Кризис открытия системы

Иногда я поражаюсь логике синглетов в вопросах понимания жизни множественных.

Вот казалось бы — простая штука. Ты не знаешь до конца, кто ты.

Ну провалы в памяти, ну скажем многие вещи из прошлого кажутся не настоящими.

Но кто не слышал всех этих «ну память дырявая», «кажется что А и В было как будто в другой жизни!»

Все логично, объяснено культурой, правда же?

А вот блин и нифига.

Через какое-то время на полном серьезе узнаёшь, что «я — не я, и жопа не моя».

То есть что чел, который фронтил (ака рулил телом) до тебя, оказывается совершенно на тебя не похож. Скажем, наивный идеалист, тогда как ты — циник.

Или атеист, а ты — верующий. Или ещё чо-то в этом роде.

А когда ты пропадаешь так вообще жесть творится. Ибо ещё есть некое третье состояние, тебе его не понять. Ну а у ларька с игрушками ваще большая часть денег может в игуршки превратится и ты долго думаешь как и почему. Потом постепенно вылавливаешь из памяти — с ошибками, но выдавливаешь.

Чо ты делаешь в подобной ситуации? Ну вот когда у тебя дырявая жизнь, в прошлом ты был другим и собой себя чувствуешь только время дейдриминга?

В хороших странах — идёшь к врачу. В плохих — приспосабливаешься.

Называешь себя именем того, кто был до тебя, внушаешь что «это все от травм и от стресса», стараешься скрыть провалы в памяти ибо то ли слишком страшно самому, то ли «совсем психом посчитают».

И живешь так чужую жизнь: с друзьями, которых не выбирал, родителями, которые тебе чужие, с работой, которой не обучался. Учишься заново.

Ходишь на терапию.

Осваиваешь новые навыки.

Может быть наконец влюбляешься или заводишь друзей. И знают они, что ты «Маша, православная, 20 лет», а ты вообще какой-нибудь Ибрагим 35-ти.

Но любят и принимают все Машу.

Дружат с Машей. Нанимают Машу.

Даже терапевт на терапии лечит «Машу».

А Маши уже много лет как нет.

Потом открывается Система. И ты понимаешь, почему ты не Маша.

Что твои ощущения были верны.

А вот твоя жизнь ложь?

И вокруг все либо «о, как интересно» либо «о, а так бывает»?

И ты ждёшь что в любой момент потеряешь все что у тебя было, потому что о тебе, Ибрагиме, никто слова хорошего не сказал, все о Маше и о Маше.

А ещё ты ждёшь что вот-вот Маша вернётся. И заберёт твоё место.

А вот ещё ее «родители» альтеры оказывается активизировались, или интроджекты других близких, у которых больше связи с прошлым Маши, чем у тебя.

И вообще ты никто и звать тебя никак.

Ну или так ты себя ощущаешь.

По вполне понятным причинам.

И собственно потом, после такого люди реально не понимают, откуда берётся «кризис открытия Системы»? Почему многие фронтящие альтеры так этого боятся? Почему после этого могут быть новые расколы, попытки суицида, обострение менталок и прочая жесть?

Или почему может быть важно говорить альтеру, что хорошее отношение к другому альтеру распространяется и на него, если это так?

И так далее и тому подобное?

-Абу Азиза

Спячка альтеров. Часть 1

Может ли альтер исчезнуть?

Распространённый вопрос.

Ответ — нет, но может впасть в спячку. Надеюсь, у меня получится дневник о том, как альтер может впасть в спячку. На русском такого вроде не было.

Альтеры, о которых я говорю, слабеют, и я буквально атакую их во внутреннем мире при любом их приближении со вчерашнего дня.

Это интроджекты моих родителей.

Я переживал спячку альтеров как минимум четыре раза (Айман, Юкки, Лил, Сус) вероятно даже пять (Румпель).

Сейчас ситуация немного нетипичная, потому что двух альтеров, которые провели долгое время в со-сознании, пытаются буквально заставить уйти за то, что они опасны для тела. Так было только один раз. Когда Сус почти на полгода, и мы воспользовались этим для начала первой продолжительной психотерапии.

Тогда Вер.Б.А. да ещё Румпель с Эриком перестали верить в сверхъестественное и не хотели иметь ничего общего с «образом Иисуса» в голове. Это выбило почву у Суса под ногами. Образ сверхьественного атаковался.

И он исчез.

Пропал внутри.

Итак, как это ощущается.

