Нейроотличия и скорость

Автор: Вероника Локунова
(Внимание: Текст может быть сложным для восприятия некоторым людям с алексетимией)

Современный стиль жизни – это быстрая реакция на происходящее. Щелчок зрачка и сразу ясно: что не нужно, что слишком цепляет или не цепляет, выгодно, не выгодно.
Апогей клипового мышления – вот она быстрая смена картинки, интереса, желаний, чувств, мыслей – всё, как в ленте социальных сетей, винегретно.
В моде практичный стиль и скоростной темп жизни.

И вот в этом кипящем конвеерном мире появляется нейроотличный человек. И он, словно макаронина, повисшая на вилке, он «застревает». Он долго не может забыть, мучается от обиды, любит, терзается, долго решается на что-то, он так не умеет – быстро.

Ему начинают говорить, что он вне логики, вне жизни, что он закрывает себе своим «зависанием» двери новых возможностей, что ему нужно совершенствоваться, меняться. Это самый распространённый «гуманный вариант речи».
Но нейроотличный человек в том и уникален, что он создан таким – с другим «обменом веществ» своего ума, своих чувств.
А теперь добавим «огонька» и начнём прессинговать нейроотличного. Если ты вовремя не понял, как меняться, как научиться новому, ты не находишь или теряешь работу. Если ты не понимаешь, почему тебя бросили, ты остаёшься один. Если ты не умеешь общаться как «быстрые» какими-то фразами-слайдами, не связанными логикой, то ты обрекаешь себя на выпадение из социальной жизни.
Чувства, мысли, скорость реакции – у тебя же всё не так. Могут предложить пить «ускорители», препаратов-то много. Читать далее

Реклама

Улыбнись, если я тебя знаю

Автор: Вероника Локунова

Моё расстройство восприятия долгое время было той занозой, которая бороздила мой мозг, но так и не давала возможности понять, что со мной происходит. Я то ругала себя, то винила, то терзалась совестью.
Как же так, я встречаюсь с молодым человеком целый год, но каждый раз с трудом его узнаю? «Что это за страшный мужик такой, как тебе может он нравится?» — шептал мне мозг. И главное было не улыбнуться в ответ, а не скорчиться от неприязни…

И так каждый раз при личной встрече….

Прозопагнозия — это нарушения восприятия лиц и расстройство памяти на лица, если коротко и просто определить это явление. Однако в моей жизни прозопагнозия стала не только особенностью моего восприятия, но и своего рода помощницей.

Итак, начну с того, что опишу — как это у меня проявилось. Представьте себе, что Вы встречаетесь со своей подружкой Галей, которую не видели всего неделю. И вот приходите Вы в кафе, и смотрите. На Вас тоже кто-то смотрит. Про себя проносится….да, она очень похожа на Галю. И минуту смотришь как на незнакомого человека на свою подругу, рассматривя её, как муху под микроскопом. Вот это человеческое существо называет меня по имени, значит, правда она. Выдох облегчения. Объект опознан. Я подхожу, сажусь напротив… и смотрю. И вот одна часть моего мозга, успокоившись, говорит, что узнавание прошло – это Галя. Но моё восприятие упрямо продолжает рассматривать псевдоГалю, сравнивая с тем образом, невоспроизводимым в памяти, но каким-то остаточным, по которому я для себя её обозначила. И совпадения нет, не происходит. Я вижу перед собой чужого человека, я не могу соотнести радость нашего общения с подругой с этой девушкой. Эмоциональная память не просыпается. Я не хочу с ней разговаривать, у нас нет ничего общего. Она кажется мне клоном той, моей подруги. Если чудо случится, Галя проявит себя как-то так, что совпадёт с моим восприятием её, тем, с тем, что в эмоциональной, поведенческой памяти, то есть шанс, что я вспомню, что я к ней испытываю и как отношусь. Можно сказать, тогда ей подойдёт «платье моего восприятия», но пройдёт минут 15 или 20. Увы, если я или она на минуту отвернуться, всё может снова измениться. И мозг снова будет искать совпадение картинки и памяти, а я буду сидеть с деревянным лицом. Немного пугающе?  Читать далее

Еще раз про шизотипичный нейротип

Автор: Али Арфин Источник: Радио Надежда

TLYy8BPDJuE
На ковре лежат игрушки, которые не очень заинтересовали (их неудобно бросать) моего подопечного Крошку Енота: сборный кубик-головоломка в разобранном виде и такой же сборный шарик с бубенцом внутри в собранном виде. Обе игрушки пластиковые и разноцветные.

