Понимание метафор, иронии, сарказма и «модель психического» у аутичных людей

Это — статья-эксперимент, полностью основанная на переводе проекта Синдром Аспергера исследования «Understanding metaphors, irony and sarcasm in high functioning children with autism spectrum disorders : its relationship to theory of mind» и на самом исследовании.

Мы попытаемся сделать это исследование таким же точным с научной точки зрения, но при этом попытаемся избавить текст от предрассудков авторов научного исследования, потому что, несмотря на научный подход, выводы и язык этого исследования основаны на патологизирующих взглядах автора исследования на аутизм (точно так же, как полвека назад исследования в области женской психологии, даже с верной статистикой и выполненные согласно научному подходу, были основаны на сексистских взглядах авторов). Более подробно о подобных ошибках исследователей вы можете прочесть в этом тексте.

Итак, встречайте вариант исследования, который можно было бы увидеть в будущем, в мире, где парадигма патологии не забыта, но не является настолько доминирующей. Ниже вы найдёте ссылку на оригинал исследования и на его перевод, а также анализ выводов оригинального исследования. Таким образом, вы сможете самостоятельно сравнить два подхода, и сделать собственные выводы из статистических данных.

Введение

Аутизм представляет собой генетически обусловленную вариацию развития нервной системы, его распространённость оценивается в 1 из 100-150 человек (данные на 2010 год).

Аутистические вариации включают в себя такие состояния как: аутизм (называемый сторонниками патологизации «аутистическое расстройство»), неспецифическая вариация развития (атипичный аутизм, называемый сторонниками патологизации как «неспецифическое первазивное расстройство развития»), и синдром Аспергера.

В психологическом плане для аутистического спектра характерно наличие общей для всех детей триады особенностей поведения:

— Проблемы, возникающие во взаимодействии с «нейротипичными» (т.е. неаутичными людьми), либо социальная самоизоляция или нетипичные социальные отношения. (Иногда вызванные низким качеством жизни [1] аутичных людей, связанным с эйблизмом общества, в котором они проживают)

— Проблемы с речью и нейротипичными стилями коммуникации.

— Повторяющиеся действия (часто двигательные) и повторяющийся репертуар поведения.

Аутичные дети, в том числе дети с атипичным аутизмом, имеют трудности с формированием [активного] словарного запаса и овладением навыком построения предложений; дети с синдромом Аспергера — нет.

Социальные и поведенческие особенности при атипичном аутизме и синдроме Аспергера менее серьёзно выражены, чем наблюдающиеся у детей с «классическим» аутизмом.

Тесты IQ являются субъективными, так как отражают способности человека справляться с заданиями определённого типа, но не отражают уровень независимости его мышления и во многом основаны на общественных нормах [2], к тому же объективность использования стандартного IQ теста на аутичных детях весьма сомнительна [3], тем не менее, для дальнейшего анализа исследования интересно заметить, что около трети детей из аутистического спектра при тестировании на уровень интеллекта (IQ) и речевые навыки набирают количество баллов, соответствующее нейротипичной норме.

Тем не менее, несмотря на наличие нормальных или даже отличных способностей к построению предложений и накоплению словарного запаса, у этих детей есть трудности с речью (точнее, с ее функциональным использованием) и с навыками, нужными для ведения беседы в том ключе, который в нашем обществе на данный момент считается «нормальным». (То есть, с ведением нейротипичной беседы — важно заметить, что со временем рамки «нормальности» беседы могут расшириться, и точно так же, как сейчас цивилизованное общество принимает культурные различия в разговоре с иностранцами, считая их нормой, со временем оно может начать принимать нейрологические различия).

Исследователи предполагают, что языковые проблемы у аутичных детей возникают из-за особенностей работы так называемой «модели психического», то есть, представления о психическом состоянии других людей (особенно относительно знания/незнания этих людей о тех или событиях), их убеждений, и их намерений при взаимодействии. (Tager-Flusberg, 2000).

Часть проблем, которые возникают у аутичных детей при попытках общения с нейротипиками, вызвана значительными трудностями в понимании не буквальных форм общения, которые распространены в нейротипичной культуре (метафоры, ироничные высказывания, образные выражения). Аутичным детям может быть сложно понять выражения, сказанные в переносном смысле. У них наблюдается тенденция интерпретировать эти выражения буквально. (Happe, 1995)

Задача исследования

Это исследование изучает взаимосвязь работы «модели психического» (интуитивное, основанное на культурных нормах понимание мотивов действия других людей) и принятую в культуре интерпретацию метафор и иронии.

