Айман Экфорд: «Почему предпринимателям может быть выгодна инклюзия»

(Примечание: Эта статья отражает исключительно мою личную позицию и может не отражать позицию других членов Аутичной инициативы за гражданские права и активистов движения за социальную справедливость по отношению к инвалидам, с которыми я работаю).

5e1d516f8ba4a2077395c923dec66009
Люди в деловых костюмах пожимают друг другу руку

В статьях о социальной справедливости и движении за права инвалидов «капитализм» часто называют одной из основ эйблизма.

— Людей оценивают по их полезности для рынка, поэтому всем наплевать на инвалидов, — пишут активисты.

Я думаю иначе. Как человек, который очень долго планировал заниматься бизнесом, и который является сторонником минимального вмешательства государства в дела рынка, я вижу проблему в другом.

Разумеется, социальный дарвинизм вписан в нынешнюю «капиталистическую» систему, потому что все распространенные в обществе убеждения и предрассудки так или иначе пересекаются. Но одной из основ оценки людей по их полезности является коллективизм — невозможно оценивать людей «по их полезности» без представления о том, что ценность человека основывается на том, насколько он полезен для некоего абстрактного «общества», коллектива, сообщества, государства или для некой существующей системы.

Социальный дарвинизм зародился в обществе с коллективистской моралью, и лучше всего процветал именно в коллективистских обществах — начиная от нацистской Германии (в которой считалось, что люди должны жертвовать всем ради нации), и заканчивая СССР (с его «диктатурой пролетариата», при которой люди должны жертвовать своими интересами ради «блага трудящихся»). Более того, среди сторонников негативной евгеники всегда были те, кто приветствовал государственное вмешательство в экономику, например, известный экономист Джон Кейнс.

Я изучала как меняется отношение к инвалидам в странах с преимущественно индивидуалистической культурой (например, в США), и за тем, как меняется отношение к инвалидам в странах с более коллективистской культурой (в большинстве стран постсоветского пространства), и могу сказать, что социального дарвизма и склонности оценок людей по их полезности в коллективистских культурах гораздо больше, чем в индивидуалистических. И это распространяется даже на активисткие сообщества.
Я не говорю, что коллективизм всегда и неизбежно приводит к эйблизму, но в основе эйблизма практически всегда лежит коллективизм. (Более подробно я писала об этом здесь).

При этом нормально функционирующая рыночная система ориентирована на отдельных личностей. По сути, эта система очень индивидуалистическая.
Она не требует от людей жертвовать собой ради «общего блага».
Да, в рыночной системе надо не просить помощи, а предлагать людям то, что им выгодно, но это не то же самое, что требовать от них жертвовать собой ради интересов абстрактного «большинства».
Во-первых, потому что тут речь идет о симбиозе, о сотрудничестве, а не о «жертвовании собой».
Во-вторых, большинству людей — в том числе людям с интеллектуальной инвалидностью — есть что предложить. Большинство людей могут выполнять ту или иную работу, и при создании доступной среды их выбор расширяется.
В-третьих, культурные особенности и мода сильно влияют на выбор потребителей, а на это можно влиять с помощью СМИ, рекламы и активизма (который влияет на СМИ и рекламу).

Как бы вы ни относились к рыночной экономике, было бы странно отрицать тот факт, что для преодоления эйблизма в ее деконструкции нет необходимости.
А вот в преодолении коллективистских стереотипов необходимость есть. Потому что именно они приносят жизни инвалидов в жертву «нормальному обществу».
И именно эти же коллективистские стереотипы мешают бизнесу, потому что они требуют от него жертвовать своими интересами ради блага «общества» и «государства».

На самом деле, этатизм в экономике и этатизм по отношению к меньшинствам связаны — если вы считаете, что люди являются собственностью государства, вы, вероятно, считаете, что у государства есть право жертвовать имуществом граждан и их правом на предпринимательство (и вводите экономические ограничения), и что у них есть право жертвовать жизнями или благополучием тех, кто не вписывается в принятые в этом государстве нормы (гомосексуалами, трансгендерами, религиозными меньшинствами и инвалидами).

Вот она из причин, почему предпринимателям и сторонникам либеральных и либертарианских идей может быть выгодна борьба с эйблизмом.

— Но разве это не значит, что предприниматели и все работающие должны будут содержать инвалидов? — могут спросить некоторые из вас.
Нет. Как я уже говорила, в нейэблистской культуре в выборе вида деятельности у инвалидов практически такой же выбор, как у неинвалидов. Большинство инвалидов так или иначе могут выполнять определенные виды работы, а число тех, кто не может настолько незначительно, что в любой развитой стране все равно есть ресурсы для их содержания (на что все равно многие люди будут согласны, потому что они понимают, что сами могут статьи такими инвалидами, или потому что такими инвалидами могут стать их близкие).

И, что самое главное, предпринимателям зачастую выгодно брать на работу инвалидов и нейроотличных людей.

В своей следующей статьей я подробнее расскажу о том, почему это выгодно.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s