1.Прежде всего, это очень сильная скорбь. Боль.

Почти физическая. Либо как будто постоянно кто-то сжимает грудь, хочется плакать и прочее активное, либо пустота и дериал. Или как у меня за последние часы, и то и другое.

Потому что для того, чтобы произошла спячка, что-то внутри должно «умереть» или должен быть сильный шок.

У них шок от того, что я узнал правду о них и о схеме их действий (и атакую родителей вовне). Как посмел? Им страшно. Они слабеют.

У меня — осознание КЕМ они были. Полное. Я да это цепляюсь. Именно уничтожение остатков любви и привязанности, надежды альтеров-детей что «настоящие» родители однажды вернуться и все будет хорошо, что они исправятся. Попыток оправдать их. Попыток брать ответственность за них. Смотришь на своё детство и прошлое как на абсурдный сон, и… да, вот это оплакивание всего прошлого, семьи которой никогда не было.

2)Ослабевает связь. Ну то есть они отдаляются, как будто они в тумане. Могут кричать, требовать, пытаться влиять на эмоции, но тут же бросают потому что… что-то внутри разрушено? Какая-то связь? Между ними и Сусом, ними и мною.

Они наверняка попытаются войти в со-сознание, но им страшно. Именно этот страх их и опрокидывает.

3.Помогите как в Темных началах описывалась сепарация? Между Деймоном и человеком?

Это подобное ощущение. Если спячка заметна и основана на разрыве связей, это ты как будто раскалываешься на части, будто изнутри вытянули что-то очень значительное, не знаю как описать…

Если нет — по моему опыту скорее тянущееся пустота.

Помню как… до открытия системы я болтал с Юкки, думал что воображаемый друг…. а потом… когда исчез Юкки… я лежал с игрушечной лисой, прижимал ее к сердцу и представлял что это Юкки. И плакал. И не понимал, почему мне так плохо если Юкки «я просто выдумал». Почему я потерял часть навыков и памяти. Что происходит.

Я годами спал в обнимку с гребенной лисой и представлял, что это Юкки. Ещё не зная что он альтер. Потому что подсознание знало и скорбь блин была реальной.

Помню как меня буквально бросало в слёзы на улице от всего подряд, когда ушёл Сус… хотя я этого хотел.

Не важно, какой мешающий или даже мерзкий или опасный альтер, разрыв вот этой связи болезненный.

И да, прежней она уже не будет, даже если альтер проснёшься — если вы оба не будете над этим работать.

4.Учитывая, что альтеры которые уходят слизаны с родителей… да, это буквально как терять ВСЕ что связывало меня а родителями. Как атаковать их и знать что будешь переживать их смерть.

Они — мрази. Но это сложно

Я не знаю ещё как можно пережить уход интроджекта если не как уход оригинала.

5.ситуацию упрощает то, что они вредили другим снаружи, что если я не уберу их внутри в спячку то многие проблемы будут нерешенными вообще и я не смогу выступить против них настоящих….

И что они выпихнули ЛИЛ — нашего главного протектора. Лил с лета не было рядом, потому что Лил было стыдно за то, что она не смогла помочь Айман.

Все это время ей прикидывалась мать Айман. И мы не заметили что Лил тут нет, потому что и так была скорбь и пустота по другому поводу.

И перемены в поведении Лил мы списывали на ее усталость, и на то, что мы «заслужили».

Лил очень сильный гейткипер и сейчас она возвращается.

Ещё сильные гейты- Сус и Диана. И все они сейчас работают над тем чтобы не помешать интроджектам родителей заснуть.

Я читал что это можно сделать с помощью скоординированной работы — вогнать опасного альтера в спячку или вглубь внутреннего мира. Но насколько я знаю, мои так делали только с Сусом.

Что же, день 1.

Посмотрим что выйдет.

P.S. Мать-интроджект прямо сейчас угрожает мне, потом внезапно понимая что ее раскрыли и мы все знаем что она не Лил, она срывается на то чтобы ее поняли и простили. Вспоминает «хорошие моменты» моей семейной жизни с мамой.

Потом видит что это не действует… и

Потом вырубается, как под снотворным.

Умолять-угрожать-вырубиться.

Ее обычное поведение сейчас.

Очень многие засыпают не сразу, а вот после таких вырубаний.

А она всю неделю то проявляла себя раза в четыре меньше (как 15 высказываний когда обычно штук 70), то атаковала, то пряталась, то спала.