Участники исследования

45 детей и подростков в возрасте от 9 до 18 лет (средний возраст детей, принимающих участие в исследовании — 12 лет).

Все исследования финансировались Национальным Институтом Здоровья и проводились в Детском Исследовательском Центре Йельского университета.

Уровень вербального и невербального интеллекта всех детей соответствовал требованиям принятой в культуре нормы. Независимость мышления при измерении уровня интеллекта не учитывалась, точно так же, как не учитывались любые другие формы интеллекта, кроме умения выполнять задания по шкале Векслера. Итак, у участников был (>85) уровень интеллекта по шкале Векслера (в среднем 106), что означает, что согласно доминирующим в педагогике и психологии нормам их признали бы «умными». То есть, в исследовании не принимали участия ни дети с интеллектуальной инвалидностью, ни дети, чей уровень интеллекта нельзя измерить с помощью типичных тестов.

Участники были разделены на три группы на основе диагностических категорий: 18 с так называемым «высокофункциональным» аутизмом [4]), 13 — с синдром Аспергера, 14 — с типичным развитием.

Диагнозы в группах с РАС соответствовали критериям диагностики DSM-IV и установлены с использованием протоколов ADI-R и ADOS.

Все три группы были сопоставимы по возрасту и уровню невербального интеллекта.

Процесс

Тестирование участников проводилось в Детском Исследовательском Центре Йельского университета при помощи картинок для оценки навыков владения языком, разработанными Питером и Джил де Вильерс (в процессе).

Звукозаписи сессий при проведении исследования были помещены на компакт-диски и отправлены в Колледж Смит для транскрипции, кодирования и анализа.

Материалы

«Модель психического»: первая сюжетно-тематическая задача оценивает у детей умение рассуждать о состоянии других людей относительно наличия у них знаний и понимания ложных убеждений, в том числе ложных убеждений второго порядка. (При этом тест не учитывал сложности с обработкой одновременно вербальной и невербальной информации, которая возникает у некоторых аутичных людей, и проблемы с вербализацией ответов на некоторые вопросы, которые могут возникнуть даже у внешне «хорошо говорящих» аутичных людей [5]).

Первая картинка:

Сэм и Мэри вместе играют. Они выглядывают в окно и видят, что у школы продают выпечку. Мэри говорит Сэму: «Сбегаю купить нам печенье с шоколадной крошкой» и уходит.

Вторая картинка:

Мама пришла домой и говорит Сэму, что проезжала мимо продажи выпечки. Сэм спрашивает её: «Там продаётся печенье с шоколадной крошкой?». Мама отвечает: «Нет, я видела только тыквенный пирог». Сэм говорит: «А, тогда Мэри сможет купить тыквенный пирог на продаже выпечки».

Ситуация 1: Мэри еще не дошла до продажи выпечки. Мэри знает, что на продаже выпечки продают тыквенный пирог?

Третья картинка:

Мэри пришла на продажу выпечки. «У вас есть печенье с шоколадной крошкой?» — спрашивает она. «Нет, у нас только брауни», — отвечает дама, сидящая за столом. Так как Мэри любит и брауни, она решила взять несколько штук.

Ситуация 2: Сэм знает, что Мэри купила несколько брауни?

Вопросы: Чем же торгуют на продаже выпечки, по мнению Сэма? Почему он так думает?

Четвертая картинка:

По дороге домой Мэри встречает почтальона. Она говорит: «Я только что купила несколько брауни и поделюсь ими с моим братом Сэмом. Это сюрприз». «Какая ты добрая!» — говорит почтальон, а затем спрашивает: «А что, по мнению Сэма, ты должна купить?».

Вопросы: Что Мэри сказала почтальону? Почему она так сказала?

Чем же торгуют на продаже выпечки, по мнению Сэма? Почему он так думает?

Метафора: вторая задача оценивает у детей понимание и объяснение метафорического языка.

Метафорический эпитет

Вопрос 1. На какой из картинок слепой дом?

Вопрос 2. Почему дом слепой?

(К сожалению, в тексте нет информации о том, в каких культурах и в каких социальных группах росли эти дети, потому что понимание метафор, иронии и гипербол обычно лучше у детей, которые росли в семьях, где принято читать книги и где родители работали над расширением их кругозора; кроме того, культура напрямую влияет на понимание метафор человеком, потому что даже взрослые нейротипичные люди не всегда способны понять метафорические выражения из других культур; кроме того, интересно, насколько в семьях различных детей из исследования уделяли внимание тому, что аутичным детям зачастую стоит пояснять метафорические, иронические и преувеличенные выражения)

Перцептивная метафора

Вопрос 1. На какой из картинок нога-черепашка?

