Me too

Автор: Айман Экфорд
В последнее время женщины (и, иногда, небинарные люди) стали все чаще писать о сексуальном насилии. Год назад русскоязычные женщины писали в интернете свои истории под хештегом #ЯНеБоюсьСказать. Сейчас женщины со всего мира пишут истории об изнасилованиях и домогательствах под хештегом #MeToo. В последнее время я видела и русскоязычные, и англоязычные истории под этим хештегом. Думаю, мне тоже есть что рассказать.

Я буду писать о домогательствах и травле, и если вам по какой-либо причине может стать от этого плохо, советую не читать дальше.

Меня никогда не насиловали. Но один парень, которому я нравилась, всячески надо мною издевался. Некоторые его действия попадают под определение «сексуальное домогательство», некоторые — нет. Я не буду делить их по категориям, потому что все его действия были мне крайне неприятны. Однажды он стал фотографировать мои трусы на телефон друга. Они с другом потом смотрели эти фотографии и смеялись. Он постоянно лез ко мне со странными вопросами и комментариями — так, что мне становилось страшно, когда он ко мне приближался… Я просила его оставить меня в покое, но он не отставал. Он швырял мои вещи. Закончилось все тем, что он стал валить меня на пол и душить… он мог душить меня около минуты. Иногда мне казалось, что он меня убьет.

Он издевался не только надо мной. Были и другие девочки, которых они с другом могли затаскивать в туалет, кого они душили, чьи вещи они портили…

Эту историю все посчитали бы ужасной, если бы я была взрослой. Но тогда мне было около 11 лет, и ему тоже.
А когда тебе 11 лет, насилие над тобой не считают насилием, потому что детей в нашей культуре не считают полноценными людьми.

Читать далее

Реклама

Волновой эффект

По материалу: The Autism Wars
Автор: Керима Чевик

 

busaide1-e1434996151105
Работник службы поддержки помогает нашему сыну встать с инвалидного кресла и зайти в школьный автобус. Округ Принс-Джорджес, Мэриленд. Весна 2008 года. Фото @Kerima Cevik

Родители, которые пытаются добиться жалости к себе, и лучшего образования и терапии для своих аутичных детей, часто повторяют одну и ту же ошибку. Я хочу обратить внимание на эту модель поведения, чтобы мы все смогли от нее избавиться — чтобы любой родитель, который вел себя подобным образом в прошлом, заметил это и перестал так себя вести.

Эта модель поведения создает вредоносную волну, которая откладывает отпечаток на наших детях, и идет дальше, вредя многим другим аутичным детям, пока не происходит нечто настолько драматичное, что заставляет нас задуматься о переменах, чтобы спасти разрушенные жизни наших детей, разорвав круг сокрытого насилия и злоупотребления. Но это всегда происходит слишком поздно.

Я имею в виду ситуации, когда вы замалчиваете (и тем самым становитесь соучастниками) преступления по отношению к вашим детям-инвалидам, потому что условия, за счет которых происходит замалчивание, воспринимаются всеми как «преимущества». Эта этика удовлетворения потребностей одного ребенка за счет других меня особенно злит, потому что мой сын был одним из многих жертв, которых задела волна этих катастрофических последствий.

В том, что мой сын не смог посещать обычную школу и теперь не способен доверять никому, кто напоминает ему «помощников», которые причиняли ему вред или позволяли другим ему вредить, во многом виноваты двое родителей аутичных детей.