И она напугана то есть дормейншим ее позиции рассматривается как неплохой вариант, потому что она впервые не знает что делать. Как и альтер — папаша.

Так мы и поняли что вероятно сможем закончить этот процесс.

Оплакивание несуществующих родителей

Немного личного. Не про аутизм, но про насилие

Помните статью Джима Синклера «не надо нас оплакивать?»

Так вот, родители аутичных детей, теперь я могу вас понять.

В этой статье говорилось о том, что когда нейротипичные родители оплакивают аутизм своего ребёнка, они на самом деле оплакивают не существующего нейротипичного ребёнка.

Я же оплакиваю несуществующих родителей.

Это очень сложно признать.

Сложно увидеть реальность — что да, у меня НИКОГДА, вообще никогда не было той семьи, о которой я мечтал, что мои позитивные воспоминания были основаны на лжи, притворстве и абьюзе. Или просто на нейтральных развлечениях моих родаков, в который я был просто случайным участником. Очень и очень страшно. И плохо. И я уже четвёртый день пишу этот пост.

Но это необходимость. Без этого я не исцелюсь. Продолжу вредить себе и другим.

Итак, у меня НИКОГДА не было семьи как «в американских фильмах» — хотя бы потому что у меня была ватная совковая семья, где ненавидели все американское. Любые сходства на праздники когда я был мелким, любые советы что я «смогу быть кем угодно» когда я был совсем мелким — это ролевочка времен, когда было модно повторять за Западом.

Продолжить чтение «Оплакивание несуществующих родителей»

Как общаться с множественной системой

11 фактов об общении с Системой.
Если ваш родственник или друг — Система (ака у него ДРИ или OSDD), то….

1.Совершенно нормально, если вы можете поладить не со всеми альтерами.

2.Совершенно нормально, если один альтер не помнит, о чем вы говорили с другим.

3.Совершенно нормально напоминать о просьбах и обещаниях или записывать их, ибо амнезийные барьеры… да, это амнезийные барьеры 🙂

4.Совершенно нормально, если вы не знаете, с кем конкретно из личностей вы сейчас разговариваете.

5.Нормально даже если человек сам не знает, кто он сейчас.

6.Нормально если человек переключится во время разговора.

7.Нормально если заметили переключение РАНЬШЕ самого человека (да, такое бывает если у альтера деперсонализация).
И нормально, если вы переключение НЕ заметили.

8.Нормально, если у человека резко меняется голос, движения, привычки, навыки, тон (это и значит, что он переключился).

9.Нормально, если один альтер не может делать то, что может другой. Человек не притворяется. У нас и правда разные навыки.
То же самое может казаться знаний, специализации и даже языка.

10.Нормально, если взрослый человек внезапно начинает вести себя как ребёнок (потому что это значит, что вероятнее всего пришел альтер-ребёнок. Прошу, будьте с ним потерпеливее, альтеры-дети обычно травмированные).


11.Нормально, если человек не может объяснить вам «почему он такой странный». То есть, почему он множественный/у него ДРИ (пишу через / потому что разные системы предпочитают разные термины). Люди не всегда знают, чем это вызвано. А даже если они знают, что изначальный раскол был вызван какой-то определенной травмой, для них может быть тяжело об этом рассказывать. Или они просто могут не хотеть об этом говорить. Пожалуйста, уважайте наши личные границы.

—-

Продолжаем зоологические наблюдения за пресекьюторами-индроджектами родаков.

День 3

Есть одна схема:

1) подождать, пока мне станет получше или ситуация вокруг меня станет лучше.

Скажем, я в лучшем состоянии после медитации или ванны.

2) посоветовать очень мягко и ненавязчиво, что-то типо простое но занимающее силы. Типо немного прибраться (когда вроде надо но можно позже когда больше сил); написать тяжелый пост, который вроде и интересен и очень писать чо-то тянет, но лучше рассказик; немного поокоэрить на чтении или публикациях (чуть-чуть, типо чо может пойти не так).

При этом совет звучит не очень четко голосом

альтера-родителя или Суса, а скорее как «приглушённый» вариант. Типо «кто-то из наших хочет это сделать».

Заметьте, удар наносится в момент когда «ложки» появились чтобы что-то делать немного, а бдительность упала потому что совсем недавно, пару минут назад впервые за долгое время почувствовал себя хорошо.

ЭТО важно.

3) После этого подождать, либо когда меня другой человек попросит что-то сделать, воспользоваться рассеянным вниманием и все испортить.