Вопрос 2. Почему эта нога выглядит как черепашка?

Третья задача оценивает у детей понимание и объяснение иронических и саркастических высказываний.

Сюда входит тестирование интерпретации прямого сарказма с негативным смыслом, иронических комплиментов, иронических вопросов, преувеличения (гиперболы), недосказанности с целью придания дискуссии иронической окраски.

В этом тестировании дети рассуждают о том, что говорящий собирался делать, что говорящий действительно подразумевал под своими словами, также они поясняют ход своих суждений (обосновывают их).

Понимание иронического контекста

Картинка левая: На улице идёт снег, холодно. Бабушка мёрзнет в гостиной.

Картинка правая: Мальчик возвращается с прогулки в дом и, оставив дверь открытой, направляется к себе в комнату на второй этаж. Его бабушка говорит: «Может заодно окно откроешь?» (с саркастической интонацией).

Вопрос 1. Бабушка хочет, чтобы мальчик открыл окно?

Вопрос 2. Бабушка хочет, чтобы мальчик закрыл дверь?

Понимание гиперболы (чрезмерного преувеличения с целью усиления впечатления)

Картинка левая: Мэри получила от бабушки свитер на свой день рождения, но, к сожалению, он оказался великоват.

Картинка правая: Салли, сестра Мэри, говорит: «В твой свитер одновременно вся наша семья влезет».

Вопрос 1. Что Салли имела в виду?

Вопрос 2. Действительно ли Салли считает, что в свитер Мэри может поместиться целая семья?

Результаты

Групповые различия в работе «модели психического»

Лица с атипичным аутизмом и так называемым «высокофункциональным аутизмом» показали значительно более низкие результаты, чем участники контрольной группы (77,2% и 94,6% соответственно).

Между группой с синдромом Аспергера и контрольной группой нет существенных различий в «модели психического» (91,4% и 94,6% соответственно).

Групповые различия в понимании и объяснении метафор

Лица с «высокофункциональным» аутизмом и атипичным аутизмом показали результаты значительно ниже, чем группа с синдромом Аспергера (73,2% и 89,8% соответственно) и контрольная группа (73,2% и 90,5% соответственно).

Между группой с синдромом Аспергера и контрольной группой опять нет различий: обе показали близкие к максимальным результаты.

Лица с «высокофункциональным» аутизмом и лица с атипичным аутизмом в равной степени продемонстрировали более низкий уровень понимания метафор (переносный смысл выражений, в том числе в контексте поведения), даже если их словарный запас включал метафорические эпитеты, как и у типично развивающихся детей из контрольной группы.

Групповые различия в понимании и объяснении иронии

Лица с «высокофункциональным» и атипичным аутизмом выполнили задачи на понимание иронии достаточно хорошо, но они хуже разъясняли смысл вопросов (74,0% правильных ответов), в сравнении с рассуждением о поведении и выбором однозначного ответа между «да» и «нет» (94,4% правильных ответов).

Несмотря на хороший уровень результатов, группа с «высокофункциональным» и атипичным аутизмом выполнила задание на понимание иронии хуже, чем группа с синдромом Аспергера (89,8% и 97,6% соответственно) и контрольная группа (89,8% и 97,2% соответственно).

Группа с синдромом Аспергера и контрольная группа выполнили задание с почти одинаковым максимальным результатом (97,9% и 97,2% соответственно).

Для лиц с «высокофункциональным» и атипичным аутизмом понять прямой сарказм и саркастические элементы в вопросах оказалось проще, чем гиперболу или сдержанный вопрос, потому что первые чаще встречаются в повседневной речи.

Корреляционный анализ

Частная корреляция показала, что для людей в аутистическом спектре (в данном случае у людей с «классическим» «высокофункциональным» аутизмом, нетипичным аутизмом и синдромом Аспергера; участники объединены, N=31) существует явная связь между их способностью правильно интерпретировать метафоры и ироничные высказывания и уровнем их «модели психического», даже без учёта факторов возраста и уровня невербального интеллекта.

Заключение

Результаты этого исследования подтверждают и дополняют предыдущие исследования о непонимании небуквальной нейротипичной манеры речи аутичными детьми и подростками.

Если оценивать в широком диапазоне понимание различных типов метафор и иронических высказываний, то аутичные лица (не считая тех, у кого стоит диагноз синдром Аспергера) существенно хуже интерпретируют образный язык и ироничный контекст, чем дети из контрольной группы, соответствующие им по возрасту и уровню интеллекта.

