and intelligence (pp. 88–103).

Cambridge, England: Cambridge University Press.

Pennington, B.F., & Ozonoff, S. (1996). Executive functions and developmental

psychopathology. Journal of Child Psychology and Psychiatry and Allied Disciplines, 37, 51–87.

Raven, J., Raven, J.C., & Court, J.H. (1998). Raven manual: Section 3. Standard progressive matrices. Oxford, England: Oxford Psychologists Press.

Scheuffgen, K., Happe´, F., Anderson, M., & Frith, U. (2000). High ‘‘intelligence,’’ low ‘‘IQ’’? Speed of processing and measured IQ in children with autism. Development and Psychopathology, 12, 83–90.

Shah, A., & Frith, U. (1983). An islet of ability in autistic children: A research note. Journal of Child Psychology and Psychiatry and Allied Disciplines, 24, 613–620.

Shah, A., & Frith, U. (1993). Why do autistic individuals show superior performance on the Block Design task? Journal of Child Psychology and Psychiatry and Allied Disciplines, 34, 1351– 1364.

Sinclair, J. (1999). Why I dislike ‘‘person first’’ language. Retrieved

October 2006 from http://web.syr.edu/jisincla/person_first.htm Snow, R.E., Kyllonen, P.C., & Marshalek, B. (1984). The topography of ability and learning correlations. In R.J. Sternberg (Ed.), Advances in the psychology of human intelligence (Vol. 2, pp.

47–103). Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Wechsler, D. (1991). Wechsler Intelligence Scale for Children–third edition: Canadian (WISC-III). Toronto, Ontario, Canada: Psychological Corp.

Wechsler, D. (1997). Wechsler Adult Intelligence Scale–third edition:

Canadian. Toronto, Ontario, Canada: Psychological Corp.

(ПОЛУЧЕНО 11/19/06; РЕДАКЦИЯ ПРИНЯТА 1/19/07;

КОНЕЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПОЛУЧЕНЫ 2/6/07)

______
На русский язык переведено специально для проекта Нейроразнообразие в России.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s