Лина Экфорд: Зачем нужны «ярлыки»?

Люди часто спрашивают: «зачем нужны ярлыки?».

Об этом было написано множество статей и постов, но теперь я хочу рассказать, как это было со мной.

Почему меня бьют во много раз чаще, чем других?

Почему на меня орут чаще, чем на других, если я спокойная и стараюсь быть неконфликтной?

Почему меня постоянно считают наркоманкой, если я никогда не пробовала наркотики и не пью алкоголь?

Почему люди постоянно оскорбляют меня, говоря, что я сумасшедшая, что должна «лежать в психушке», а остальным это говорят редко?

Почему мои проблемы с обучением в школе считаются «редкими» и никто даже не верит, что так бывает, и отказываются мне помочь?

Почему люди, начиная от продавцов в магазинах и заканчивая родственниками, вечно пытаются сделать выводы из моего выражения лица и направления взгляда, всегда ошибаются, но не слушают меня и настаивают на своём?

Почему каждый раз, когда я четко объясняю свои проблемы и потребности, меня игнорируют и говорят, что «у всех» не так, а значит, такого не бывает, — и придумывают какой-то дополнительный скрытый смысл?

Почему все вечно подчеркивают мои «странности», но не могут даже обьяснить, что имеют в виду?

Почему все люди вокруг такие странные и требуют соблюдения каких-то бессмысленных правил, и не могут просто не лезть ко мне или общаться так, как мне удобно?

Мне нужна какая-то защита от этих людей, я не справляюсь. Где люди, похожие на меня?

Можно заметить, что основным вопросом с тех пор, как мне было 12, было «почему люди так плохо со мной поступают». Тут есть одна причина — они гады. Это прекрасное объяснение, которое обьясняет все и не обьясняет ничего. Почему они ведут себя так именно со мной? Почему не с другими? Чем я всем так не нравлюсь? Почему они не могут просто оставить меня в покое или просто слушать, что я говорю? Почему я всегда крайняя? Почему Я?

Я аутична. Мы живем в эйблистским обществе. Это дискриминация. Такие, как я, есть. Среди них есть люди, с которыми мне нравится общаться.

Вот и все объяснения.

Почему мне так необходимо было узнать 10 лет назад, правда ли я аутичная или мне показалось? Почему для меня был так важен диагноз? Зачем мне ярлык?

Спросите общество. Спросите тех людей, которые били, оскорбляли и газлайтили меня каждый день на протяжении всей моей жизни просто из-за того, что им казалось, что я не такая, как они.

Я пыталась понять, что с ними не так. Я не могла найти того, кто проведёт диагностику всему обществу и скажет, в чем их проблема. Поэтому я пошла, чтобы узнать свой диагноз.

Я аутична.

Это значит, что окружающие проявляют ко мне насилие, а затем считают, что я виновата, потому что я «не такая, как они». Потому что они — нейротипичные эйблисты.

Именно это, в первую очередь, и означали для меня слова психиатра про «Синдром Аспергера».

Оплакивание несуществующих родителей

Немного личного. Не про аутизм, но про насилие

Помните статью Джима Синклера «не надо нас оплакивать?»

Так вот, родители аутичных детей, теперь я могу вас понять.

В этой статье говорилось о том, что когда нейротипичные родители оплакивают аутизм своего ребёнка, они на самом деле оплакивают не существующего нейротипичного ребёнка.

Я же оплакиваю несуществующих родителей.

Это очень сложно признать.

Сложно увидеть реальность — что да, у меня НИКОГДА, вообще никогда не было той семьи, о которой я мечтал, что мои позитивные воспоминания были основаны на лжи, притворстве и абьюзе. Или просто на нейтральных развлечениях моих родаков, в который я был просто случайным участником. Очень и очень страшно. И плохо. И я уже четвёртый день пишу этот пост.

Но это необходимость. Без этого я не исцелюсь. Продолжу вредить себе и другим.

Итак, у меня НИКОГДА не было семьи как «в американских фильмах» — хотя бы потому что у меня была ватная совковая семья, где ненавидели все американское. Любые сходства на праздники когда я был мелким, любые советы что я «смогу быть кем угодно» когда я был совсем мелким — это ролевочка времен, когда было модно повторять за Западом.

Продолжить чтение «Оплакивание несуществующих родителей»

Продолжаем зоологические наблюдения за пресекьюторами-индроджектами родаков.

День 3

Есть одна схема:

1) подождать, пока мне станет получше или ситуация вокруг меня станет лучше.