Либо дать задание посложнее.

Чтобы я наложал, вероятнее всего чувствуя вину перед другими, боясь этой вины, психуя что ниче не получается и не верил что дальше нормально что-то будет. И боялся именно улучшения состояния, когда у меня больше ресурсов следить за ними.

Отслеживать очень сложно, но мама, папа, Сусик, спасибо что подсказали ЧТО.

Абьюзеры внутри меня

Предупреждение: насилие над детьми.

Я не считаю диссоциативку расстройством. Я не хочу быть сингалетом, то есть одним человеком в этом теле.

Но я при этом явно страдаю от ПТСР и от его специфического проявления у Систем — то есть от разбушевавшихся интроджектов моих родичей.

Интроджекты — альтеры, основанные на реальных личностях — родственниках, друзьях, знаменитостях или на персонажах, или на религиозных и исторических фигурах.

В моём случае… да, опять о родителях.

Одна из самых неудобных и проблемных вещей: на альтеров — родителей страшно смотреть.

Подсознание как бы говорит тебе: «нет, не иди сюда, стоп, это опасно».

И ты не идёшь. И делаешь как эти «родители» хотят, практически бессознательно и автоматически, только бы не слышать их голов внутри твоей голове. Только бы не думать о том, как твоя мерзкая семейка продолжает влиять на твою жизнь.

Ты стараешься сбежать от них, начинаешь суетиться и они входят в ко-кон (то есть в со-сознание, начинают контролировать тело вместе с тобой) и делают хрень, которую бы сделали твои настоящие родители или которая потенциально может ухудшить твою нынешнюю жизнь и вернуть тебя «в семью».

А ты потом недоумеваешь как это произошло. Как ты мог помешать хорошему человеку, потерять потенциальный заработок, выполнить просьбу наоборот, бросить свой телефон на асфальт или просто не принять таблетку от мигрени и забыть, что ее не принял. Да разлить чай на худой конец.

Все что угодно, главное что это «все что угодно» служит трём урокам, которым меня постоянно учили в семье:

1)Ты никому кроме нас никогда не будешь нужен. Никто тебя не примет, не захочет с тобой жить, ты всегда всем только мешаешь и будешь мешать поэтому будь рядом с нами.

2) Ты мелкий, слабый и ни на что не способен. Поэтому будь рядом с нами.

3) Ты мерзкий, эгоистичный, неблагодарный и грешный. Но мы простим и направим. Поэтому будь рядом с нами.

Мой случай довольно мягкий. Я читал, как у других систем их альтеры-интроджекты абьюзеров буквально возвращали их к абьюзерам. Человек скажем не помнил несколько дней, и вот он снова — в доме отца-педофила, от которого чудом сбежал. А партнеру, который тебе помог спастись от папаши, ты дал по роже и свалил. Чтобы не было пути назад.

Потому что в башке сидит такой же папаша, который «помог». И который может на длительный период забирать контроль над телом.

Как эти альтеры-абьюзеры появляются, понятно. Когда ребёнок мелкий, они дают ощущение контроля. Дело в том, что ребёнок не может остановить насилие, но ему внушают что «сделаешь как мама хочет и мама не будет бить», и вот да, мама всегда тут в голове есть, это не непонятное нечто и она скажет что делать; плюс легче терпеть пытку которая кажется оправданной, а эти альтеры- родители входят в со-сознание и меняют его так, что тебе легче принимать унижения, ты скорее поверишь что «заслужил». То есть это защита для того, чтобы ребёнок физически выжил в ужасных условиях, из которых он не может уйти.

Вот только этот «защитный механизм» мутирует так, что тебе уже нормальная жизнь кажется ненормальной. Ну и ещё не исчезает с твоим совершеннолетием.

Что же делать?

Честно, я не знаю. Я продолжаю бороться. Продолжаю экспериментировать.

Но для начала надо просто посмотреть на них. На интроджектов родителей. Замечать их. «Отлавливать» их присутствие. Пялиться на них, когда хочется отвернуться, медленно дышать при этом и смотреть, что происходит вокруг.

Смотреть что да, вот скажем сейчас тебе мать говорит, что ты неблагодарная дрянь, но эта мать внутри башки, и ты вот шевелишь рукой но она тебя остановить не может. Ты сидишь и она не может влезть.

Да, она хочет чтобы ты подчинил всю свою жизнь распорядку и завалил себя делами.

