Мореника Онаиву: «Как вы посмели назвать моего аутичного сына «плаксой»?!»

Источник: Respectfully Connected

Изображение парикмахерской

«Как вы смеете называть моего аутичного сына «плаксой»»?!

Я должна была произнести эти слова еще несколько дней назад, но, увы, они так и не были сказаны. Была прекрасная солнечная суббота – которая стала ещё лучше от того, что на нее выпал День рождения моего младшего сына. Ему исполнилось 5 лет! Мы планировали устроить по-настоящему веселый день, занимаясь его любимыми делами, и я была очень взволнована. Возможно даже сильнее, чем он!

Мой деверь планировал сам сделать имениннику стрижку, но мне пришлось отвести сына в парикмахерскую. Деверь в этом не виноват — он работает менеджером по розничной торговле и поэтому из-за внезапно возникших проблем с расписанием работы подчиненных вынужден был пойти на работу пораньше. Я расстроилась, потому что деверь отлично стрижет моего сына. Он понимает, что аутичного племянника нужно стричь определенным образом, чтобы ему не стало плохо и он не заплакал. Он осторожно и медленно стрижет моего сына, все ему объясняет и делает перерывы, если это необходимо. Трудно найти людей, которые так же хорошо умеют обслуживать аутичных клиентов, особенно в короткие сроки. Поэтому я позвонила в парикмахерскую, в которую я вожу своих старших мальчиков, объяснила ситуацию, договорилась о встрече — мне надо было прибыть туда в течение часа — и стала надеяться на лучшее.

По пути в парикмахерскую я объяснила сыну, что происходит, чтобы он был готов, и спросила его, что я могу сделать, чтобы он комфортнее себя чувствовал, когда настанет его очередь стричься. Когда мы туда приехали, я подошла к парикмахеру, который должен был его подстричь, и объяснила ему, что я та самая женщина с аутичным сыном, о которой ему рассказывал владелец, после чего представила парикмахера сыну. Я объяснила, что буду сидеть на стуле, а мой сын будет сидеть на моих коленях во время стрижки, потому что ему неудобно сидеть на стуле самому. Я объяснила еще и вот что:

— Фартук, используемый для защиты одежды от падающих волос, не должен быть слишком плотно закреплен на шее ребенка;

— Мой сын попросил меня петь ему песни из различных шоу Disney Junior во время стрижки, потому что они помогут ему успокоиться;

— Ребенок должен осмотреть и «проверить» электробритву, проведя ею по руке, прежде чем парикмахер начнет стрижку;

— Если понадобиться прикасаться к ушам ребенка, то это могу делать только я, а не парикмахер;

— Во время стрижки сыну нужно, чтобы парикмахер объяснил, что происходит, и заранее объявлял о любых изменениях в процедуре, например, если надо сделать паузу и переключиться на другую бритву;

— Нам, возможно, придётся прервать процесс, даже если стрижка не идеальна и не закончена, и, что…

— Несмотря на все усилия, ребенок все равно может заплакать.

Парихмахер выслушал меня и сказал, что он со всем согласен. Мы с сыном подождали, заняли свои места, и стрижка началась.

Для меня важна неприкосновенность частной жизни моих детей, поэтому я не буду вдаваться в подробности того, как мой сын отреагировал на эту процедуру. Я не верю в то, что людям нужны «живые твиты» или иные формы описание трудных моментов, с которыми сталкиваются мои дети, и что людям нужно знать, что мои дети могут сделать / сказать, когда им трудно. Скажем так, это был не лучший День-рожденьевский опыт. Давайте просто скажем, что ситуация в парикмахерской была просто отстойной. И если бы не тот факт, что его ДЕЙСТВИТЕЛЬНО давным-давно надо было подстричь, я бы предпочла, чтобы ему даже не пришлось это делать.

Но реакция моего сына — не худшая часть этой истории. Хуже всего повел себя человек, который ждал своей очереди. Не знаю, как зовут этого мужчину, и я никогда не видела его раньше (и надеюсь, что никогда его не увижу). Давайте просто назовем его мистер Эйблист-Сексист-Мудак или мистер ЭСМ для краткости.