Скажем, я в лучшем состоянии после медитации или ванны.

2) посоветовать очень мягко и ненавязчиво, что-то типо простое но занимающее силы. Типо немного прибраться (когда вроде надо но можно позже когда больше сил); написать тяжелый пост, который вроде и интересен и очень писать чо-то тянет, но лучше рассказик; немного поокоэрить на чтении или публикациях (чуть-чуть, типо чо может пойти не так).

При этом совет звучит не очень четко голосом

альтера-родителя или Суса, а скорее как «приглушённый» вариант. Типо «кто-то из наших хочет это сделать».

Заметьте, удар наносится в момент когда «ложки» появились чтобы что-то делать немного, а бдительность упала потому что совсем недавно, пару минут назад впервые за долгое время почувствовал себя хорошо.

ЭТО важно.

3) После этого подождать, либо когда меня другой человек попросит что-то сделать, воспользоваться рассеянным вниманием и все испортить.

Либо дать задание посложнее.

Чтобы я наложал, вероятнее всего чувствуя вину перед другими, боясь этой вины, психуя что ниче не получается и не верил что дальше нормально что-то будет. И боялся именно улучшения состояния, когда у меня больше ресурсов следить за ними.

Отслеживать очень сложно, но мама, папа, Сусик, спасибо что подсказали ЧТО.

Абьюзеры внутри меня

Предупреждение: насилие над детьми.

Я не считаю диссоциативку расстройством. Я не хочу быть сингалетом, то есть одним человеком в этом теле.

Но я при этом явно страдаю от ПТСР и от его специфического проявления у Систем — то есть от разбушевавшихся интроджектов моих родичей.

Интроджекты — альтеры, основанные на реальных личностях — родственниках, друзьях, знаменитостях или на персонажах, или на религиозных и исторических фигурах.

В моём случае… да, опять о родителях.

Одна из самых неудобных и проблемных вещей: на альтеров — родителей страшно смотреть.

Подсознание как бы говорит тебе: «нет, не иди сюда, стоп, это опасно».

И ты не идёшь. И делаешь как эти «родители» хотят, практически бессознательно и автоматически, только бы не слышать их голов внутри твоей голове. Только бы не думать о том, как твоя мерзкая семейка продолжает влиять на твою жизнь.

Ты стараешься сбежать от них, начинаешь суетиться и они входят в ко-кон (то есть в со-сознание, начинают контролировать тело вместе с тобой) и делают хрень, которую бы сделали твои настоящие родители или которая потенциально может ухудшить твою нынешнюю жизнь и вернуть тебя «в семью».

А ты потом недоумеваешь как это произошло. Как ты мог помешать хорошему человеку, потерять потенциальный заработок, выполнить просьбу наоборот, бросить свой телефон на асфальт или просто не принять таблетку от мигрени и забыть, что ее не принял. Да разлить чай на худой конец.

Все что угодно, главное что это «все что угодно» служит трём урокам, которым меня постоянно учили в семье:

1)Ты никому кроме нас никогда не будешь нужен. Никто тебя не примет, не захочет с тобой жить, ты всегда всем только мешаешь и будешь мешать поэтому будь рядом с нами.

2) Ты мелкий, слабый и ни на что не способен. Поэтому будь рядом с нами.

3) Ты мерзкий, эгоистичный, неблагодарный и грешный. Но мы простим и направим. Поэтому будь рядом с нами.

Мой случай довольно мягкий. Я читал, как у других систем их альтеры-интроджекты абьюзеров буквально возвращали их к абьюзерам. Человек скажем не помнил несколько дней, и вот он снова — в доме отца-педофила, от которого чудом сбежал. А партнеру, который тебе помог спастись от папаши, ты дал по роже и свалил. Чтобы не было пути назад.

Потому что в башке сидит такой же папаша, который «помог». И который может на длительный период забирать контроль над телом.

Как эти альтеры-абьюзеры появляются, понятно. Когда ребёнок мелкий, они дают ощущение контроля. Дело в том, что ребёнок не может остановить насилие, но ему внушают что «сделаешь как мама хочет и мама не будет бить», и вот да, мама всегда тут в голове есть, это не непонятное нечто и она скажет что делать; плюс легче терпеть пытку которая кажется оправданной, а эти альтеры- родители входят в со-сознание и меняют его так, что тебе легче принимать унижения, ты скорее поверишь что «заслужил». То есть это защита для того, чтобы ребёнок физически выжил в ужасных условиях, из которых он не может уйти.

