Житель аутичного спектра

Автор: Наоми
Источник: Respectfully Connected

(Примечание – опыт автора не распространяется на опыт всех аутичных людей и всех аутичных 
родителей. Помните, что все мы разные) 

Я аутичная женщина. У меня долгая история депрессии и проблем с тревожностью. 

Прибавьте к этому сенсорную чувствительность и периодические проблемы со сном, и заботу о маленькой дочери, и вы поймете, что нам пришлось искать способы как сделать так, чтобы наша 
семья могла нормально функционировать. Для этого часто приходится искать равновесие, которое не всегда удается удержать. 
Мне постоянно нужно время для отдыха, чтобы привести мысли в порядок. 

Мне нужно время, чтобы прийти в себя после любого взаимодействия с людьми (вне зависимости 
от того, идет ли речь о шоппинге, о встрече с друзьями, о разговоре с детьми в парке или об обращении в какую-либо службу). Иногда мне нужно прекратить делать то, что я делаю. 

Довольно часто мои попытки пройтись по магазинам так и не достигали конечной цели, потому что я покупала только половину нужных мне вещей, а остальную часть похода по магазинам приходилось отложить на другой раз. 

И мне регулярно необходимо время от времени оставаться в тишине, чтобы моя сенсорная система могла немного отдохнуть от детей. И для этого мне надо, чтобы мой партнер был дома. 

Другим может показаться, что я требую некой роскоши, но если бы они увидели, как я трясу руками от все нарастающей и рвущейся наружу тревожности, им бы все сразу стало очень и очень 
ясно. И если добавить к этому проблемы как с хроническим, так и с острым недосыпанием (что пересекается и вплетается в другие проблемы), то да, вам станет ясно, что мне действительно 
важно с вниманием относиться к планированию своего дня, и что мне действительно зачастую нужна помощь партнера. 

При необходимости мне легко получить доступ к помощи психотерапевта. Но мне сложно к нему ходить, потому что меня выматывают ситуации, в которых приходится иметь дело с сильными 
эмоциями. И мне очень-очень сложно открыться перед незнакомцем – это меня тоже выматывает 
– но уже иначе. Когда я планирую время для терапии, мне также приходится планировать время 
на восстановление. И я не всегда могу с этим справиться. А иногда я просто чувствую себя настолько виноватой из-за всей этой ерунды, что запихиваю негативные мысли и проблемы в 
дальний угол своего сознания, оставляя их там тлеть, и надеясь разобраться с ними попозже. 

В тяжелых ситуациях мой партнер часто отправляет меня в мою комнату. Нет, серьезно, я именно так и сказала – он просто научился распознавать сигналы возрастающей тревожности, панической 
атаки и постоянного напряжения, и, в очередной раз видя их, спрашивает у меня, надо ли мне побыть немного в тишине и покое, надо ли мне расслабиться, посмотреть фильмы, повязать или 
заняться еще чем-нибудь в этом роде. 

Я вяжу – вяжу крючком. Часто и много. Я обожаю вязание. Оно служит сразу нескольким целям. 

Во-первых, это один из видов социально приемлемого стимминга – когда я вожусь с крючком, то мои руки заняты – заняты – заняты, но, кроме того, они не просто заняты. Во время вязания я веду 
себя «продуктивно», и не все могут распознать стимминг. Кроме того, таким образом я создаю милые вещицы для своих родственников и друзей – разные шапочки, одеяльца, шарфы и 
кардиганы. И заодно у меня появляется социально приемлемый повод не смотреть на людей во время разговора. Иногда мне нужно подобное прикрытие. А иногда нет (моих друзей тоже не 
волнует, смотрю я на них или нет). Но иногда мне важно ощущать, что внешне я кажусь «нормальной», даже если я подозреваю, что это не так.

Я занимаюсь садоводством. И люблю свой сад. Люблю, когда мои руки перемазаны в грязи. 

Люблю выращивать растения. Люблю смотреть на землю, листья, свет и цветы. И еще люблю выращивать что-то для еды. Люблю наблюдать за птицами, сидящими на заборе. Все это сильно меня успокаивает. 

Мне важно чувствовать связь. Я имею в виду физический контакт, но только с конкретными, определенными людьми. И это должно уравновешиваться чувством отрешенности в те моменты, 
когда дети используют меня в качестве спортивной стенки, или когда моей дочке все больше нравится висеть у меня на спине. Но при этом у нас дома часто можно услышать фразу: «мне не 
хватает обнимашек», и, к счастью, мой партнер прекрасно помогает мне справиться с этой проблемой. 

У меня развиваются прочные отношения с интернет-друзьями. Даже без всех этих моих проблем, общение в реальной жизни для нас проблематично. Мы живем в сельской местности, и пока я 
только учусь водить нашу машину (с ручным управлением), так что я не могу просто так взять и 
самой куда-то выбраться, поэтому для того, чтобы с кем-то встретиться, нам надо превратить эту встречу в общесемейное событие. Это не всегда удобно. Но зато у меня есть прекрасная возможность общаться в интернете. Я могу вести с кем-то беседу в течение нескольких дней, 
прерывая ее в любой момент, когда мне (или моему собеседнику) это удобно или необходимо, и могу отвечать, когда угодно. Мой собеседник может бодрствовать, когда я сплю. Он может жить в 
другой части земного шара или совсем близко. Итак, наконец-то я нашла способ общения, в который я вписываюсь (хоть на это и потребовалось немного времени). Наконец-то я нашла своих 
людей, сообщество, к которому я принадлежу. 

Мой партнер умеет хорошо слушать. У меня часто появляются очень сильные и глубокие увлечения, и он готов выслушивать то, что я о них рассказываю. Иногда мне становится сложно общаться, и он ждет, когда мне станет легче. Некоторые слова просто застревают у меня в голове, и я не могу объяснить, почему испытываю такие сильные эмоции. 

Иногда слова приходят очень легко, но это не те слова, которые мне нужны, я говорю не то, что имела в виду, или говорю нечто 
тогда, когда не следует этого говорить. А он помогает мне пройти через все это. Иногда нам становится тяжело, иногда нам кажется, что наши эмоции выходят из под контроля. И я действительно слежу за тем, чтобы говорить именно то, что я хочу сказать, а не просто 
произносить нечто потому, что когда-то я выучила, именно эти слова могут вызвать у других какую-то реакцию. Теперь мне приходится учиться говорить корректно. 

А мой партнер работает над тем, чтобы убедиться, что мне ясны его намерения, потому что я их не всегда понимаю, иногда неправильно интерпретируя его слова. 

Мы учимся вместе, вместе решаем все эти проблемы – и стараемся быть как можно более терпеливыми друг к другу. 

И, наконец, хочу сказать, что сейчас я изучаю свои возможности. Что я могу делать, а чего не могу. 

Что я могу делать только непродолжительное время. Что мне нужно сделать для того, чтобы справляться с определенными задачами. Почему при определенных обстоятельствах я могу что-то 
сделать, а в других случаях – нет. Я учусь понимать, что забота о себе не является признаком слабости – что она лишь показатель мудрости и самопринятия. 

Когда я забочусь о своих потребностях и интересах, я тем самым показываю, что я себя ценю. Что я ценю то, что я МОГУ 
сделать, и с уважением отношусь к тому, что я могу далеко не все. 

Я – житель аутичного спектра. Спектр – текущая штука. Мое состояние меняется. И я тоже кое-что 
могу изменить. И я, наконец, поняла, что это и значит быть собой, и что я устраиваю себя такой, 
какая я есть. 
____ 
На русский язык переведено специально для проекта «Нейроразнообразие в России». 
h

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s