Снова привет!

В последнее время так много всего.
🍁 Я нашла работу, и уже больше двух недель по 10 часов в (будний) день присматриваю за маленьким и очень активным неговорящим аутистом.
🍁 Я начала принимать Стимулотон, но недавно снова сменила его на Мистрал.
🍁 Выяснила, что при расстройствах шизоспектра нельзя официально работать с детьми (и вообще их воспитывать).
🍁 На днях проходила исследования личности и мышления у нашей диагностки в ПНД.
🍁 Была приглашена в аутический чатик.

[TW: психиатрия]

После всего этого у меня снова, позавчера и сегодня, начались упяки и, возможно, обострение расстройства мышления. Хочу снять диагноз, стала читать больше про шизофренический спектр, и понимаю, что снимать, в общем-то, нечего, всё на месте. Вряд ли у меня нет отличий этого характера. Но как же быть с неврологией (покачиваниями, хождением и пр.), слабым пониманием социума и неписанных правил, трудностями в общении со сверстниками, импровизацией и социальными ролевыми играми, обстоятельностью? По мере изучения состояний шизофренического спектра я склоняюсь к выводу, что эти вещи входят в картину шизотипии или латентной шизофрении.

Читать далее

Почему нельзя лгать аутичному ребенку?

Автор: Варвара Царенко

Для начала нужно прояснить, что тут понимается под словом «лгать». Для большинства рядовых носителей русского языка это слово кажется довольно сильным. Все же в языковом сознании слова «врать» и выражение «говорить неправду» чувствуются иначе, чем «лгать». Но идея в том, что даже маленькая неправда для аутичного ребенка становится ложью.

Объясняю на примерах. Если вы сказали: «Давай сегодня вечером посмотрим с тобой «Историю игрушек»? Как тебе идея?», а ребенок согласился, то в случае, если договор не будет выполнен – вы солгали. Если вы обещали ребенку, что будете рядом в кабинете врача, но тот попросил вас выйти, а вы сказали ребенку: «Давай как взрослый, а я подожду за дверью» — вы солгали. Если вы обещали ребенку купить зеленое яблоко, но купили красное или не купили вообще – вы солгали.

Да, трудновато и даже обидно. Такова уж терминология. Потерпите, ведь всему этому есть объяснение, которое вы обязательно поймете, если оставите обиду в стороне.

Читать далее

История азеркина

Автор: Лори Черная
Я никогда не могла назвать себя стопроцентно русской, хотя у меня русские родители, русские дедушки и бабушки, прадедушки и прабабушки. Могу лишь предположить, исходя из темных кучерявых волос и крючковатого орлиного носа своего отца, что где-то в его родословной затесались южане, но это было определенно очень давно.

Я родилась в России, причем в ее центре, в Подмосковье, в идиллическом городке среди каноничных русских полей, про которые сложены русские народные песни. Вокруг — деревни, березы, люди картошку сажают, коров держат, курей разводят, в самом городе действуют всевозможные кружки народного творчества, пользующиеся популярностью у местной ребятни. У меня у самой очень «правильная», прямо-таки каноническая русская семья: батя — двухметровый, здоровый сибиряк, бывший ВДВ-шник, мать — полная, миролюбивая, улыбчивая тетечка. Мы же со старшей сестрой обладаем типично русской внешностью — у обоих русые косы до пояса, округлые лица, глаза серо-зеленые у меня и серо-голубые у нее. Такие семьи описывают в своих рассказах идеалисты-патриоты, называя подобные ячейки кучей громких слов, от опоры государства до хранилища традиций, если бы не я. В семье, как говорится, не без урода.