Вот только этот «защитный механизм» мутирует так, что тебе уже нормальная жизнь кажется ненормальной. Ну и ещё не исчезает с твоим совершеннолетием.

Что же делать?

Честно, я не знаю. Я продолжаю бороться. Продолжаю экспериментировать.

Но для начала надо просто посмотреть на них. На интроджектов родителей. Замечать их. «Отлавливать» их присутствие. Пялиться на них, когда хочется отвернуться, медленно дышать при этом и смотреть, что происходит вокруг.

Смотреть что да, вот скажем сейчас тебе мать говорит, что ты неблагодарная дрянь, но эта мать внутри башки, и ты вот шевелишь рукой но она тебя остановить не может. Ты сидишь и она не может влезть.

Да, она хочет чтобы ты подчинил всю свою жизнь распорядку и завалил себя делами.

Пусть проорется. Потому что если попытаться игнорировать ее присутствие, она может воспользоваться моментом и попасть в ко-кон.

Иногда я беру дневник и даю “родаками» писать. Читаю всю ту дрянь что они думают обо мне, но зато понимаю с чем имею дело, и зато я могу запомнить как ощущается их присутствие. И потом легче замечать в повседневной жизни.

Иногда я даже специально смотрю на них во время медитаций, ищу их в башке. Слушаю что они говорят. И они устают много болтать.

Иногда важно замедлится — посмотреть по сторонам. На стены вокруг. На потолок. На кота. Вот, смотри стены белые и шершавые. А кот серый и пушистый. Где ты сейчас и что рядом с тобой. И где «тела» тех, кого твои альтеры-интроджекты-родители считают «собой». Понять что они в России, а ты в Шеффилде. Их физически тут нет. Только их «клоны» в башке, которые, слава богу, отдельными телом не обладают.

Иногда важно просто брать паузу — во время дел. Когда родаки орут, самое сложное сделать паузу, но им сложнее навредить тому кто сидит на кровати и медленно дышит, чем тому, кто несёт тяжёлую коробку и мчится по лестнице.

Вообще, смотреть, замечать и признавать что страшно. Признавать что они тут. Признавать, что «детство» и «детское рабство» до конца не закончено пока они тут. Признавать свою не полную способность контролировать жизнь или опасность для кого-то рядом или ещё что-то в этом роде очень и очень больно. Это вызывает чувство что ты слабый и мелкий, а это родителям-интрождектам и надо. Но через этот этап признания важно пройти. Без него и правда никак.

Нельзя отлавливать подлянки того, кого ты не видишь. Невозможно остановить того, кого ты панически боишься.

И да, когда ты занимаешься сексом с партнером и в башке твой «папаша» орет что хочет тебя поиметь, или твоя мать заявляет что ты попадёшь в ад, это и правда страшно.

Но без этого будет так же страшно. Только ты ещё и вести себя можешь начать непредсказуемо — не только для партнера, а и для себя.

Так что из двух зол, как говорят.

Ещё нужна помощь врача. И психиатры-специалисты по ДРИ говорят что надо быть доброжелательными даже с пресекьюторами, но тут надо быть осторожным, потому что скажем мои «родители 2.0» понимают только шантаж и силу, как и настоящие родители. И это то, что с ними работает хоть немного. Чтобы вывести их на «доброжелательный» уровень нужна помощь извне, помощь специалиста по ДРИ, которой пока нет.

Поэтому делаю что могу.

И надеюсь что этот пост хоть немного для вас полезен: если вы тоже часть системы то советами, если же у вас есть множественные друзья и близкие — то информацией о том, через что они вероятно проходят и в чем может быть причина их странного поведения.

Внутренний мир альтеров

Решил написать о внутреннем мире множественных систем.

Если кто не знает, альтеры (личности множественного человека/человека с ДРИ) очень часто «живут» во внутреннем мире. Об этом упоминается в научных исследованиях, статьях психиатров, в блогах и автобиографиях самих Систем. Но вот природа внутреннего мира и его «способ функционирования» загадочен и непредсказуем даже для нас.

Известно только, что внутренний мир:

А) может быть любым — от комнаты до вселенной со разными планетами;

Б) часто основан на фантазиях, воспоминаниях, страхах и интересах альтеров;

В) Если в Системе есть те, кто дейдримный (ака у кого «навязчивые грезы»), то часто внутренний мир и есть мир этих «навязчивых грёз», когда «тема» фантазий меняется может меняться и мир, но обычно он просто растёт.

