Информирование о крупных фондах. Часть 3

Крупные фонды: Не приглашают аутичных людей к составлению программ для специалистов.

Крупные фонды: Называют аутистов загадочными существами, которых не могут понять даже специалисты.

Виноват аутизм?

Реклама

Информирование о крупных фондах. Часть 2

Крупные фонды: Убеждают население, что они говорят об аутизме, потому что аутисты не могут сами говорить за себя.

Крупные фонды: Пытаются заткнуть аутичных людей, высмеивают их в своих пабликах, удаляют их сообщения, читают их статьи только для того, чтобы вычленить оттуда удобные куски для своей рекламы, и называют всех аутистов, кто не считает аутизм болезнью, «слишком высокофункциональными». При этом они игнорируют неговорящих сторонников нейроразнообразия, даже тех, о чьём существовании им хорошо известно.

Это свойственно самым разным крупным фондам «помощи людям с аутизмом», начиная от Autism Speaks в США и заканчивая «аутичным» Выходом в России.

В «безмолвии» аутистов виноват аутизм?

Информирование о крупных фондах. Часть 1

Автор: Айман Экфорд

Крупные фонды: Работают над созданием инклюзивный среды в музеях и театрах, вместо того, чтобы создавать инклюзивную среду в больницах. Рассказывают об аутизме работникам музея, вместо того, чтобы рассказывать о нем врачам.

Крупные фонды: Называют аутизм ужасной болезнью, потому что у аутистов меньше продолжительность жизни, и больше болезней.
Виноват аутизм?

О мастерских

Автор: Айман Экфорд

Фонды «помощи людям с инвалидностью» любят создавать мастерские для обучения инвалидов. Подобные мастерские есть у центров «помощи людям с аутизмом» вроде «Антон Тут Рядом». Они есть у организаций, которые помогают людям, находящимся в ПНИ (в психоневрологических интернатах) — например, у организации Перспективы.

Некоторые из организаций, содержащих мастерские, мне нравятся. Другие- нет. Но мне точно не нравятся сами мастерские.

В этих мастерских инвалидов учат рисованию, рукоделию, столярному делу, гончарному искусству, пению и танцам. У разных организаций разные мастерские, но смысл примерно одинаковый. Все эти мастерские созданы для развития творческих навыков. Но зачем?

Вам для жизни необходимо рисование? Или гончарное искусство? А может, прежде чем продать вам продукты, продавец просит вас спеть песенку?

Нет? Тогда почему считается, что аутисты -или люди с другими видами инвалидности- обязаны это уметь?

Читать далее

2017 год. Топ -10 статей с сайта Нейроразнообразие в России

 

maxresdefault.jpg

2017 год остался в прошлом, новогодние праздники подошли к концу и настало время подвести итоги.
Что волновало наших читателей в прошлом году? Что их больше всего интересовало?

Мы рады поделиться с вами десяткой самых популярных статей с нашего сайта Нейроразнообразие в России. Эти статьи понравились гостям нашего сайта, и, вероятно, вас они тоже заинтересуют. Читать далее

О достижениях «Аутичной Инициативы За Гражданские Права» за 2017 год

Этот год был очень плодотворным для нашей инициативной группы.
И я хочу поделиться с вами, что нам за это время удалось сделать, какие мероприятия мы провели за этот год, и каких успехов добились.

Более подробную информацию Вы можете узнать на сайте нашей инициативной группы.

История азеркина

Автор: Лори Черная
Я никогда не могла назвать себя стопроцентно русской, хотя у меня русские родители, русские дедушки и бабушки, прадедушки и прабабушки. Могу лишь предположить, исходя из темных кучерявых волос и крючковатого орлиного носа своего отца, что где-то в его родословной затесались южане, но это было определенно очень давно.

Я родилась в России, причем в ее центре, в Подмосковье, в идиллическом городке среди каноничных русских полей, про которые сложены русские народные песни. Вокруг — деревни, березы, люди картошку сажают, коров держат, курей разводят, в самом городе действуют всевозможные кружки народного творчества, пользующиеся популярностью у местной ребятни. У меня у самой очень «правильная», прямо-таки каноническая русская семья: батя — двухметровый, здоровый сибиряк, бывший ВДВ-шник, мать — полная, миролюбивая, улыбчивая тетечка. Мы же со старшей сестрой обладаем типично русской внешностью — у обоих русые косы до пояса, округлые лица, глаза серо-зеленые у меня и серо-голубые у нее. Такие семьи описывают в своих рассказах идеалисты-патриоты, называя подобные ячейки кучей громких слов, от опоры государства до хранилища традиций, если бы не я. В семье, как говорится, не без урода.

У моих родителей были на меня планы. Я должна была выйти замуж, родить детей, устроиться на работу и потом всю жизнь держаться около семьи, помогая им на огороде, копая картошку, собирая малину и разводя кур. Моя сестра так и сделала. А я…  Для начала я оказалась слишком болезненной. Я схлопотала три воспаления легких в возрасте до шести лет, а далее лет до четырнадцати постоянно простужалась, стоило подуть чуть более холодному ветру. Моя мать сильно устала от этого. Она устала лечить меня, и поэтому каждая моя новая болячка сопровождалась закатыванием глаз, тяжелыми вздохами и выдачей мне стандартного набора таблеток. Ночью ко мне приходили в комнату не для того, чтобы сказать «спокойной ночи», а для того, чтобы потребовать «перестань кашлять», словно разодранное больное горло доставляло мне какое-то невероятное специфическое удовольствие. Иногда к данному действу присоединялся отец, который в моей жизни обычно не участвовал вообще.
Читать далее