Эмпатия

(Внимание! Описываемые ощущения и описываемое восприятие не распространяются на опыт всех аутичных людей. Текст может быть сложным для восприятия некоторым людям с алекситимией)
Источник: Hello Michelle Swan
Автор: Мишель Сеттон

image-emapthy-HMS
Надпись «эмпатия» и адрес сайта на черном фоне. И фотография двух лиц — мужского и женского


Я много думала об эмпатии, и о распространенном стереотипе о том, что у аутичных людей ее нет. Я начала много думать об этом месяц назад, когда прочла статью Браяны Ли, которая во многом оказалась мне близка.

Браяна писала:

«Если вы эмпат, вы не можете контролировать, когда вы чувствуете «энергию» других людей. Иногда очень сложно отделить чужие эмоцию и чужую энергию от вашей. Я во многом могу становиться другим человеком. Да, я хамелеон. Но я родилась с этой глубокой и неописуемой связью с другими людьми, со способностью ощущать их.
Я хочу, чтобы как можно больше людей поняли, что такое гиперэмпатия, и как она может влиять на аутичных людей. Точно так же как мы зачастую более чувствительны к сенсорной информации из окружающего мира, мы зачастую более чувствительны к энергии и эмоциям окружающих. Многие аутичные черты настолько увеличивают восприятие ощущений других людей, что это буквально причиняет нам боль. Отключение от эмоций других людей и принятие их несмотря на дискриминацию — две стороны одной медали.

Аутичных людей не должны стыдить за то, как они справляются с чрезмерной чувствительностью к другим людям. Однажды я слышала, как один из «экспертов по аутизму» сказал: «Девочки с РАС могут быть хамелеонами, они меняют свою личность в зависимости от ситуации, так что никто может так и не узнать настоящего человека».
Думаю, подобный способ «понимания» хамелеонов вреден, потому что окружающим может казаться, что они теряют настоящую, «секретную» версию нас, и это подрывает нашу веру в эту свою способность».

(Пожалуйста, прочтите полный вариант статьи Браяны «Don’t shame us for being chameleon» Нажмите на ссылку, и она откроется в новом окне).

Я хочу поделиться с вами тем, что я сама испытываю, что я думаю и что я чувствую.

Вы говорите, что вы в порядке, но я почти уверена, что это не так… я сомневаюсь в себе, мои чувства путаются — как я могу так часто ошибаться… и потом я узнаю, что у вас не было «все в порядке», и думаю, почему вы солгали. И потом я узнаю, что я тоже вру, ведь на самом деле в глубине души я знаю правила, из-за которых вы не можете быть собой, из-за которых вам небезопасно позволять себе быть уязвимым и слабым.

Возможно, мы недостаточно близкие друзья для того, чтобы вы решились довериться мне и открыть свою боль. Я это понимаю. Но я все равно чувствую эту боль. Она заполняет пространство между нами, и ложится мне на колени.

Возможно, мы близки, но у вас есть другая причина для того, чтобы сейчас не открываться мне. Я тоже это понимаю, потому что иногда у меня нет слов, сил или эмоциональной устойчивости для того, чтобы заставить себя открыть свои эмоции перед другим человеком, даже перед тем, кого я знаю и кому доверяю. Но я все еще чувствую боль вместе с вами, и эта боль камнем ложиться мне на плечи. Я чувствую ее как свою собственную боль.

Это сложно объяснить. Не знаю, почему я не могу отключить чувство, будто я ощущаю все окружающие эмоции. Думаю, это очень похоже на то, как я слышу каждый окружающий меня звук. Звуки и чувства просто как-то проникают в мой мозг. Они громкие и навязчивые, и я не могу их игнорировать. И то, и другое воспринимается более интенсивно, если я уже испытываю тревожность. Но даже если я ее не испытываю, они все равно проскальзывают, как бы сильно я ни старалась их игнорировать. На них не надо специально обращать внимание, они сами проникают через мое сознание. Они отвлекают меня от того, что я должна делать. Заставляют меня чувствовать себя перегруженной. Вынуждают меня преднамеренно избегать их, чтобы как-то помочь себе.