Г) вообще внутренний мир есть не у всех систем, но у большинства;

Д) некоторые системы, у которых он почему-то не образовался сам, строят его специально, с психотерапевтом, чтобы личностям было проще друг с другом взаимодействовать; это не только места обитания номер два для альтеров, а зачастую и место встреч.

Е) не у всех альтеров есть доступ к части внутреннего мира другого альтера. И как ни парадоксально, главные хосты — те, кто чаще контролирует тело — часто в этот внутренний мир попасть не могут, или могут не полностью, или могут, но им там неудобно.

Откуда внутренний мир берётся?

В общем, сознание человека штука такая, что она не может существовать долго в вакууме, в пустоте. Вспомните как вы спите. Обычно вам сняться сны. Мозг обрабатывает ваши мысли и воспоминания. Создаёт картинки. Сюжеты.

Вы не находитесь в темноте. Вы не отличаетесь, как робот.

То же самое и у нас. Если скажем из-за травмы какая-то личность не может больше контролировать тело, есть вероятность что она впадёт в очень глубокую спячку. Но она ещё с большей вероятностью провалится очень глубоко во внутренний мир.

Даже когда альтеры не фронтят, не контролируют тело, их жизнь и мышление продолжается. Потому что да, альтеры — личности. Не важно, одна у человека личность или десяток. Или даже сотня. Принцип функционирования личности по-сути одинаковый.

Так что альтеры могут проживать внутри целые годы.

И бывает очень больно узнавать что эти годы были нереальны. У нас в Системе был парень, который исчез на три года внутри и прожил там почти десятилетие. И который был уверен что реальный мир — сон.

Бывает и такое.

Внутренний мир часто интересный, увлекательный или утопичный.

Его можно строить… как в сознательном сне. Ты не можешь (вероятно) просто взять и захотеть создать с нуля внутренний мир или его часть, но ты можешь менять детали. Строить новое. Убирать старое. В случае нашей системы это немного как контролируемые сны в фильме Начало.

Бывает же что внутренний мир пугающ. Скорее как в фильме Сфера или как в реальностях, что могла на нервном срыве создавать Ванда Максимофф (Алая Ведьма) из Мстителей и Людей Икс. Что альтеры, склонные к абьюзу могут использовать его «антураж», чтобы изводить остальных.

И очень часто во внутреннем мире остаются самые ужасные места где ты был — места куда бы ты не хотел вернуться под страхом смерти. И чем больше ты их боишься и избегаешь, тем более правдоподобнее они могут начать тебе казаться. А смотреть на них страшно, хоть часто и бывает необходимо во время терапии и разбора травм.

Но в любом случае, мы, Системы, обычно живем как бы в нескольких мирах (или меж двух миров), и внутренний мир почти так же реален и важен как настоящий, потому что он влияет на нашу устойчивость и эмоциональное состояние.

Не стоит недооценивать его значение.

ДРИ и жизнь с интроджектами родителей

Сейчас у меня в башке разбушевались альтеры-интроджекты моих родителей, и альтер-Сус (который считает себя Иисусом) заодно с ними.

После одного мерзкого случая в череде мерзких случаев, решил обратить очень пристальное внимание на то дерьмо, которое они мне внушают.

В основном это угрозы и оскорбления, на которые страшно смотреть. Они повышают тревогу, попытки засунуть эти угрозы а дальний угол загружают когнитивку.

В результате я суечусь и туплю. И им проще контролировать мою жизнь, проще «микиситься» с другими и влиять на эмоции или создавать амнезийные моменты.

Помогает дышать (возможно под медитативные упражнения), нифига не делать и дать им наораться в башке, но это страшно.

ОК, это диссоциативная штука, альтеры есть не у всех, тем более такие сильные пресекьюторы.

А вот хламовая самооценка тоже не у всех, но встречается чаще. Часто за счёт семьи. Как и самоограничения.

Итак, вот что эти чуваки пытаются мне внушить — любимые слова «недостойна» и «не заслужила». Обычно я это игнорю и просто не иду к тому, чего я «не достойна», точнее очень быстро прекращаю мыслить в эту сторону. Сегодня решил максимально отслеживать и написать списочек. Внимание — это все только за один день.