После секс-скандала голливудского продюсера Ванштейна, и возрождения хештега #MeToo, созданного Тараной Берк, началось масштабное обсуждение сексуальных домогательств, и я спрашиваю себя о том, почему другие родители аутичных детей не используют эту возможность, чтобы говорить о том вреде, который причинили нашим детям в школе и в других заведениях, которые должны быть безопасными. Читать далее

Инвалидность и высшее образование: статья к месяцу альтернативной и аугментативной коммуникации

Впервые опубликовано на сайте  inside higher ed  написано специально для этого сайта. Автор: Элис Хиллари

communication board.jpg
Селфи Элис Хиллари, котор_ая пишет о тех видах АСС, которые он_а чаще всего использует к Месяцу Информирования об АСС

(Вы хотите нормально общаться с теми, кто использует ААС? Вот что можно, а чего нельзя делать)

Элис учится в аспирантуре, чтобы получить докторскую степень в области нейронаук в университете Род-Айленда. Вы можете подписаться на е_е на твиттер @yes_thattoo или следить за обновлениями е_е блога.

Этот пост является частью (довольно свободной) серии о том, что значит быть инвалид_кой в университете, и особое внимание в этой серии уделяется аспирантуре: я пишу о проблемах, с которыми мы сталкиваемся, о том, как мы с ними справляемся, и что вы можете сделать, чтобы облегчить обучение аспиранто_к с инвалидностью.

Октябрь — месяц аугментативной и альтернативной коммуникации. Аугментативная и альтернативная коммуникация (Augmentative and Alternative Communication (AAC)) — общий, «зонтичный» термин для обозначения тех способов коммуникации, которые используют люди когда они не могут говорить устно (или когда устной речи недостаточно). Например, иногда люди используют альтернативную коммуникацию, беря ручку и бумагу и записывая то, что они хотят сказать. Иногда они пользуются другими видами AАCнапример, той компьютерной программой, которой пользуется Стивен Хокинг — компьютер предлагает разные варианты, и персона выбирает правильный вариант, когда компьютер ей предлагает.
Иногда ААС — это доски с картинками, мобильные приложения, и множество других коммуникационных стратегий.
Читать далее

Магия радикального анскулинга и принятия аутизма

(Внимание: Текст может быть сложным для восприятия некоторым людям с алексетимией)

Гостевой пост Кэрис О’Салливан Источник: Respectfully Connected

april-13-6-9pmwoodstocks-pizza416-broadway-avenue
Надпись на бежевом фоне: «Когда я научилась принимать и ценить своего ребенка, я поняла, какая она у меня замечательная, и поняла, что я не должна поддаваться общественному давлению и пытаться ее изменить»

Вау! Это было потрясающее приключение. Оно было эмоционально насыщенным. Мне пришлось многому научиться и многое оставить позади. Это был настоящий сдвиг парадигм. Сейчас радикальный анскулинг кажется нам настолько естественным, что я даже не воспринимаю этот термин. Мы просто живем и наслаждаемся совместным времяпровождением! Полагаю, я создала маленький пузырь безопасной и искренней дружбы, и теперь образ жизни других людей кажется мне чем-то странным и зачастую даже шокирующим.

До того, как я открыла для себя радикальный анскулинг, я не знала, что значит быть аутистом. Изучение того, что такое анскулиг, помогло мне больше узнать о нейроразнообразии и разобраться с внутренним эйблизмом, что в свою очередь позволило мне построить более глубокие и искренние отношения со своим ребенком. Когда я научилась принимать и ценить своего ребенка, я поняла, какая она у меня замечательная, и поняла, что я не должна поддаваться общественному давлению и пытаться ее изменить.

Радикальный анскулинг позволил нашей семье удовлетворять потребности нашей дочери. А ей нужна свобода, много свободного времени и пространства для того, чтобы исследовать этот мир и обучаться естественным для нее образом.

На что похожа наша жизнь в стиле радикального анскулинга?

Это — полуночные блинчики, на каждый из которых мы накладываем одинаковое количество каждой начинки.

Это — нормальное отношение к тому, что наша дочь может менять одежду каждые тридцать минут. Или, если ей этого хочется, носить одну и ту же пижаму несколько дней подряд (знаете, чуваки, а пижамы очень даже удобные!).

