О том, как не надо критиковать парадигму нейроразнообразия

Автор: Айман Экфорд

К сожалению, очень часто парадигму нейроразнообразия критикуют люди, которые понятия не имеют, что это такое.

Точно так же, как сексисты часто пишут: «феминистки хотят править мужиками», а гомофобы: «геи хотят пропагандировать свои извращения», противники нейроразнообразия пишут: «активисты за нейроразнообразие считают аутизм особым даром» или «активисты за нейроразнообразие считают, что аутистов не надо лечить, если у них есть психические проблемы».

И, к сожалению, недавно именно такую заметку опубликовала одна из активисток движения «Психоактивно» Саша Старость, и для примера того, КАК НЕ НАДО критиковать парадигму нейроразнообразия, я хочу разобрать эту заметку от начала до конца.


1) «Меня постоянно спрашивают, почему я, являясь одной из создательниц первой самоадвокатской организации в России, критикую нейроразнообразие».

В первом предложении – уже фактологическая ошибка. «Психоактивно» не является ПЕРВОЙ самоадвокатской организацией в России.
«Аутичная Инициатива За Гражданские права» появилась раньше, чем движение «Психоактивно», а еще раньше появилось движение ЛГБТ-людей с инвалидностью «Queer-Peace».
Но и до этого были довольно масштабные проекты – например, проект «Синдром Аспергера» со своим сайтом, группой поддержки и форумом. И, вероятно, в различных городах России существовало множество мелких, но менее известных инициатив.

2) «В последнее время в моих личных сообщениях также часто всплывают вопросы относительно моей пропсихиатрической/антипсихиатрической позиции (и, автоматически, позиции нашей организации).
Поскольку, по всей вероятности, назрело, мое столкновение с этой статьей кажется судьбоносным.
Итак, я критикую не идею нейроразнообразия вообще, а её нелепое ответвление».

Читать далее
Реклама

Недиагностированный аутизм

Автор: Мишель Свон
Источник: Hello Michell Swan

Надпись: «недиагностированный аутизм» и знак вопроса на фоне паутины


Оказывается, уважительное отношение к своим аутичным детям может стать проблемой.

МОЙ СЫН НЕ ПОДДАЕТСЯ ДИАГНОСТИКЕ.
Я отвела его к детскому врачу. Врач сказал, что он считает, что мой сын аутичный, но он не может начать процесс диагностики, из-за того, что я оказываю сыну такую поддержку, что он находится в недостаточно стрессовом состоянии, чтобы соответствовать диагностическим критериям. Педиатр сказал, что мы должны подождать, пока наш сын немного походит в школу, и что, возможно, нахождение в школьной обстановке сделает его достаточно «аутичным» для диагностики. Это правда… врач сказал, что мой АУТИЧНЫЙ метод оказания поддержки аутичному ребенку работает слишком хорошо для того, чтобы ему могли поставить диагноз, так что для диагностики мы должны его намеренно травмировать.

Конечно же, это абсурд. И, конечно же, это не значит, что у моего сына не может быть аутичной идентичности, или что он не может получать соответствующую поддержку. Но это означает, что он не может быть официально диагностирован, и, к сожалению, именно официальный диагноз является тем путем к поддержке, который может принять общество. Я несколько недель размышляла над заключением педиатра. Я думала об этом и раньше, но в последнее время это занимает почти все мои мысли.

Читать далее

Стали бы вы этим хвастаться?

Источник: Demand Euphoria 
Переводчик: Никита Онуфриев 


Стали бы вы хвастаться тем, что обыгрывали своего ребёнка во время игры в шахматы?

Тем, что обгоняли своего семилетнего ребёнка во время пробежки?
Вы бы могли рассказать о победе над 10-летним ребёнком в Scrabble?
Или о том, что зарабатываете больше денег, чем ваш 14-летний подросток?