Пусть проорется. Потому что если попытаться игнорировать ее присутствие, она может воспользоваться моментом и попасть в ко-кон.

Иногда я беру дневник и даю “родаками» писать. Читаю всю ту дрянь что они думают обо мне, но зато понимаю с чем имею дело, и зато я могу запомнить как ощущается их присутствие. И потом легче замечать в повседневной жизни.

Иногда я даже специально смотрю на них во время медитаций, ищу их в башке. Слушаю что они говорят. И они устают много болтать.

Иногда важно замедлится — посмотреть по сторонам. На стены вокруг. На потолок. На кота. Вот, смотри стены белые и шершавые. А кот серый и пушистый. Где ты сейчас и что рядом с тобой. И где «тела» тех, кого твои альтеры-интроджекты-родители считают «собой». Понять что они в России, а ты в Шеффилде. Их физически тут нет. Только их «клоны» в башке, которые, слава богу, отдельными телом не обладают.

Иногда важно просто брать паузу — во время дел. Когда родаки орут, самое сложное сделать паузу, но им сложнее навредить тому кто сидит на кровати и медленно дышит, чем тому, кто несёт тяжёлую коробку и мчится по лестнице.

Вообще, смотреть, замечать и признавать что страшно. Признавать что они тут. Признавать, что «детство» и «детское рабство» до конца не закончено пока они тут. Признавать свою не полную способность контролировать жизнь или опасность для кого-то рядом или ещё что-то в этом роде очень и очень больно. Это вызывает чувство что ты слабый и мелкий, а это родителям-интрождектам и надо. Но через этот этап признания важно пройти. Без него и правда никак.

Нельзя отлавливать подлянки того, кого ты не видишь. Невозможно остановить того, кого ты панически боишься.

И да, когда ты занимаешься сексом с партнером и в башке твой «папаша» орет что хочет тебя поиметь, или твоя мать заявляет что ты попадёшь в ад, это и правда страшно.

Но без этого будет так же страшно. Только ты ещё и вести себя можешь начать непредсказуемо — не только для партнера, а и для себя.

Так что из двух зол, как говорят.

Ещё нужна помощь врача. И психиатры-специалисты по ДРИ говорят что надо быть доброжелательными даже с пресекьюторами, но тут надо быть осторожным, потому что скажем мои «родители 2.0» понимают только шантаж и силу, как и настоящие родители. И это то, что с ними работает хоть немного. Чтобы вывести их на «доброжелательный» уровень нужна помощь извне, помощь специалиста по ДРИ, которой пока нет.

Поэтому делаю что могу.

И надеюсь что этот пост хоть немного для вас полезен: если вы тоже часть системы то советами, если же у вас есть множественные друзья и близкие — то информацией о том, через что они вероятно проходят и в чем может быть причина их странного поведения.

Внутренний мир альтеров

Решил написать о внутреннем мире множественных систем.

Если кто не знает, альтеры (личности множественного человека/человека с ДРИ) очень часто «живут» во внутреннем мире. Об этом упоминается в научных исследованиях, статьях психиатров, в блогах и автобиографиях самих Систем. Но вот природа внутреннего мира и его «способ функционирования» загадочен и непредсказуем даже для нас.

Известно только, что внутренний мир:

А) может быть любым — от комнаты до вселенной со разными планетами;

Б) часто основан на фантазиях, воспоминаниях, страхах и интересах альтеров;

В) Если в Системе есть те, кто дейдримный (ака у кого «навязчивые грезы»), то часто внутренний мир и есть мир этих «навязчивых грёз», когда «тема» фантазий меняется может меняться и мир, но обычно он просто растёт.

Г) вообще внутренний мир есть не у всех систем, но у большинства;

Д) некоторые системы, у которых он почему-то не образовался сам, строят его специально, с психотерапевтом, чтобы личностям было проще друг с другом взаимодействовать; это не только места обитания номер два для альтеров, а зачастую и место встреч.

Е) не у всех альтеров есть доступ к части внутреннего мира другого альтера. И как ни парадоксально, главные хосты — те, кто чаще контролирует тело — часто в этот внутренний мир попасть не могут, или могут не полностью, или могут, но им там неудобно.

Откуда внутренний мир берётся?

В общем, сознание человека штука такая, что она не может существовать долго в вакууме, в пустоте. Вспомните как вы спите. Обычно вам сняться сны. Мозг обрабатывает ваши мысли и воспоминания. Создаёт картинки. Сюжеты.

Вы не находитесь в темноте. Вы не отличаетесь, как робот.

