Еще немного об убийстве детей-инвалидов их родителями

Автор: Айман Экфорд
Тема убийства детей-инвалидов (в том числе аутичных детей) их родителями и опекунами снова и снова поднимается в интернете. Ведь убийства не прекращаются, а значит, СМИ не перестают их обсуждать. Снова и снова люди спорят о том, допустимы ли эти убийства (что, по-моему, даже звучит дико). Почти под каждым постом об убийстве ребенка-инвалида его родителем можно найти защитников убийцы. И так как я слишком часто отвечала этим защитникам, хочу резюмировать свою позицию. Когда речь заходит об убийстве детей-инвалидов их родителями, меня больше всего возмущают четыре вещи.

1. Двойные стандарты. Те же самые действия, которые по отношению к обычным детям назвали бы «ужасным преступлением», по отношению к детям-инвалидам называют «милосердием». Это хорошо показывает, насколько нас самих считают людьми.

2. Игнорирование мотива ненависти. Чаще всего люди не понимают, что речь идёт просто о преступлении ненависти. Большинство родителей поступают подобным образом не от безысходности, а от стигмы, окружающей инвалидность. В этом смысле они ничуть не лучше родителей детей-инвалидов из Третьего Рейха, которые просили сделать их детям «эвтаназию», потому что начитались нацистской пропаганды и решили, что «неполноценные и убогие» портят генофонд «истинных арийцев». Если уж говорить о «недостатке ресурсов для родителей», то примечательно, что убийства детей-инвалидов происходят и в США, и в Канаде, и во вполне благополучных Европейских странах, и даже там они встречают поддержку общественности, а иногда даже организаций «защиты» аутистов, несмотря на то, что с «поддержкой для родителей» там значительно лучше, чем у нас. Как сказала официальный представитель организации Autism Speaks в видео Autism Every Day, она бы сбросилась на машине с моста вместе со своей аутичной дочерью, если бы дома ее не ждал другой, «нормальный» ребёнок. Это сказала вполне себе состоятельная женщина, чьей дочери не грозило «страшное прозябание» и «ужасные интернаты».

3. Игнорирование влияния СМИ. Как видите, дело зачастую не в деньгах и не в условиях жизни. А в том, как к нам относится общество, и это отношение во многом формируют крупные фонды, признанные мировыми экспертами, которые и позволяют себе подобную «рекламу». И им глубоко плевать на то, что правозащитники и активисты много лет заявляют, что подобное оправдание убийств детей-инвалидов в публичном пространстве увеличивает риск новых убийств. Ведь убийцами зачастую оказываются люди, очень подверженные влиянию СМИ, в том числе и те, которые ищут внимания и жалости. В этом смысле примечательны истории Исси Степлтон, Алекса Спурдалакиса и Лондона МакКейба. Они — фигуранты громких дел, дети, которых убили или попытались убить их родители. У этих родителей-преступников есть общая черта — они неоднократно пытались вызвать жалость окружающих, выставляя жизнь своих детей — трагедией, а себя — их жертвами. И именно поддержка таких идей обществом спровоцировала убийства и покушения. Более подробно вы можете прочесть об этом здесь: https://neurodiversityinrussia.com/2016/07/31/керима-..

4. Представления о том, что жизнь детей принадлежит родителям. В предыдущем пункте мы рассмотрели известные зарубежные дела, которые, по мнению некоторых комментаторов, не имеют к России никакого отношения. Потому что в России детей-инвалидов ждёт «ужасное будущее после смерти родителей»( кстати, в США родители-убийцы тоже любят оправдывать себя страхом перед тем же «ужасным будущим», но сейчас речь не об этом). Давайте говорить честно — никто из нас не знает, что нас ждёт. Конечно, в России инвалиды — сильно дискриминируемая группа, но это не даёт вам право решать за инвалида, жить ему или умереть. Дискриминируемые группы были всегда и везде — например, в США времён сегрегации (а тем более времён рабства) жизнь любого чёрного ребёнка почти наверняка была бы не менее сложной, но, надеюсь, вы не считаете, что имели бы право решать за всех чернокожих, жить им или умереть. Такое решение может принимать только сам человек, и даже пятилетний ребёнок лучше поймёт, надо ли ЕМУ жить, чем вы можете понять за него. Да, он может ошибиться, но вы ошибётесь с ещё большей вероятностью, потому что вы — не ваш ребёнок. Ваш ребенок — отдельный человек, а у всех людей разное отношение к жизни и разная оценка того, что «хуже смерти», а что нет. Именно поэтому вы не можете принимать за другого человека такое радикальное и неисправимое решение, как решение умереть. Не важно, насколько этот человек вам близок — оправдывать убийство тем, что жертва — ваш ребёнок, не менее дико, чем сжигание женщин на костре после смерти мужа. Если вы умираете, подумайте, что ещё вы можете сделать, чтобы обезопасить своего ребёнка. Но не решайте, жить ему или умереть.
***
Очень часто инвалиды страдают не от состояния, по которому они получают инвалидность, а от дискриминации со стороны общества. Если их жизнь «невыносима», то причина зачастую именно в дискриминации. И эта культура дискриминации питается в том числе за счёт перечисленных мною пунктов. Так что, если вы действительно хотите облегчить жизнь инвалидам – долой стереотипы!

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s