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - P1080501-1.jpg


(Возможно, вы еще и пазлы лучше собираете! На фото — мальчик собирает пазлы)

Если вы похожи на большинство людей, которых я знаю, вы, вероятно, ответите «Нет» на эти вопросы. Если вы ответили «Да» на любой из них, вы, вероятно, решите прекратить читать эту статью.
Я думаю, что большинство родителей не хвастаются такими вещами. Почему? Потому, что вам слишком очевидно, что вы делаете эти вещи лучше, чем ваши дети. Вы старше, сильнее, опытнее, чем они. Многое играет вам на руку. У ваших детей во многом нет шансов против вас. Тем не менее, я часто слышу, как родители хвастаются победой над своими детьми в других «битвах», как будто это имеет больше смысла, чем хвастовство победой над трехлетним ребенком в шахматы. Я вижу, что родители готовы с пеной у рта доказывать себе и другим, что они во всём превосходят своих детей. В чём же дело? Ваши дети и так знают, что вы сильнее, чем они. Это слишком очевидно. Ваши дети часто вспоминают о том, насколько вы сильны, каждый раз, когда вы делаете (или отказываетесь делать) что-то для них, что они не могут сделать для себя.

Если жизнь – игра, то вы имеете право выбирать. Вы можете смотреть на вашего ребёнка, как на равного соперника и сфокусироваться на попытках доказать своё превосходство. Вы можете постоянно устанавливать новые правила: заставить съесть еще три куска, прежде чем разрешить покинуть стол, заставить лежать в постели в одиночестве, устроить ему «домашний арест» в комнате, разрешить смотреть телевизор или сидеть за компьютером не больше получаса в день… Для гарантированной победы вы можете использовать физическую силу, лишение «привилегий» и психологические манипуляции.

Вы можете это игнорировать, когда ребенок жалуется вам на несправедливость. Когда ребёнок понимает, что вы его игнорируете, он может жаловаться другим людям на то, насколько несправедлива ваша игра (насколько несправедливы вы сами).

Читать далее

Ловушка альтруизма

Автор: Айман Экфорд

Одна из главных проблем нынешнего отношения к детям в том, что детей рассматривают не просто как объекты, которые родители могут переделывать по своему желанию; их рассматривают как потенциальных жертв. Более того, детей учат так, будто они должны сами жертвовать собой. Жертвовать собой ради Родины, жертвовать собой ради семьи, жертвовать собой ради коллектива, быть «хорошими девочками», которые должны подчиняться мужьям, или «сильными мальчиками», которые якобы обязаны всю жизнь кого-то защищать. Им в пример приводят героев, которые умерли, защищая Родину, даже если Родина им ничего хорошего не сделала за всю их жизнь. Им в пример приводят людей, которые отказались от той жизни, которая им нравится, ради семьи — при том что дети и так первые восемнадцать лет жизни являются собственностью родственников, и после этого им важно осознать, что их жизнь принадлежит им. Детей учат уступать, подчиняться, делиться, думать о чужих интересах прежде, чем подумать о своих.

Детям навязывают, что они постоянно что-то кому-то должны. И тем самым не дают им думать о себе. Большинство людей вырастает с чувством вины. Оно считает, что обязаны кому-то помогать, обязано чем-то жертвовать. Но эти люди не знают, чего они сами хотят. Они всю жизнь живут с уймой психологических и психических проблем, потому что «хорошие девочки» и «сильные мальчики» о себе думать не должны. И в итоге это сказывается на их работоспособности и на общении с другими людьми. То есть, вредит тем, кому они якобы должны помогать.

Мы получаем общество, где уйма людей жертвует собой ради других, выматывает себя, вредит окружающим, вынуждает окружающих тоже чем-то жертвовать, и в итоге никто не получает желаемого. И уже даже не знает, что это за «желаемое».

Мы получаем общество, где почти два десятка лет люди подчиняют свои интересы интересам других, а потом почти всю жизнь по инерции продолжают делать то же самое, потому что их так научили, и потому что «ОниЖХорошие». А потом мы удивляемся, почему так много людей оказываются в нездоровых отношениях, и почему во многих странах терпят диктаторов.
И в этом обществе люди, травмированные «ВыЖВсемДолжны», промывают своим детям мозги тем, что они всем должны. Система воспроизводит сама себя. Родители промывают мозги детям, не разобравшись, чего хотят дети, и имеют ли они вообще право думать о своих детях как о потенциальных жертвах, которые обязаны использовать себя ради чьего-то блага.
На самом деле, их дети никому ничего не должны. Они ни с кем никаких контрактов не подписывали. Они никому ничего не обещали. Они не выбирали, в какой семье или стране им родится. Они не выбирали сообщества, к которым вы их причисляете. И они могут от них отказаться. Потому что они люди, у которых может быть (и есть) своя воля, а не жертвенные животные.