Я стараюсь быть ответственной по отношению к собственным чувствам — научиться отделять свои мысли от ваших, и не тащить ваши чувства с собой, хоть я и не могу их не чувствовать. Я знаю, что дело во мне, а не в вас. Я не могу ждать, что вы перестанете чувствовать, я не могу ждать, что вы позаботитесь о моих чувствах, когда вам самим тяжело, и я не могу ожидать, что все люди в мире почувствуют себя в достаточной безопасности для того, чтобы довериться мне, когда им плохо. Только я могу справиться со своей чувствительностью к эмоциям, с этой гипер-эмпатией, которая вызывает у меня боль и перегрузку.

… пока я не могу помочь, но думаю о том, стал бы мир проще и безопаснее, если бы все начали говорить правду. Когда я знаю, что вам грустно, или тяжело, или вы чем-то расстроены, или у вас стресс, а вы говорите «я в порядке», от этого нет пользы никому их нас. Мы лжем и говорим, что у нас все хорошо, потому что мы не хотим делиться… но почему-бы нам вместо этого не начать говорить правду?

— Как ты?
— Не очень… но скоро все будет в порядке, нет необходимости сейчас все это обсуждать.

— Ты в порядке?
— Нет, но у меня нет сил на то, чтобы сейчас об этом говорить.

— Что-то случилось?
— У меня сейчас непростое время. Спасибо, что заметила, но у меня уже есть необходимая поддержка, и я не хочу прямо сейчас все это обсуждать.

— Ты выглядишь грустной… могу ли я помочь?
— Да, мне грустно… но я сейчас не могу об этом говорить. Не могла бы ты связаться со мной через день-два, мне нужен кто-то, кто мог бы меня выслушать. К тому времени я смогла бы все это лучше обдумать.

Эти ответы я понимаю. В них есть смысл. Мне хорошо, когда я знаю что у вас сложности и вы это признаете, и при этом даете мне знать, какая помощь вам от меня нужна (или не нужна).

Мне тяжело от того, что я чувствую все, что чувствуете вы, но еще больше выматывает ситуация, когда я понимаю, что что-то не так, но вы это отрицаете. Это осознание остается «висеть» и я не могу его обработать. Думаю, когда вы пытаетесь скрыть свои чувства, вы делаете это, потому что не хотите меня утруждать, но на самом деле к тому времени я уже все равно чувствую то же, что чувствуете вы.

Я беспокоюсь, из-за чего вы не говорите мне о них, и означает ли это, что вы скрываете их от всех. Я волнуюсь, потому что вам плохо и у вас нет поддержки, вы один, и вы в изоляции. Я ненавижу чувствовать себя в изоляции, ненавижу быть без поддержки, и поэтому думаю, что вы должны испытывать то же самое.
Вне зависимости от того, эмпаты мы или нет, честное общение пойдет на пользу всем нам, не так ли?

Думаю, Браяна была права, когда писала: «Я понимаю, что в моих семейных, дружеских и рабочих отношениях способность чувствовать энергию, сущность и эмоции других людей была скорее даром, чем проклятием. Это — способность, с которой я росла и которую я научилась ценить и любить»… но я все еще учусь ценить свою гипер-эмпатию. Одновременно я пытаюсь справиться со смесью своих собственных чувств и чувств других людей — и это непросто. Но я считаю это важным, и продолжаю упорствовать в своих попытках, но это все еще сложно.

Думаю, всем нам было бы полезно признание того, что многие аутичные люди являются гипер-эмпатами для внесения некоторых корректив в общение без какого-либо осуждения.

______
На русский язык переведено специально для проекта Нейроразнообразие в России.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s