Мистер ЭСМ — тот, кто «подсказал» название этой статьи. Мистер ЭСМ решил травить маленького ребёнка. Ребёнка, который был явно в агонии. Ребёнка, которого он не знал и с которым точно не имел права так обращаться. Человека на много лет моложе его, ребенка с инвалидностью, который был не в состоянии защитить себя.

Я избавлю вас от деталей, потому что если я буду печатать их, мне придется «пережить» их снова, а это слишком триггерно. Я просто расскажу вам о некоторых * прекрасных * комментариях, которые мистер ЭСМ бросил в моего пятилетнего ребенка.

— Эй, ты должен прератить плакать. Ты слишком много плачешь. Никому не нужен твой вой.

— Ты вроде маленький мальчик? Хотя нет, не похоже. Может быть, ты маленькая девочка? Ведь мальчики не плачут. Ты ведь девчонка, да?

— Хватит вести себя как плакса. Только плаксы плачут без причины. Стригут ведь не больно.

Я сначала не понимала, что он говорил, и что он обращался к моему ребёнку. Я в первую очередь сконцентрировалась на ребёнке и на том, чтобы ему было удобно; к тому же, поскольку рядом со мной рыдали, мне было сложно расслышать еще чьи-то слова. Я могла бы сказать, что какой-то человек что-то говорил, но не обращала внимания на то, что именно он говорил или к кому он обращался. Многие люди разговаривали (и большинству из них приходилось повышать голос, чтобы слышать друг друга из-за плача моего сына и из-за моих попыток утешить его), поэтому я не обращала внимания на слова других.

Так продолжалось до тех пор, пока парикмахер, который стриг волосы моего сына, не прекратил возиться со стрижкой, не распрямился и не сказал:

— Мужик, прекрати орать на ребенка. Мальчик не сделал тебе ничего плохого, так что оставь его в покое. У него аутизм, так что ты понятия не имеешь, больно ему или нет. Он мой клиент, и ты должен проявить к нему хоть какое-то чёртово уважение.

На что мистер ЭСМ ответил:

— Он не аутист. Я слышал, что он может разговаривать. Он просто плакса и маменькин сынок.

Именно тогда меня осенило, что та тирада, которую я игнорировала, была направлена против моего ребёнка. И хотя я не обращала на это внимания, парикмахер все это слышал, его это расстроило, и вот он решил вступиться за моего сына.

Вообще-то я воспитанный человек. Я считаю себя довольно терпимой и даю людям «испытательный срок». Но если я злюсь, то злюсь по-настоящему. И, как говорится, «никакая ярость не может сравниться с гневом женщины». И чтобы усугубить эту ярость, вы оскорбляете моего ребёнка?!?!?! О, черт! Во мне живет далеко не ручная мама-медведица. И у меня уже было довольно напряженное начало дня. Я чувствовала, ко во мне вскипает гнев, готовясь вступиться за своего ребенка. Еще чуть-чуть, и он вылился бы наружу.

И как раз тогда плач моего сына, стихший на короткое время, возобновился. Он ревел громче, с большим рвением. Как раз в тот момент я решила не тратить свои силы на мистера ЭСМ и снова переключила внимание на сына. Снова начал петь ему, слегка покачивая его так, как ему нравится, и говорила ему, что горжусь им, что люблю его и что он отлично справляется с ситуацией. Я сказал ему, что мы можем остановить стрижку в любое время, когда он захочет. Ко мне присоединился парикмахер и сказал моему сыну: «Ты такой хороший мальчик! Ты выглядишь замечательно! Подожди, еще увидишь результат стрижки! Все, почти готово».

Я не хотела, чтобы подобное приключилось в День рождения моего сына. Ни за что. Но этот пост помогает мне прийти в себя. Хотя я искренне сомневаюсь, что мистер ЭСМ читает мой блог. Но на случай, если он когда-нибудь найдёт блог, я хочу сказать ему это:

«Для эйблистского, сексистского мудака, который в тот день был в той парикмахерской в Техасе:

Я мать аутичного маленького ребёнка, над которым вы издевались в ту субботу. Я хочу поблагодарить тебя за то, что ты являешься живым воплощением всего, что я считаю худшим примером для подражания для своего сына. Так что, вспомнив тебя, ему не составит труда определить, какое поведение ему следует избегать. Разве ты не знаешь, что нельзя лезть к маленьким детям? Особенно к ЧУЖИМ ДЕТЯМ?