То же самое и у нас. Если скажем из-за травмы какая-то личность не может больше контролировать тело, есть вероятность что она впадёт в очень глубокую спячку. Но она ещё с большей вероятностью провалится очень глубоко во внутренний мир.

Даже когда альтеры не фронтят, не контролируют тело, их жизнь и мышление продолжается. Потому что да, альтеры — личности. Не важно, одна у человека личность или десяток. Или даже сотня. Принцип функционирования личности по-сути одинаковый.

Так что альтеры могут проживать внутри целые годы.

И бывает очень больно узнавать что эти годы были нереальны. У нас в Системе был парень, который исчез на три года внутри и прожил там почти десятилетие. И который был уверен что реальный мир — сон.

Бывает и такое.

Внутренний мир часто интересный, увлекательный или утопичный.

Его можно строить… как в сознательном сне. Ты не можешь (вероятно) просто взять и захотеть создать с нуля внутренний мир или его часть, но ты можешь менять детали. Строить новое. Убирать старое. В случае нашей системы это немного как контролируемые сны в фильме Начало.

Бывает же что внутренний мир пугающ. Скорее как в фильме Сфера или как в реальностях, что могла на нервном срыве создавать Ванда Максимофф (Алая Ведьма) из Мстителей и Людей Икс. Что альтеры, склонные к абьюзу могут использовать его «антураж», чтобы изводить остальных.

И очень часто во внутреннем мире остаются самые ужасные места где ты был — места куда бы ты не хотел вернуться под страхом смерти. И чем больше ты их боишься и избегаешь, тем более правдоподобнее они могут начать тебе казаться. А смотреть на них страшно, хоть часто и бывает необходимо во время терапии и разбора травм.

Но в любом случае, мы, Системы, обычно живем как бы в нескольких мирах (или меж двух миров), и внутренний мир почти так же реален и важен как настоящий, потому что он влияет на нашу устойчивость и эмоциональное состояние.

Не стоит недооценивать его значение.

ДРИ и жизнь с интроджектами родителей

Сейчас у меня в башке разбушевались альтеры-интроджекты моих родителей, и альтер-Сус (который считает себя Иисусом) заодно с ними.

После одного мерзкого случая в череде мерзких случаев, решил обратить очень пристальное внимание на то дерьмо, которое они мне внушают.

В основном это угрозы и оскорбления, на которые страшно смотреть. Они повышают тревогу, попытки засунуть эти угрозы а дальний угол загружают когнитивку.

В результате я суечусь и туплю. И им проще контролировать мою жизнь, проще «микиситься» с другими и влиять на эмоции или создавать амнезийные моменты.

Помогает дышать (возможно под медитативные упражнения), нифига не делать и дать им наораться в башке, но это страшно.

ОК, это диссоциативная штука, альтеры есть не у всех, тем более такие сильные пресекьюторы.

А вот хламовая самооценка тоже не у всех, но встречается чаще. Часто за счёт семьи. Как и самоограничения.

Итак, вот что эти чуваки пытаются мне внушить — любимые слова «недостойна» и «не заслужила». Обычно я это игнорю и просто не иду к тому, чего я «не достойна», точнее очень быстро прекращаю мыслить в эту сторону. Сегодня решил максимально отслеживать и написать списочек. Внимание — это все только за один день.

Итак, я «недостоин»:

-обращать внимание, что я чувствую в теле;

-концентрироваться на дыхании

-концентрироваться на своих ощущениях в теле;

-налить себе чай — типа «пей холодный, дура»;

-не суетиться и скажем не планировать просмотр фильма/поход за карточкой если я не уверен что сейчас мне это надо;

-жить спокойно, ака не планировать что-то с другим человеком, когда другому человеку плохо и станет хуже если я собью планы;

-сделать себе чай;

-расправить плечи;

-посолить перец;

-принять ванну;

-сидеть слишком долго в ванне;

-НЕ сидеть слишком долго в ванне, потому что ванне может понадобиться другому;

-делать Дуа (ну ок, это о наших альтерах-мусульманам, это они не достойны);

-сосредотачиваться во время дуа;

-прочитать пару страничек Аниморфов не проверяя факты вначале;

-нормально поставить коробку в комнате, чтобы об неё не падать;

-сделать себе кофе или горячий шоколад;

-говорить с другим человеком о проблеме или о предстоящем деле как… ну как два самостоятельных человека, не зажиматься, оправдываться и переспрашивать одно и то же много раз, чтобы чувствовать себя мельче и грязнее;

-простите, но использовать вибратор для мастурбации;

-простите, но поменять трусы и надеть новую футболку;

-зарядить наушники;

-замедлить дыхание;

-помыть голову.