Итак, я «недостоин»:

-обращать внимание, что я чувствую в теле;

-концентрироваться на дыхании

-концентрироваться на своих ощущениях в теле;

-налить себе чай — типа «пей холодный, дура»;

-не суетиться и скажем не планировать просмотр фильма/поход за карточкой если я не уверен что сейчас мне это надо;

-жить спокойно, ака не планировать что-то с другим человеком, когда другому человеку плохо и станет хуже если я собью планы;

-сделать себе чай;

-расправить плечи;

-посолить перец;

-принять ванну;

-сидеть слишком долго в ванне;

-НЕ сидеть слишком долго в ванне, потому что ванне может понадобиться другому;

-делать Дуа (ну ок, это о наших альтерах-мусульманам, это они не достойны);

-сосредотачиваться во время дуа;

-прочитать пару страничек Аниморфов не проверяя факты вначале;

-нормально поставить коробку в комнате, чтобы об неё не падать;

-сделать себе кофе или горячий шоколад;

-говорить с другим человеком о проблеме или о предстоящем деле как… ну как два самостоятельных человека, не зажиматься, оправдываться и переспрашивать одно и то же много раз, чтобы чувствовать себя мельче и грязнее;

-простите, но использовать вибратор для мастурбации;

-простите, но поменять трусы и надеть новую футболку;

-зарядить наушники;

-замедлить дыхание;

-помыть голову.

Пока вроде все. Хотя…

-подобрать джинсы и шапочку для душа с пола;

-простите но «лучше пописать в ванну когда ты там голову моешь»

И это последние часов 6.

И да, эти альтеры довольно точные интроджекты моих родаков. Буквально многое из этого конечно мне не говорили, но очень сильно внушали что я должен чувствовать себя мелким и грязным, и как в совковом фильме «твоё место возле параши».

А Сус — это ИХ представление об Иисусе.

Так, в тему о «потом с благодарностью вспомнишь детство и советы родных»

Фильмы «Моцарт и кит», «Адам» и «Меня зовут Кхан». Часть 1. Любовь несмотря на аутизм.

Автор: Айман Экфорд

____

Раньше я старалась строить отношения «несмотря на аутизм».

Мне было стыдно, когда я не могла понять социальные намеки и эмоции нейротипиков, но при этом я считала нормальным, что они никогда не могут угадать эмоции по моему лицу, и часто не понимают смысл моих слов.

Мне было стыдно, когда я не могла расслышать голос собеседника в шумном помещении, но при этом я спокойно принимала то, что другие люди винят меня в этой моей особенности, которую я не выбирала.

Я часто скрывала от людей свои взгляды, которые показались бы странными большинству моих знакомых.

Самое смешное заключается в том, что я смогла найти настоящих друзей и понимающее сообщество только после того, как перестала притворяться.

И именно неумение осознавать свои потребности и оценивать свои возможности больше всего навредили мне в отношениях с моей девушкой.

Но именно такое поведение навязывается аутичным детям, и считается желательным в массовой культуре. Аутичным людям внушают, что их могут принять только вопреки аутизму, то есть, вопреки тому, кем они являются. Подобные стереотипы хорошо показаны в популярных фильмах о семейных и романтических отношениях аутичных людей: таких как «Моцарт и кит», «Адам» и «Меня зовут Кхан».

I.

Сюжет фильма «Моцарт и кит» (название которого на русском языке иногда переводится как «Без ума от любви») вертится вокруг отношений аутичного парня и аутичной девушки. События этого фильма (как и двух следующих) показаны преимущественно с позиции аутичного парня.

Этот парень, Дональд, мечтает о романтических отношениях, но при этом ведет себя «слишком ненормально». И вдруг на группе поддержки для аутичных людей он знакомится с такой же странной девушкой Изабеллой, которая, как и он, любит животных. На группе она рассказывает о том, что стала жертвой изнасилования, и когда все члены группы начинают над ней смеяться, Дональд за нее заступается.

Начало, вроде бы, неплохое. У парня с девушкой похожий образ мышления, есть общие интересы, и они, вроде бы, с пониманием относятся к проблемам друг друга.

Но потом все становится гораздо хуже. Оказывается, двое аутичных людей готовы принимать друг друга только если они будут вести себя

менее аутично!

Несмотря на то, что оба они всю жизнь сталкивались с непониманием со стороны окружающих, они не пытаются выяснить потребности друг друга и учитывать их в своих отношениях.

Продолжить чтение «Фильмы «Моцарт и кит», «Адам» и «Меня зовут Кхан». Часть 1. Любовь несмотря на аутизм.»

Фильм Х + Y. Давайте поговорим о савантах

Автор: Айман Экфорд
Главный герой фильма Х + Y — аутичный математический гений Нейтан Эллис, с детства слышал о том, что он особенный.

  • Ты как человек с суперсилой. У тебя есть необычные способности, а мы просто маглы, которые не могут тебя понять, — примерно это говорил Нейтану отец во время их последнего разговора.