Подумайте об этом, прежде чем в очередной раз говорить своим детям о жертвенности и коллективном благе. Прежде чем указывать своей дочери, что она должна перестать быть эгоисткой, и стать хорошей девочкой. Прежде чем отнимать у малыша его собственную игрушку, потому что «он же должен делиться с братиком». Прежде чем принуждать детей к бесплатному труду «на благо семьи».

Прекратите укреплять свою мораль за счет будущих поколений, которые эту мораль не создавали и еще даже не выбрали.

Когда родители не одобряют ваш способ родительства

Источник: Demand Euforia

Полагаю, что для родителей, которые привыкли полностью контролировать своих детей (или, хотя бы, иметь иллюзию этого контроля), переход к любым другим формам отношений с детьми может показаться сложным. Я рада, что начала этот переход, когда мои дети были младенцами, так что теперь почти все сложности остались позади. Я практикую новые взаимоотношения с детьми, пытаясь предоставлять им реальный выбор, реальный контроль над своим телом и своей жизнью. 

Сейчас я практикую развитие доверительных отношений и доверяю им, позволяя самим решать, когда им мыть голову, могут ли они три дня подряд носить одну и ту же одежду и когда им лучше ложиться спать. Такие детали являются лишь малой частью наших взаимоотношений, но благодаря им мои дети будут знать, что у них есть право хоть как-то контролировать свою жизнь, они будут знать, что такое свобода и ощущение самоконтроля. Я надеюсь, что такие небольшие «практики» помогут мне принять более серьезные проблемы. Надеюсь, что когда мои дети выберут, с кем они хотят встречаться и с кем хотят заключить брак, или как они хотят растить своих собственных детей, я смогу поддерживать их, не критикуя их и не навязывая им свои предпочтения. 

Мне повезло, что мои родители положительно отнеслись к тому нетрадиционному способу родительства, который я выбрала. Но недавно я читала статью женщины, которой повезло гораздо меньше. Ее мать постоянно осуждает то, как она растит своих детей, открыто выражая это свое недовольство. Вот, например, что произошло, когда она ужинала вместе с мамой и детьми: 

«Она вела себя так, как будто изо всех сил пытается «терпеть», когда я уже знаю, что она не одобряет мой стиль воспитания. Например, когда мы бесконечно долго ждали, пока нам принесут обед в ресторане Шелтер-Айленда (за которой мы еще и переплатили), дети устали и попросили, чтобы на стол выложили их книжки. Но когда я посмотрела на свою маму, и на то, как она сжимает губы, то мне пришлось попросить их отдать мне книги обратно». 

Итак, мама дает детям их собственные книги, потому что они ее об этом попросили. Почему бы и нет — вот почему ребенок не может читать за столом? Вроде бы все прекрасно. Хотя нет, ведь: 

Читать далее

О репрезентации

Нам нужна не только настолько разнообразная репрезентация, чтобы каждый ребёнок мог почувствовать себя героем истории, нам нужна такая репрезентация, чтобы все дети видели, что ОТЛИЧАЮЩИЕСЯ от них дети тоже могут быть героями.



Как мы боролись с патриархатными замашками одного деда

По материалу: Motherwell
Автор: Лиза Норгрин

fightingthepatriarchyonegrandpa.jpg
Фото светловолосой девочки со спины

В комнате были и другие взрослые, но они не видели в этом ничего плохого.

Над моей трехлетней дочерью навис взрослый мужчина. Время от времени он начинал щекотать ее и тыкать в неё пальцами. От этого она визжала. Все меньше и меньше, потому что каждое новое прикосновение было для неё неприятнее предыдущего. Я видела, как она пытается стать крошечной, чтобы незаметно соскользнуть с сиденья и спрятаться под столом.

Моя мама тоже за это видела. И, кажется, она была тронута происходящим. Дедушка играл со своей внучкой.

— Мей, — мой голос ели пробивался сквозь шум, создаваемый семейной болтовней. 

Она на меня даже не посмотрела.

— Мей, — снова начала я. — Ты можешь его остановить, можешь сказать ему «нет». Если тебе что-то не нравится, скажи что-то вроде: «пожалуйста, деда, хватит. Я хочу, чтобы меня оставили в покое».

После этих слов мой огромный, похожий на бульдога отчим наклонился чуть ближе к девочке, прямо нависнув над ее головой. Пока моя маленькая дочурка старалась увернуться от его огромного тела, горячего дыхания и неприятной щекотки, он посмотрел на меня и насмешливо усмехнулся.

Читать далее