У моих родителей были на меня планы. Я должна была выйти замуж, родить детей, устроиться на работу и потом всю жизнь держаться около семьи, помогая им на огороде, копая картошку, собирая малину и разводя кур. Моя сестра так и сделала. А я…  Для начала я оказалась слишком болезненной. Я схлопотала три воспаления легких в возрасте до шести лет, а далее лет до четырнадцати постоянно простужалась, стоило подуть чуть более холодному ветру. Моя мать сильно устала от этого. Она устала лечить меня, и поэтому каждая моя новая болячка сопровождалась закатыванием глаз, тяжелыми вздохами и выдачей мне стандартного набора таблеток. Ночью ко мне приходили в комнату не для того, чтобы сказать «спокойной ночи», а для того, чтобы потребовать «перестань кашлять», словно разодранное больное горло доставляло мне какое-то невероятное специфическое удовольствие. Иногда к данному действу присоединялся отец, который в моей жизни обычно не участвовал вообще.
Читать далее

 Извините, что мы не выглядим как аутисты

Dyzy6tbd-Ew
Красная панда делает фейспалм


Автор: Али Арфин Изначальный вариант текста впервые опубликован на Радио Надежда

С одной стороны, этот пост — ответ на сказанные мне недавно про третьего человека слова «она не похожа на аутистку». Мне совсем не хотелось выставить аутистов слабыми или беспомощными, у нашего мозга есть много сильных сторон. Здесь затронуты только те вещи, которые не заметны со стороны, но которые говорят о том, что человек скорее всего в спектре, даже если не выглядит аутичным.

С другой стороны, я хотела составить список вещей, когда мне или моим друзьям требуется понимание и помощь (так как список составлен на основе моих наблюдений и рассказов реальных людей в спектре). В этом списке перечислены особенности разных людей, а не одного человека.

С ещё одной стороны, моей задачей было осветить те стороны спектра, о которых обычно не говорят — это штуки, по большей части, из области исполнительных функций, и их сложно описать словами; сложнее, чем стимминг, специальные интересы или сенсорную гиперчувствительность.

Не может у чего-либо быть только три стороны, поэтому пусть в качестве четвёртой стороны будет предупреждение: этот список не является списком диагностических критериев. По наличию этих черт нельзя с уверенностью судить, аутичны вы или нет.
Читать далее

Гендерное воспитание может осложнять жизнь аутичному ребёнку

Автор: Аркен Искалкин Впервые опубликовано на сайте Аутичный ребенок

Воспитание, основанное на постулатах: «девочки/мальчики», является одной из консервативных норм, основанных на интуиции и на неподтвержденных научных теориях. А потому изначально может травмировать аутичного ребёнка, ведь получается, что данные нормы ему будут прививаться с давлением и без объяснения, ведь объяснить интуитивные нормы логическим языком сложно.

А потому, как правило, такое воспитание строится либо на дразнилках, либо на запугиваниях. В стиле: «Будешь одеваться, как девочка, тебя мальчики за девочку примут, засмеют. Или начнут приставать, как к девочке. Или примут за гомосексуала и изобьют, потому что гомосексуалов бьют» (В лёгком варианте родительской «страшилки» – не общаются, держатся от них подальше. При этом, так часто говорят гомофобные родители, использующие менее литературные и корректные вариации слова «гомосексуал».)

Причём, мальчикам гендерную идентичность прививают через страх травли и униженное чувство собственного достоинства. Вероятно, аутичный ребёнок уже стал жертвой эйблизма и сопутствующих издевательств, и пытается хоть как-то доказать себе и окружающим, что он – тоже личность, тоже имеет право на уважение. Взрослые пользуются этим и говорят мальчикам, что жёстко придерживаться мужской гендерной идентичности – единственный способ не быть слабаком, которого травят, причём, то же самое могут повторять и школьные преследователи, притворяясь помощниками жертвы. А девочек пугают тем, что, не придерживаясь жёсткой женской идентичности, они рискуют остаться одинокими и никому не нужными.

Читать далее