Это — уважительное отношение к тому, что подстригание ногтей и стрижка волос причиняют ей боль, и что она стрижется только тогда, когда хочет. Читать далее

6 причин, по которым не надо заставлять аутичного (да и любого другого) ребенка ходить на кружки

Автор: Айман Экфорд

Некоторые родители аутичных детей серьезно обеспокоены всесторонним развитием своих детей. На самом деле, об этом беспокоятся родители любых детей, но родители детей-аутистов зачастую больше озабочены тем, чтобы дать своим детям «нормальное» детство, и убедиться, что они прикладывают достаточного усилий для их развития. Большинство людей считают аутизм проблемой, и это влияет на сознание родителей. Поэтому они стараются как-то «компенсировать» инвалидность своего ребенка.

Под «нормальным» детством многие родители понимают активное и насыщенное детство. А из-за того, что аутичные дети противятся переменам, не всегда могут посещать публичные мероприятия и даже учиться в школах, их стараются «загрузить» различными обучающими занятиями, кружками и секциями.

Но действительно ли эти занятия приносят больше пользы, чем вреда?
Вот 6 основных причин, о которых важно вспомнить родителям, прежде чем записывать ребенка на кружки. Первые четыре пункта актуальны для родителей всех детей, вне зависимости от их нейротипа. Последние два пункта более актуальны для родителей аутичных детей, и детей с некоторыми другими нейроотличиями. Читать далее

Топ-10 вещей, которые мне надо вам рассказать

Top-10-things-I-need-you-to-know.png
Фото Генри. Рядом надпись: «Топ-10 вещей, которые мне надо вам рассказать»

В проекте «Топ-10» участвовали многие аутичные люди. Неговорящий аутичный подросток -активист Генри написал даже не 10, а 18 советов для своих неаутичных одноклассников и учителей)

Автор: Генри Фрост По материалам: Ollibean  

1) Говорите со мной как с любым другим человеком. Я понимаю то, что вы говорите, даже если иногда это не заметно со стороны. Просто говорите со мной как с любым другим тринадцатилеткой (или с тем, кто старше), а не как с тем, кто меня младше.

2) Не говорите обо мне так, будто меня нет рядом, когда я рядом с вами. Я вас слышу. Я могу читать по вашим губам. Я могу понимать язык вашего тела. Так что это ужасно. И очень грустно.

3) Обращайтесь прямо ко мне, а не к моему сопровождающему, не к моей маме и не к моим сестрам.

4) Обращайте внимание на мои сильные стороны. У меня много таких сильных сторон. Как и у всех нас. Читать далее

Взрослым важно не забывать, что быть ребенком непросто

Источник: Scary mommy
Автор: Энни Ренау

 

shutterstock_116109028
Фото грустного ребенка

Взрослые любят говорить о подготовке детей к «реальной жизни». Мы используем уничижительные слова вроде «баловень», и часто обвиняем родителей в том, что они слишком сильно нянчатся со своими детьми. «Теория» подобных критиков такова: «как дети научатся справляться с реальными жизненными проблемами, если они ожидают поощрительного приза всякий раз, как не могут выиграть, и если они не могут справиться с обычными школьными дразнилками?»

Я понимаю желание подготовить детей к любым жизненным трудностям, и считаю, что очень важно помочь им разработать стратегии решения различных проблем, и обучать их практическим навыкам. Но я считаю, что несправедливо говорить о взрослой жизни как о «реальном мире», который намного сложнее детства, и что такими разговорами мы только вредим детям. Потому что на самом деле, это миф. Детство во многих отношениях сложнее «взрослой жизни».

Взрослые чаще всего забывают, что дети только начинают тренировать свою эмоциональную мышцу. Знаете, когда вы только начинаете тренироваться, вы быстро устаете, не можете долго бегать и поднимать тяжести, и в следующие три дня после тренировок чувствуете боль в тех местах, о которых раньше даже не подозревали. Детство похоже на этот опыт. Все ощущается впервые – разочарование, смущение, горе, растерянность – и дети ощущают все это крайне сильно.

Читать далее