На первый взгляд, это очень хороший подход. Особенно учитывая тот факт, что аутичным детям часто внушают, что они «хуже» нейротипичных, что их образ мышления неправильный, и что они должны стать неотличимыми от сверстников.
Поэтому многие российские сторонники «позитивного» подхода к аутизму, в разговорах об аутизме выделяют необычные способности некоторых аутичных людей, и рассказывают об известных людях, которые предположительно были аутистами.

  • Да, у аутистов есть проблемы с социализацией, но они зачастую гениальны, и способны на потрясающие вещи, — так они рассказывают о нашей жизни.

Проблема заключается в том, что далеко не все аутичные люди являются гениями вроде Нейтана. И далеко не все аутичные люди, обладающие теми или иными талантами, хотят эти таланты развивать.

Нейтан является не единственным аутичным героем фильма. Другой аутичный парень, Люк, его знакомый по отборочному туру математической олимпиады, оказался не настолько удачливым.

Когда Люк провалил отборочный тур участников международной олимпиады, он стал резать себе вены.
Как он рассказывает Нейтану, он делал подобное не в первый раз. После диагностики ему, как и Нейтану, говорили о том, что он «особенный», и чтобы соответствовать этим представлениям и как-то компенсировать свою «неполноценность» в других областях, он усиленно занимается математикой, которая ему на самом деле не нравилась.
У Люка действительно был талант к математике, но если человек в чем-то талантлив, это не значит, что человек будет счастлив, занимаясь этим.
Как говорила моя девушка, у которой есть способности к рисованию, теоретически она могла бы зарабатывать рисованием, но это сделало бы ее очень несчастным человеком.

Но родители очень часто считают, что их «странный» ребенок обязан хоть чем-то оправдывать свои странности, что должно быть нечто, перевешивающее его ненормальность в глазах общества.

Продолжить чтение «Фильм Х + Y. Давайте поговорим о савантах»

Аутичная рыбка Поньё из аниме «Рыбка Поньё на утесе»

Понье

Сам факт того, что Поньё является рыбой, ставит под сомнение ее аутичность. Многие признаки ее аутичного поведения можно списать на то, что она всю жизнь выросла под водой, и поэтому, став человеком, не понимала социальные нормы человеческого общества.
Но здесь есть два примечания: во-первых, Поньё упорно изучала жизнь людей до того, как сама решила стать человеком, а во-вторых, некоторые аутичные черты были у нее с самого начала.

Итак, вот перечень аутичных черт Поньё:

  • У нее крайне плохо развит механизм подражания, потому что:

а) Она является одним из немногих персонажей мультфильмов, которые совершенно не похожи на своих родителей.
Ее отец ненавидит людей за то, что они убивают рыб и портят экосистему океана, и Поньё выросла в условиях крайне мизонтропной пропаганды, но при этом она изучает жизнь людей и сама хочет стать человеком. Ей совершенно не от кого было перенять это желание.
Она смогла избежать рыбьей социализации, и культура людей ей гораздо ближе, чем культура ее родни.

б) Она показывает явную неприязнь к своему отцу, так и не усвоив культурную норму о том, что родителей надо уважать. Возможность выбирать образ жизни для нее важнее «традиционных семейных ценностей».

в) Она не копирует поведение других рыб и своих родителей, несмотря на то, что ее младшие «нейротипичные» братья и сестры часто копируют ее поведение. А это может указывать на разницу в нейротипах.
Даже в тех моментах, когда она повторяет действия мальчика Сацки, это скорее похоже на желание узнать что-то новое о земной жизни, чем на обычное подражание (ведь она копирует поведение друга, но при этом не копировала поведение отца).