Подобные проблемы с пониманием небуквальных выражений наблюдались у лиц с «высокофункциональным» аутизмом даже тогда, когда они обладали хорошим навыком построения предложений и большим запасом слов.

Согласно предположениям Хаппе (1995) и Тагер-Флусберг (2000), проблемы с интерпретацией иронии и метафор у аутичных детей можно прогнозировать исходя из развития их «модели психического». По мнению этих исследований, нарушение способности понимать психическое состояние других людей способствует возникновению проблем с коммуникацией и умением поддерживать разговор. Но важно отметить что под «другими людьми» исследователи понимали исключительно нейротипичных людей, не изучая коммуникацию между различными аутичными людьми, что связано с тем, что неаутичные люди являются привилегированной группой и их модель общения (как и выработанный ими язык) считается единственно нормальным. В этом подобные исследования похожи на аналогичные «расовые» исследования прошлого века, где за норму всегда принималась культура белых представителей «титульной» нации, а особенности коммуникации и культуры национальных меньшинств считались менее значимыми и менее полноценными. [6]

Кроме того, вероятно, корреляцию между низким уровнем «модели психического» и проблемой с пониманием распространенных в культуре небуквальных выражений можно связать с тем, как многие аутичные люди усваивают доминирующую культуру. Точнее с тем, что они реже усваивают ее через подражание, наблюдая за поведением окружающих. Несмотря на то, что нетипичная работа механизма подражания может привести к недоразумениям при общении с представителями доминирующей культуры (т.е. с нейротипиками), и привести к тому, что аутичным детям сложнее овладеть некоторыми навыками, она также является и преимуществом, делая мышление аутичных детей более логичным и независимым от действий окружающих, делая их менее уязвимыми перед пропагандой и менее склонными к «адаптивному» выбору (потому что все перечисленные модели поведения основаны на механизме подражания).

То, что у лиц с синдромом Аспергера не было обнаружено отклонений в работе «модели психического» и понимания небуквального (образного) языка, оказалось неожиданностью и может объясняться высокими вербальными навыками у лиц этой группы. Тагер-Флусберг и Джозеф (2005) предполагают, что дети с «высокофункциональным» аутизмом и синдромом Аспергера могут использовать развитые речевые навыки для понимания задач на «модель психического».

То есть, фактически, речь идет о том, что на выполнение задач на «модель психического» влияет уровень развития языка, что в свою очередь означает, что:

а) уровень «модели психического» у детей с менее развитым языком может быть недооценен;

б) аутичные люди, как и любые другие, могут учиться, и гораздо вероятнее, что дети с хорошим пониманием языка чаще интересуются темами, связанными с языком и общением, что и приводит к тому, что они чаще выполняют задачи на «модель психического».

Разница в результатах групп с «высокофункциональным»/атипичным аутизмом и синдромом Аспергера также может объясняться отсутствием задержки устных языковых навыков у людей с синдромом Аспергера.

К тому же возникает вопрос: насколько чаще на людей с синдромом Аспергера большее влияние оказывает культура, и насколько у них развит механизм подражания, т.к. механизм подражания в том числе задействован в обучении устным речевым навыкам.

Примечание переводчика с сайта Синдром Аспергера: в 2011 году это исследование было изменено: не выделена группа с синдромом Аспергера, увеличено количество участников (58), дополнен корреляционный анализ.

Peter A. de Villiers, Jill G. de Villiers, Stacy Diaz, Christina Cheung, Rosie Alig & Vanessa Raditz (Smith College), Rhea Paul (Yale University School of Medicine) // «Non-Literal Language and Theory of Mind in Autism Spectrum Disorders»

_____

Примечание администрации сайта Нейроразнообразие в России:

[ 1 ] О более низком качестве жизни аутичных людей:

— Почему многие аутисты умирают раньше сорока лет.

— Как аутизм может быть преимуществом на работе — в тексте присутствует статистика высокого уровня безработицы среди аутистов.

— Об особенностях аутичных людей, которые не сталкивались со стрессом меньшинства.

[2] О расистских исследованиях и IQ-тестах 

[3] Уровень и природа аутистического интеллекта (исследование) 

[4] О спорности в корректности использования ярлыков функционирования 

[5] Мелл Беггс: «Не верьте заранее, будто исследователи аутизма знают, что они делают«

Статья о распространенных ошибках специалистов по аутизму, в том числе в вопросах исследования модели психического аутичных людей

[6] Айман Экфорд: «Исследования подростковой несостоятельности и стереотипы ученых» (статья о распространенных ошибках ученых и о том, какое влияние на них оказывает культура.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s