Право на мерзавцев

Автор: Айман Экфорд

-Аутичные люди разные, и важно понимать, что среди нас тоже есть и убийцы, и абьюзеры, — возмущалась моя аутичная знакомая. Ее забанили в одном из самых известных русскоязычных пабликов по нейроразнообразию за то, что она «посмела» хедканонить персонажа — убийцу как аутиста.

Подобная ситуация довольно типичная. Активисты из самых разных движений часто ведут себя подобным образом, пытаясь бороться с «негативной репрезентацией».
Забывая, что есть огромная разница между стереотипно-картонным изображением представителей меньшинств, и многогранным образом антигероя.
В наше время об этом особенно часто забывают борцы с исламофобией. Когда они выступают за правдоподобную репрезентацию мусульман в художественных произведениях, а потом критикуют появление в каком-то фильме персонажа — исламского террориста, каким бы продуманным и правдоподобными ни был этот образ, они тем самым сами же перечёркивают свою повестку. Совершенно нормально выступать против стереотипного изображения мусульман. И не просто можно, а даже нужно повторять, что террористы составляют незначительное меньшинство среди исламского населения. Но это не значит, что надо критиковать художественное произведение просто за то, что там есть персонаж-исламский террорист. Есть большая разница между «все мусульмане — террористы» и «конкретный мусульманин А. — террорист». Особенно если в произведении явно показано, что не все мусульмане разделяют ценности А.
Адекватная, полная репрезентация невозможна без репрезентации «неидеальных» и даже отвратительных представителей меньшинств. Ведь разве белых гетеросексуальных мужчин не изображают иногда злодеями? Изображают, и никакой дискриминации в этом нет. Скорее наоборот — их признают людьми, и поэтому признают их разнообразие.

В этом контексте мне очень нравится высказывание известного сионистского деятеля и журналиста Заэва Жаботинского. Он написал это тогда, когда евреям часто предъявляли абсурдные обвинения, после которых они всячески старались оправдываться, слишком уж усердно создавая, как сказали бы современные активисты, «позитивную репрезентацию».

— Мы народ, как все народы; не имеем никакого притязания быть лучше, — писал Жаботинский.- В качестве одного из первых условий равноправия, требуем признать за нами право иметь своих мерзавцев, точно так же, как имеют их и другие народы. 1.

«Вместо апологии» — статья, из которой взята эта цитата- по-моему одна из самых актуальных статей для активистов, несмотря на то, что она была написана более ста лет назад. Я уже упоминала о ней в другом своём тексте: «О бессмысленности оправданий».
Но слова о «праве на мерзавцев» заслуживают особого внимания.
Некоторые еврейские активисты не только до сих пор оправдываются за любое преступление, совершённое другими евреями, а заходят ещё дальше — например, выступают против появление неоднозначных персонажей-евреев в массовой культуре. Таких как Магнето из фильмов и комиксов Люди Икс. Магнето нельзя называть злодеем — хоть он и противостоит главным героям. Это очень сложный и реалистичный персонаж. Магнето- немецкий еврей и бывший узник концлагеря, потерявший всю свою семью во время Холокоста, который всю свою жизнь довольно радикальными методами старался предотвратить геноцид другой дискриминируемой группы, к которой он принадлежит. То есть, Магнето явно не похож на воплощение антисемитских предрассудков. Но все равно некоторые евреи недовольны тем, что главный антагонист Людей Икс — переживший Холокост еврей. Но разве все узники концлагерей были пацифистами? Разве среди них не было людей, готовых на все, чтобы не допустить повторение трагедии? К тому же что плохого в том, что главные герои фильма не согласны с Магнето — вопрос о том, кто был прав: Чарльз или Магнето, остаётся открытым — и у каждого на него свой ответ.
Самое абсурдное в том, что зачастую те же люди, что критикуют Marvel за создание образа Магнето, нормально относятся к абсурдным стереотипам о том, что все евреи — умные и предприимчивые. Но разве все люди умные и предприимчивые? Нет, конечно, все люди разные! Так разве евреи — не люди? Если люди, то в чем логика отрицания их разнообразия? Ни в чем. Значит, дело в антисемитизме — для антисемитов евреи всегда «не совсем люди»- то есть они обладают некими «особыми» качествами. Даже если антисемитизм самый «позитивный», в его основе лежат последствия вековой дегуманизации евреев.
Если посмотреть на ситуацию и на высказывание Жаботинского шире, обратив внимание на другие подобные стереотипы, то становится ясно, что вопрос гораздо универсальнее.
Например, некоторые феминистки, даже признавая что многие люди глупы и слишком подвержены влиянию доминирующей культуры, считают мизогинией заявление, что «многие женщины — дуры», даже если за ней следует фраза «как и мужчины». (Ага, а ещё как и небинарные люди).
Или, что ещё хуже, некоторые «радикальные» феминистки заявляют, что в лесбийских отношениях не может быть абьюза. Это не только опасное заявление, потому что оно может заставить некоторых лесбиянок усомниться в своём опыте абьюзивных
отношений, или помешать им распознать абьюз, а и явная лесбифобия. Потому что, вы не станете спорить, что многие люди — абьюзеры. А лесбиянки — люди. Значит, многие лесбиянки — абьюзеры.
Все вполне просто и логично. Как и в примере с евреями. И во всех других подобных случаях.
***
Признание равенства — это признание разнообразия. Признание того, что маргинализированная группа ничем не лучше и не хуже привилегированной. Именно такое признание способно привести к равноправию, и преодолеть стереотипы.
————
1.Ссылки:
Заэв Жаботинский «Вместо апологии».
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s