Пока вроде все. Хотя…

-подобрать джинсы и шапочку для душа с пола;

-простите но «лучше пописать в ванну когда ты там голову моешь»

И это последние часов 6.

И да, эти альтеры довольно точные интроджекты моих родаков. Буквально многое из этого конечно мне не говорили, но очень сильно внушали что я должен чувствовать себя мелким и грязным, и как в совковом фильме «твоё место возле параши».

А Сус — это ИХ представление об Иисусе.

Так, в тему о «потом с благодарностью вспомнишь детство и советы родных»

Автор: Лина Экфорд
О том, как иногда полезно послать нахрен все нейротипичные нормы. И о том, как нейротипичные советы иногда просто уничтожают полезные навыки и ухудшают функционирование.

У меня была эхолалия с детства. Использовалась в качестве стимминга, это просто было приятно. Меня отучали. Я заметила, что на эхолалию реагируют сильно, чего-то требуют. В итоге научилась контролировать громкость, если рядом есть другие люди. Мне говорили, что «так делают только сумасшедшие», в итоге годам к 11 обычная эхолалия — повторение только что услышанных фраз или слов — пропала полностью. Я научилась это подавлять. Отсроченная эхолалия, эхолалия в качестве стимминга, вербальный стимминг, — это осталось, но в основном — когда никто не видит и не слышит.

На данный момент у меня нет никаких проблем с речью. Но во время сильной сенсорной перегрузки они появляются, и, чтобы отвечать на обычные повседневные вопросы, требуется прикладывать огромные усилия и получается это не всегда. Хорошо, что у меня не очень выраженные проблемы с сенсорной чувствительностью, и такое случается крайне редко. Но когда случается — крайне неприятно, что не можешь выслушать вопрос, понять, удержать в памяти и ответить. Даже если вопрос несложный. Надо очень, очень сильно напрягаться.

И вот мне под тридцатник, и тут доперло, что надо было не долбиться лбом в стену, а использовать ресурсы с умом.

Разумеется, с Айманом я мало подавляю стимминг и вообще веду себя естественно.
И вот, в последний раз, когда при сенсорной перегрузке у меня начались проблемы с речью, месяца полтора назад, Айман сказал, что я разговариваю при помощи эхолалии. И я поняла, что да, — мне задают вопрос, я повторяю его в полный голос, несколько раз, затем либо отвечаю, либо повторяю более настойчиво и действиями показываю, что согласна.
Позже я поинтересовалась, часто ли я это делаю, и Айман ответил, что редко, если очень устала или перегружена.

И вот тогда-то до меня и доперло)

Большую часть жизни я упорно пыталась научиться подавлять проблемы с речью традиционными нейротипичными способами. Полностью подавлять эхолалию, вербальный стимминг. Пытаться просто молча вдуматься в то, что мне говорят и сформулировать ответ в свободной форме. Когда я сильно уставала или была перегружена, это не работало. Когда я не знала, что аутична, такие ситуации просто заставляли меня испытывать сильный стресс и пытаться сделать вид, что все нормально. Когда я узнала — я просто поясняла, что сейчас у меня проблемы — я плохо понимаю речь/плохо говорю, и мне нужно отдохнуть.

И вот, я выяснила, что все это время у меня был ЛЁГКИЙ способ говорить и понимать речь, когда с этим возникают проблемы. ВСЕ. ЭТО. ВРЕМЯ.

Способ, которым я не пользовалась, потому что «так не принято», потому что «выглядеть нормально» — важнее, чем нормально функционировать. Потому что «как бы что не то не подумали» — важнее, чем удобство. Потому что ради этих гребаных ценностей общества мне запретили использовать мою речь такой, какая она есть. Она была слишком «странной».