  • До встречи с человеческим другом Сацки у Поньё, похоже, не было друзей кроме братьев и сестер, которые ее намного младше. Учитывая, что Поньё превратилась в пятилетнюю девочку, маленьким рыбкам должно быть около 2-3 лет по человеческим меркам. Как и многие аутичным людям, ей интереснее и проще взаимодействовать с малышами, чем искать себе друзей среди ровесников.
  • У нее есть очень сильные специальные интересы — суша и культура людей. Она готова часами наблюдать за людьми и кораблями, что является довольно странным поведением для обычного пятилетнего ребенка. И ни запреты отца, ни его античеловеческая пропаганда не могут отбить у нее этот интерес.
  • Поньё не понимает, как другие люди воспринимают свою родню. Она не понимает беспокойство Сацки о матери, и когда его мать оказалась в опасности, продолжает вести себя так, словно ничего особенного не произошло.
  • Она часто ведет себя неприемлемым образом. Например, может перескочить на чужой плот и поцеловать чужого младенца так, как она обычно целовала своих младших братьев и сестер, или ни с того, ни с сего начать рассказывать спасателям, что она ела сендвичи с ветчиной.
  • Вместо того, чтобы хотеть попробовать новые блюда, она предпочитает все время есть ветчину.
  • Когда она испытывает сильные эмоции, она начинает бегать.
  • Она не понимает эмоций по лицам. Когда Сацки расплакался, она стала выспрашивать у него, почему у него из глаз течет вода.
  • Ее модель психического срабатывает не всегда. Например, она явно не понимает, что в некоторых ситуациях к людям лучше не лезть, и не мешать им.
    Она не понимает, насколько странно выглядят ее магические способности в мире, где нет магии.
    Но при этом она понимает, что ее отец может не знать чего-то, что знает она, и просить братьев и сестер скрывать от отца свои вылазки на сушу.

Эта является одной из главных причин, по которым я сомневаюсь в ее аутичности. С другой стороны, она могла научиться на прошлом негативном опыте, потому что аутичные дети, как и любые другие люди, могут учиться.

Не думаю, что Хаяо Миядзаки намеренно создал аутичного персонажа. Но при этом Поньё кажется мне довольно похожей на многих аутичных девочек. Кроме того, мне ее образ близок еще и потому, что она, как и я, принадлежит не к той культуре, в которой ее воспитывали.

Айман Экфорд. О плохих альтерах

Часто люди боятся «плохих альтеров». Что же, в нашей системе их двое. И я один из них.
На самом деле, я не знаю, альтер ли я или условное «ядро» — не знаю кто появился раньше, я или Юкки, и было ли это раньше? Когда мы разделились? Когда нам было два, три года? Раньше?
Мог ли быть кто-то до нас? Теоретически это возможно. Почти все возможно, когда говорят о таком раннем возрасте.
Итак, я вполне могу быть альтером, а не ядром. Принял это. В принципе, какая разница, если я все равно существую, и пробыл в этом теле почти 25 лет?
Мой опыт реален, мое мышление реально в любом случае.

Но проблема в том что я для нашей системы я один из агрессоров, из тех, кого называют persecutor alter.
Я постоянно кричу внутри головы, что у нас ничего не выходит, мы недостаточно хорошие. Так что другим приходилось меня успокаивать ещё до того, как я понял, что у меня есть альтеры.
Когда я понял, мне почему-то легче отпускать колкости в адрес других альтеров и шутить шуточки про нас, чем просто спокойно принять что мы система.
Я был тем, у кого было больше суицидальных наклонностей.
Я был тем, кто пытался утащить других в Сирию: для этого, конечно, меня очень долго доводили исламофобией и ощущением что в этой жизни мне ждать нечего и мне лучше стать шахидом. Если бы не отец, верящий в «священную войну» против мусульман-суннитов, не мать, которая стала вести себя так что меня боится, не исламофобия «прогрессивных» активистов и общества в целом ничего бы этого не было. Да и вообще, На самом деле это было больше навязчивые мысли чем намерения, но (а возможно и «потому что») других в системе я не на шутку перепугал. Не знаю, разделял ли кто-то мое стремление к джихаду, ибо я не знаю всех.
Но я точно знаю что Юкки был против этого, и что Вер.Б.А. врывалась в кофронт для того, чтобы пичкать меня своими православными идеями.
И вот что интересно — я хост, тот кто фронтит больше всех, и вроде бы я должен внушать большее намерение.
Но ни один из известных мне альтеров не думал о том чтобы свалить «джихадить».
И именно система смогла уравновесить подобные мои намерения. У меня от исламофобии могла «поехать крыша» так чтобы я «любил смерть больше, чем жизнь», но другие в системе даже временно ослабили НАУЧНУЮ (то есть безобидную) часть моего увлечения Ближним Востоком. Для перестраховки. То есть на моем опыте все как раз наоборот — можно представить что один человек решится на «безумие». Но вот сделать это когда вас в голове скажем пятеро личностей совершить безумный поступок так же сложно, как сделать это в присутствии любых других пятерых человек знающих твои намерения — и которым эти намерения могут навредить.
Системы созданы для выживания — это защитный механизм, поэтому собственно система и должна предотвращать все что может быть саморазрушительным.