Как сказал вам парикмахер, мой сын — аутист. То, что он может говорить, не означает, что он не аутист. Он инвалид. И он плакал, потому что ему сложно переносить стрижки. Да, я понимаю, что его плач был очень громким и что это могло мешать другим. Я изо всех сил старалась его успокоить, а ты, крича на него, нам точно не помогал. Вместо того, чтобы реагировать на него спокойно, как все остальные в парикмахерской, ты сделал ситуацию еще хуже. Я хочу, чтобы ты знал, что, называя моего ребенка «плаксой», ты не оскорбил его так, как хотел. Я его мать, и я горжусь ежедневными достижениями своего сына. Я воспитываю его, чтобы он был сильным чернокожим парнем. Таким же, как и многие другие люди, которые в тот день были в парихмахерской. Кроме тебя.

Настоящий мужчина не стал бы кричать на ребенка. Он бы его успокоил.

Настоящий мужчина знает, что в плаче нет ничего позорного. Он знает, что нет ничего плохого в том, чтобы быть «маленькой девочкой», и не думает, что называть кого-то «девочкой» — это некое подобие оскорбления. Разве все «маленькие мальчики» не происходят от женщин? И разве каждая женщина не была когда-то «маленькой девочкой»? Что-то не так с тем, чтобы быть «маленькой девочкой»? Ребенок, которого ты видел, не девочка; он мальчик, но ты намекаешь, что женщины хуже мужчин, называя его «маленькой девочкой» в таком контексте.

А еще — знаешь что понимает настоящий мужчина? Он понимает, что называть АУТИЧНОГО МАЛЬЧИКА плаксой — это верх неприличия. Неприлично называть «плаксой» любого мальчика, но особенно мерзко называть так мальчиков-аутистов из-за тяжелой истории возникновения репаративной «терапии», например, из-за проекта UCLA «Sissy Boy» (проект по «корректировке» гендерно-неконформных мальчиков, созданный теми же людьми в рамках проекта UCLA Young Child Project – сторонниками идей Ловааса, которые принесли нам терапию ABA как широко распространенную «терапию» для аутичных людей — особенно для аутичных детей).

(Примечание переводчика: «Sissy Boy» примерно переводится на русский как «мальчик-слюнтяй» или «женоподобный мальчик»)

А вообще, что такое «плакса»? Дай хоть определение этому слову! А еще — мне бы очень хотелось услышать, что ты возомнил о себе. Потому что тогда вместо того, чтобы просто называть тебя эйблистом-мудаком, который не может нормально находиться рядом с инвалидами, или мудаком-сексистом, который не способен нормально относиться к женщинам, я могла бы назвать вас еще антисемейным мудаком. Потому что, наверное, ты думаешь иначе, но нет ничего постыдного или неправильного в том, что ребенок выражает свои чувства, а мать его при этом утешает. Я воспитываю сына так, чтобы он знал, что если ему страшно и больно, я буду на его стороне. Мне не стыдно быть таким родителем, и я не позволю, чтобы мой сын этого стыдился.

Я злюсь на тебя, и, на самом деле, я могу только надеяться, что мой сын не услышал / не понял твоих слов. Я понятия не имею, понял он или нет. Но в заключение я оставлю тебя со словами блогера, который называет себя Преподобной Мамой. Это ее молитва за всяких мудаков и тех, кого они достают:

«Господи, смягчи закаленные сердца хулиганов. Приручи их суровые языки, когда они оскорбляют других, и верни их на место. Останови их, когда они пытаются кого-то обидеть. Я плачу, гадая, почему они те, кто они есть? Помоги мне, Боже! Помоги быть сильной, дай мне щит, защищающий от их нападок. Я не знаю, почему они делают то, что делают… Меня ранит и злит их оружие запугивания, страха и манипуляций … Пусть хулиганы перестанут стремиться к контролю над другими, ведь это создает хаос и разобщенность в нашем мире».

_________

Переводчик: Никита Онуфриев.

На русский язык переведено специально для проекта Нейроразнообразие в России.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s