Знаете, что происходит с моими речевыми навыками при значительной сенсорной перегрузке? Именно с самой речью у меня сейчас все хорошо, поэтому она страдает не всегда. Понимание речи на слух — всегда. Непосредственно с распознаванием звуков у меня нет проблем — их всегда было не очень много, теперь они исчезли. Я могу услышать фразу в точности, могу повторить ее. Понять — не могу. Удержать в памяти — тоже. При попытках справиться с этим «обычным» способом, я могу до ❗пяти раз подряд❗ просить повторить вопрос. Потому что я не понимаю и не запоминаю, а при этом мне ещё надо контролировать речь, подавлять эхолалию — то, что я 25 лет делаю это на автомате, — не значит, что это «естественно» и не жрет ресурсы, это только значит, что меня так запугали в детстве, что я все ещё боюсь наказания за «странное» поведение и напрягаюсь, где не надо. Так что я обязательно бросаю остальные дела. Если я шла, то останавливаюсь, если есть, где сесть, — сажусь, и пытаюсь понять, о чем разговор. В итоге я могу понять вопрос и ответить. Могу не понять и не ответить. Могу понять, но не ответить, потому что на это понимание было вбухано столько сил, что речь окончательно «отвалилась».

Я напрягалась, а все, что мне было нужно — расслабиться. Если мне не нужно тратить силы на полный контроль над своей «странной» речью, происходит следующее. Я повторяю услышанное. Могу повторить несколько раз. Так фраза остаётся в памяти и спокойно обрабатывается. Ответ можно дать прямо сплошняком с фразой, это сильно все упрощает, не надо формулировать самостоятельно. Что-то вроде: «пойдешь сейчас за котлетами?» — «пойдёшь сейчас за котлетами? Пойдёшь сейчааас… за котлетами… За котлетами, за котлетами, котлетами, да, ты пойдёшь за котлетами, да, я домой, мне плохо». Самое важное — это НЕ НАПРЯГАЕТ. Я могу продолжать идти/стоять/складывать вещи в рюкзак и так далее. Это не требует дополнительных ресурсов. Это не ухудшает состояние. Это легко и естественно. Мои проблемы с пониманием речи при сильных сенсорных перегрузках оказались мелкими и незначительными, как только я перестала решать их «как все нормальные люди».

У нас отнимают возможность развиваться естественным образом. У нас крадут инструменты, необходимые для того, чтобы справляться с повседневными задачами естественным для нас способом. Мое поколение, как и многие прошлые и будущие поколения аутистов — травмированные и искалеченные люди, которым не позволяют быть собой. В то время, как нейротипикам не только дают развиваться естественным для них способом, но и помогают им, используя подходящие для этого методики.

Мы не знаем, как выглядит здоровый аутист. Которого не ломали с детства, не стыдили и не принуждали.

Я почти до тридцати лет думала, что моя эхолалия была только приятной и плохо управляемой забавной штукой, которую надо усиленно контролировать. Теперь понимаю, что, если бы меня не принуждали подавлять эхолалию, — у меня было бы в разы меньше проблем с коммуникацией и речью в детстве. Сколько ещё таких вещей я не знаю? Сколько таких вещей не знают нейротипичные «специалисты» и родители?

АBA и ПТСР

Источник: Stop ABA

Если голосов травмированных аутичных людей недостаточно, чтобы заставить людей понять поистине ужасные последствия ABA-терапии, возможно, подтверждение связи между ABA и Посттравматическим Стрессовым Расстройством (ПТСР) поможет.
Недавние исследование показало, что 46% участвовавших в нем людей, подвергавшихся ABA, соответствуют диагностическим критериям ПТСР.
У подвергавшихся ABA респондентов также была выявлена существенно большая вероятность симптомов ПТСР в сравнении с теми, кто не подвергался ABA.

«Респонденты всех возрастов, которые подвергались ABA, на 86% чаще соответствовали диагностическим критериям ПТСР, чем респонденты, не подвергавшиеся ABA»
–Хенни Купферштейн

В частности, у детей, получающих ABA-терапию, был почти 50% шанс соответствия диагностическим критериям ПТСР уже через четыре недели после начала ABA.

ABA, несомненно, повышает риск ПТСР у аутичных людей, чья вероятность заработать ПТСР в результате травмы и так выше из-за специфической генетической структуры и мозговой деятельности, наблюдаемых при аутизме.

Самое пугающее, что можно вынести из этого исследования, — как стремительно у аутичного ребёнка, получающего ABA, может развиться ПТСР.

«Можно ожидать, что средний восемнадцатимесячный аутичный ребёнок, подвергающийся 40 часам ABA в неделю, преодолеет порог критериев тяжелого ПТСР за шесть недель… Средний трехлетний аутичный ребёнок, подвергающийся 20 часам ABA в неделю, преодолеет порог критериев тяжелого ПТСР за пять месяцев применения ABA…»
– Хенни Купферштейн