Фильм Х + Y. Давайте поговорим о савантах

Автор: Айман Экфорд
Главный герой фильма Х + Y — аутичный математический гений Нейтан Эллис, с детства слышал о том, что он особенный.

  • Ты как человек с суперсилой. У тебя есть необычные способности, а мы просто маглы, которые не могут тебя понять, — примерно это говорил Нейтану отец во время их последнего разговора.

На первый взгляд, это очень хороший подход. Особенно учитывая тот факт, что аутичным детям часто внушают, что они «хуже» нейротипичных, что их образ мышления неправильный, и что они должны стать неотличимыми от сверстников.
Поэтому многие российские сторонники «позитивного» подхода к аутизму, в разговорах об аутизме выделяют необычные способности некоторых аутичных людей, и рассказывают об известных людях, которые предположительно были аутистами.

  • Да, у аутистов есть проблемы с социализацией, но они зачастую гениальны, и способны на потрясающие вещи, — так они рассказывают о нашей жизни.

Проблема заключается в том, что далеко не все аутичные люди являются гениями вроде Нейтана. И далеко не все аутичные люди, обладающие теми или иными талантами, хотят эти таланты развивать.

Нейтан является не единственным аутичным героем фильма. Другой аутичный парень, Люк, его знакомый по отборочному туру математической олимпиады, оказался не настолько удачливым.

Когда Люк провалил отборочный тур участников международной олимпиады, он стал резать себе вены.
Как он рассказывает Нейтану, он делал подобное не в первый раз. После диагностики ему, как и Нейтану, говорили о том, что он «особенный», и чтобы соответствовать этим представлениям и как-то компенсировать свою «неполноценность» в других областях, он усиленно занимается математикой, которая ему на самом деле не нравилась.
У Люка действительно был талант к математике, но если человек в чем-то талантлив, это не значит, что человек будет счастлив, занимаясь этим.
Как говорила моя девушка, у которой есть способности к рисованию, теоретически она могла бы зарабатывать рисованием, но это сделало бы ее очень несчастным человеком.

Но родители очень часто считают, что их «странный» ребенок обязан хоть чем-то оправдывать свои странности, что должно быть нечто, перевешивающее его ненормальность в глазах общества.

В подростковом возрасте я сама стала жертвой подобных стереотипов. Я не была гениальной, но у меня неплохо получалось писать тексты. Родители отдали меня в литературный кружок, в котором меня заставляли писать рассказы. Мне не очень нравятся рассказы — это был явно не мой жанр. Но еще больше мне не нравится, когда посторонние люди корректируют сюжет написанных мною произведений. И я терпеть не могла давление, которое оказывали на меня взрослые, когда я отказывалась писать очередной рассказ, или срывала установленный ими дедлайн.
Для чего они это делали? Разве умение писать рассказы является жизненно необходимым навыком?

Разумеется, нет. Но, как однажды сказал один из моих родителей, они хотят, чтобы я была лучшей «хотя бы в чем-то». Мне было сложно учиться в школьных условиях, у меня были ужасные бытовые навыки и я не была популярной в детском коллективе. Поэтому, чтобы доказать свою ценность, я должна была писать рассказы.

Возможно, именно из-за моей аутичности написание рассказов воспринималось взрослыми как нечто значимое. Мне могли дарить дорогие подарки за удачные рассказы. На меня могли орать за то, что я «плохо старалась при написании рассказа», обвиняя в безразличии к родителям, к миру и к собственному будущему.

Каждый раз, когда отец или глава литературного кружка читал очередной написанный мною рассказ, мне было очень страшно. Я не знала, какая реакция последует, и что мне за это будет.
Возможно, именно поэтому мне до сих пор неприятно, когда находящийся рядом со мной человек читает написанную мною работу.

Мне повезло, что я люблю писать художественные произведения и тексты на социальную тематику так же, как Нейтан любит математику, иначе я бы вообще перестала что-либо писать.

Но подобный подход может не только отбить желание чем-либо заниматься, или вынудить ребенка тратить годы жизни на неинтересные для него вещи. Еще одним «наследием» подобного подхода является перфекционизм.
Когда учитель спросил Нейтана, почему он такой странный, Нейтан на полном серьезе ответил, что все дело в том, что у него есть суперсила, ведь он хорошо разбирается в математике.
А оказавшись среди других одаренных детей, он никак не мог смириться с тем, что теперь он не самый умный.

Это тоже напоминает мне мое прошлое. Отец рассказывал мне историю о своем еврейском знакомом, которому родители говорили: «чтобы быть как все, ты должен быть лучше всех».
Эта история произвела на меня большое впечатление, и очень долго я думала, что для того, чтобы меня принимали, и у меня была безопасная и интересная жизнь, мне нужно в чем-то быть «лучше всех».
Даже теперь, когда я поняла, что «лучше всех» быть практически невозможно, я все равно ставлю себе слишком завышенную планку. Мне сложно трезво оценивать свои силы, и сложно смириться с тем, что я могу чего-то не уметь, или что я могу быть некомпетентна в чем-то, связанном с интересующей меня темой.

Наблюдая за Нейтаном, я думала о том, что у него, вероятно, в будущем будут такие же проблемы.
И что эти проблемы уже есть у Люка.
Я думала о том, что общество предъявляет слишком высокие требования одаренным детям, особенно если эти дети не являются членами доминирующей социальной группы.
Потому что в обществе считается, что человек должен чем-то «компенсировать» свои отличия.
И в этом заключается основная проблема дискурса о талантливых представителей меньшинств.

Когда мы говорим о том, как ужасен антисемитизм, мы говорим о талантливых еврейских ученых.
Когда мы говорим о вреде гомофобии, мы говорим об известных гомосексуалах, которые внесли свой вклад в мировое искусство.
Когда мы говорим о том, почему миру нужны аутичные люди, мы говорим о так называемых савантах.

Но такой подход является крайне несправедливым. Получается, что «нормальные» люди заслуживают существования и не должны подвергаться дискриминации, просто потому, что они существуют. А существование представителей меньшинств оправдывается тем, что среди них иногда встречаются очень талантливые люди.

Но что тогда делать с вполне заурядными представителями меньшинств? Можно ли их изолировать, травить или даже убивать?

Что делать тем, у которых нет никаких особых талантов, и кто при этом «слишком странный»?
И обязаны ли талантливые представители меньшинств доказывать свою ценность, чтобы к ним относились к равным? Неужели им, как Люку, придется безрезультатно доказывать свою уникальность, жертвуя ради этого своим временем и силами?

Но что, если эти вопросы бессмысленны? Ведь в случае Люка даже это не помогло — несмотря на все свои попытки быть особенным и ценным, окружающие травили и унижали Люка.

И, если вы внимательнее задумайтесь над происходящим в фильме, то поймете, что ситуация Нейтана не намного лучше.
Его вынуждают пожимать людям руку, несмотря на то, что он это не переносит, ему говорят, что он должен «вписываться» в общество, а отец (тот самый, который всегда его поддерживал), заставлял его смотреть ему в глаза.
Получается, что принимая отличающегося Нейтана, окружающие принимали его гениальную часть. Они не принимали его аутизм.

То есть, говоря о гениальных представителях меньшинств в качестве оправдания того, почему меньшинства не надо дискриминировать, мы говорим не о равноправии и справедливости. Мы говорим о том, что определенную группу людей надо терпеть исключительно из-за гениальной части некоторых ее членов. А такое «принятие» никогда не будет настоящим. По сути, «защита» аутистов (и каких-либо других меньшинств) с ссылкой на то, что среди них есть гениальные люди является тупиком.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s