Как не надо «помогать» ребёнку набирать вес.

Источник: Подслушано: эйджизм

В детстве я была очень тощей. Я и сейчас тощая. У меня до сих пор недобор веса, и в 24 года я вешу 40 килограмм.

Думаю, родители и бабушки в ужасе от того, что с возрастом я так и «не поправилась». Ведь они старались сделать все возможное, чтобы спасти меня от «неестественной худобы». Но это «спасение» привело лишь к психологическим проблемам, и нездоровому отношению к питанию. Не знаю, дотягивают ли мои проблемы с питанием до расстройства пищевого поведения, но они явно осложняют мне жизнь.

Вот несколько подобных проблем, так что об их серьезности вы можете судить сами:

1) Если кто-то предлагает мне еду, мне сложно от неё отказаться. Даже если это предложение не было настойчивым, а я совершенно не голодна.

2) Когда я из-за чего-то нервничаю, то мне хочется ЖРАТЬ. Жрать все съедобное, что только попадается под руку. Конфеты, овощи, мясные продукты — не важно. Хочется просто жевать, жевать, жевать…

Либо, если мне вдруг становится совсем плохо и я переживаю тяжелый стресс, мне может быть сложно понять, как проглотить маленький кусочек еды. Я могу целый час сидеть перед тарелкой макарон и не понимать, как взять в руки вилку, сунуть макароны в рот и прожевать.

3) Если какая-то еда мне все же понравилась, мне сложно заставить себя взять добавки. Сложно осознать, что это безопасно, что никто меня не станет доставать меня тем, что после этой добавки я должна взять ещё порцию, и ещё, и ещё….

В итоге, если какая-то еда кажется мне «потенциально» вкусной, я просто беру слишком большую порцию: «чтобы точно хватило». И конечно же, ее не съедаю, потому что этой порцией можно накормить меня и троих моих клонов!

Это может показаться абсурдным, но да, я постоянно совершаю одну и ту же глупую ошибку и перевожу продукты!

4) Во время еды я стараюсь запихнуть в рот как можно больше еды (чтобы как можно меньше еды лежало передо мною на тарелке).

5) Большая часть этих проблем с питанием «вытеснена» из моего сознания. Когда я ничего не ем, не выбираю еду и не разбираю свои проблемы на приеме у психотерапевта, мне сложно даже вспомнить об их существовании. Именно поэтому мне сложно не повторять глупых ошибок.

Как будто большую часть дня в моем мозгу работает «фильтр восприятия», закрывающий эти проблемы, и мешающий мне разобрать их причины. Мне и сейчас сложно в них «копаться», но для того, чтобы от них избавиться, надо, прежде всего, понять их истоки.

И, кажется, я их уже понимаю:

1) Знаете, почему мне сложно отказаться от еды?

Думаю, вы уже догадались, что в детстве и в подростковом возрасте меня ЗАСТАВЛЯЛИ есть.

Лет в 12 меня могли прижать к стене, скрутить мне руки и насильно запихивать еду в рот — как я уже писала, я была тощей, мелкой и слабой, и практически не могла сопротивляться подобному насилию (которое, кстати, считалось бы пыткой, если бы его применили по отношению ко взрослому).

Но чаще всего обходилось без пыток.

Все ограничивалось психологическим давлением. Меня «всего-лишь» часами донимать разговорами о том, как мало я ем, и что от этого я настолько худая, что «не буду нравится ни одному мальчику», мне «запретят рожать», меня «сочтут больной и не возьмут на работу» и «даже визу в США или Европу не дадут» потому что я якобы «слишком страшная».

Половина из этих претензий казалась мне абсурдной, вторая половина — очень сомнительной. Но эти комментарии и уговоры были настолько навязчивыми, что я на подсознательном уровне усвоила — чтобы чувствовать себя в безопасности, надо СОГЛАШАТЬСЯ и ЕСТЬ то, что дают.

Говорить «Нет» небезопасно.

А вот есть — есть безопасно.

2) Поэтому я начинаю много есть, когда нервничаю. Мое подсознание хочет избавить меня от лишнего стресса.

Механизм «Если ты ЖРЕШЬ — ты в безопасности» срабатывает автоматически, и работает слишком хорошо.

Ну а когда мне очень плохо… мне становится тяжело есть не только из-за усиливающейся исполнительной дисфункции, а ещё и потому, что процесс поглощения пищи автоматически воспринимается мною как ещё один фактор стресса, который я не в силах вынести в подобном состоянии. Так что в преддепресивном состоянии я могу не есть сутками.

3) Что же касается добавок… если я брала добавку, от меня требовали, чтобы я взяла ещё добавку. И ещё. И ещё. Так что неудивительно, что сама мысль о дополнительной порции кажется мне неприятной.

4) Я запихиваю в рот много еды, потому что у моих родных была привычка проверять, сколько еды осталось на тарелке. А чем больше еды во рту, тем меньше на тарелке — логично?

На самом деле, не совсем. Потому что я часто не могу проглотить то, что запихнула в рот, и меня начинает тошнить. Но я все равно не могу избавится от этой привычки.

5) Мысли о проблемах, связанных с едой, вытеснены из моего сознания, потому что проблемы с едой — часть с-ПТСР, которое я «заработала» благодаря «прекрасному» детству.

Если бы не механизм вытеснения, который работает до сих пор, в детстве повседневная жизнь казалась бы мне непрекращающимся кошмаром. Зато сейчас мне было бы гораздо проще разобрать вызванные эйджизмом проблемы. Но история не знает сослагательного наклонения. Я уже вынуждена жить с теми проблемами, которые мне создали родственники.

Вот только другие родители могут не создавать подобных проблем своим детям. Но когда я читаю родительские группы в интернете, и обращаю внимание на посты об очень худых детях вроде меня, то сомневаюсь, что эти родители не повторят ошибок моей семьи.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s