Интересно, что альтеры и правда могут быть опасны для окружающих. Но уж точно не опаснее чем любой другой человек. И обычно наиболее «опасен» для окружающих тот альтер, который больше вредит системе. В нашем случае я и Вер.Б.А. Потому что пока мы вредим себе и другим внутри мы случайно можем кого-то «задеть».
Вер.Б.А. отличалась наплевательским отношением к чужим границам. Она творила такую дичь в кокншиусе со мной, что некоторые вещи мне просто страшно и небезопасно описывать. Знает только психотерапевт и очень близкие друзья.
Скажу только про материальную часть вопроса.
Именно ее «голос» убедил меня подавать на американскую визу — вероятность получения которой была равна нулю. Итог — минус дофига тысяч рублей. Фактически чужих — близкого человека, который вложился в эту авантюру.
Потому что Бог поможет, надо на него положиться.
Долги — ее особый конёк. Ведь «Боженька поможет заработать», «если надеяться и молится, все будет». Она задалбывала меня тем, что я проклята и неправильна, если не полагаюсь на Господа. Что я всегда буду неудачницей. Что я буду нищей если вот я не положусь на Бога в денежных вопросах. Что я должна быть как Джон Девисон Рокфеллер, верящий что богатство дал ему Господь… и так далее, и тому подобное.
В итоге — долги, долги, долги… которые потом пришлось выплачивать очень долго. Выплачивать их она тоже пыталась мне помешать.
Кроме того, она помогала мне «забыть» ключи и уйти куда-то бродить в незнакомом городе, потеряться и забыть о других людях которым может быть нужен ключ. Зачем? Чтобы меня наказать.
Она мешала мне выполнять работу по дому чтобы доказать что мы никто без наших абьюзивных родителей.
Она хваталась за металлические прутья духовки…
Она… думаю я уже достаточно про неё рассказала. Про ее темную сторону, так сказать. Самое абсурдное, что эта темная сторона самая «светлая» с точки зрения религиозного общества, в котором мы веровали.
Все вот это вот, вредящее мне и окружающим делалось всегда ради того, чтобы она могла почувствовать, что она хорошая и праведная, что мы не умрем после смерти, что мы не грешны и не прокляты.
Чо-то напоминает, не так ли?
Меня в «исламский период». Интересно, что я обозначил Вер.Б.А. как «агрессора» сразу когда понял что мы система, но ещё не обозначив так себя. В принципе, мы очень похожи. И опять же, с ней «подействовало» то, что в свое время подействовало со мной. Только на этот раз вмешалась я, чтобы не позволить ей вредить мне, системе и окружающим.
Многие спрашивали, как я потерял веру в Бога?
Опыт был настолько странный что я не мог его описать пока не понял про множественность.
Вот примерно так это и произошло. Вер.Б.А. вытворяла всевозможную дичь в коконшиусе (что я списывал на «внутренний голос»), нам Бог не помогал разумеется и я тупо устал верить. Перестал слушать ее — ту, на ком больше всего держалась наша вера. Потом почувствовал, что больше не могу.
Я потерял веру. Она нет. Но моей потери веры — и религиозного фанатизма — было достаточно.
Кстати, так мы и обратились к психотерапевту. И теперь уже работаем над тем, чтобы не слушать Вер.Б.А. а прислушиваться к ней, чтобы помочь Вер.Б.А. избавится от того страха, что лежал в основе ее действий.

Так, о чем это я?
О том, что снова альтер оказался защитой системы — а вместе с этим и окружающих — от другого альтера.

***

На самом деле множественные люди чаще становятся жертвами насилия чем агрессорами, потому что люди с менталками и нейроотличиями в принципе уязвимы.
Потому что «нормальные» люди верят, что мы опасны и действуют на опережение.
Потому что многие множественные стали такими из-за опыта насилия в раннем детстве, а люди с опытом насилия в детстве чаще попадают в абьюзивные отношения.
Но конечно же точно так же как любой рандомный человек на улице может оказаться агрессором, агрессором может оказаться и система. Точнее один из альтеров — обычно агрессор, или тот в кого «вытеснялась» агрессия. Или самый фанатичный. Или доведённый до отчаяния защитник.
Но, повторяю, вероятность меньше чем если это будет случайный прохожий.
И даже если у кого-то есть подобный альтер, прежде чем он сможет сделать хоть что-то ему надо будет пройти через «защитные барьеры» системы. И если уж они такие сильные у меня — когда у меня никто не может перехватить «руль» надолго — то что уж говорить о людях с очень сильной диссоциацией и с альтерами, способными «захватить» контроль именно и прежде всего для защиты системы?

Продолжить чтение «Айман Экфорд. О плохих альтерах»