Газлайтинг подростков

Источник: Подслушано: эйджизм

В шестнадцать я читала, как люди пишут в интернете, что все подростки считают себя особенными и непонятыми, но это просто возрастная особенность. И иногда я думала, что так и есть. Что, конечно, у меня есть некоторые проблемы, но их серьезность преувеличена и моя ситуация типична для юной девушки.

Прошло больше десяти лет. И теперь я вижу, что у меня действительно были необычные, не совпадающие с мнением большинства, тщательно продуманные взгляды на многие вопросы.
Что я нуждалась в помощи, поскольку у меня была повышенная тревожность, депрессия и суицидальные мысли.
Что я нуждалась в помощи из-за серьёзного психологического насилия в семье.
Что у меня на тот момент ни разу в жизни не было подруги/друга и мне просто не с кем было разговаривать — потому что да, те, с кем я все же изредка разговаривала, не смогли бы ничего понять.
Что я аутична (что, по вине родителей, я услышала от врача только после 20) и, разумеется, нуждалась в общении с себе подобными.

Читать далее
Реклама

Лин Лэйн: «21 способ запутать своего ребенка»

1. Говорите е_й, что уважаете е_ё, а потом полностью игнорируйте е_е взгляды на что-либо (и факт, что он_а разбирается в чем-то лучше вас), потому что как же он_а может что-то понимать.

2. Говорите е_й, что полностью доверяете е_й, а потом отчаянно газлайтите е_ё каждый раз, когда е_е опыт не похож на ваш.

3. Говорите е_й, что он_а может сам_а выбирать, что е_й нравится, а потом устройте многочасовой скандал с криками, после которого е_е будет трясти, потому что он_а слушает Земфиру.

4. Почаще злитесь на не_е по непонятным причинам, а на вопросы, что он_а сделал_а не так, отвечайте только, что он_а сам_а знает — ведь, разумеется, ваш_ ребёнок воспринимает мир точь-в-точь, как вы.

5. Говорите е_й, что всегда готовы помочь с е_е проблемами, а потом проклинайте и оскорбляйте е_е каждый раз, когда он_а обращается к вам с ними.
Читать далее

Проблемы газлайтинга

Person looking confused. Above them are the questions "Yes," "Maybe," and "No."
(Описание изображения: Серый фон. Внизу изображения часть фотографии головы женщины. Женщина смотрит вверх. От нее идут нарисованные стрелки: «да», «возможно», «нет»- стрелки указывают в три разных направления. Рядом изображен знак вопроса. Источник изображения: iStock)

Вы когда-нибудь сталкивались с тем, что другие люди отрицают ваш опыт и ваше восприятие? Вам начинало казаться, что происходящее вокруг нереально, что вы воспринимаете что-то неправильно, потому что все вокруг упорно старались вас в этом убедить? Ваши знакомые склонны отрицать важность ваших проблем, или, возможно, общество, в котором вы живете, отказывается признавать, что кто-то вообще может воспринимать мир так, как вы?
Все это примеры газлайтинга, который является серьезной проблемой для многих людей. Особенно уязвимы к нему представители дискриминируемых групп, меньшинств, те, чей опыт не похож на опыт большинства.

Для того, чтобы вы могли больше узнать о газлайтинге, понять, как он проявляется, и как ему противостоять, мы предлагаем вам несколько статей, которые ранее публиковались на наших сайтах.

Читать далее

Айман Экфорд: «Как можно принадлежать к «чужой» культуре. Ответы на часто задаваемые вопросы»

С тех пор, как я стала говорить о том, что моя культура не соответствует той, которую приписали мне в детстве, я столкнулась с серьезнейшей критикой. Люди считают, что я не могу говорить за себя, и что я не понимаю, о чем говорю.
Как активист за права инвалидов и ЛГБТ-активист я знаю, что это такое. Мои слова, основанные на личном опыте и раньше сводили к банальному «так не бывает».

Но даже в дискуссиях с теми, кто поддержал меня, возникло много вопросов и нюансов, на которые я хотела бы обратить внимание.

Итак, вот мои ответы на вопросы и утверждения о моей культурной принадлежности и моей культурной идентичности. Они могут быть похожи на единый текст, но справедливости ради стоит заметить, что это не описание состоявшегося в действительности разговора. Я просто перечислила распространенные вопросы и аргументы из отдельно взятых бесед.
Мои ответы основаны исключительно на моем опыте. Я точно не хочу создавать образ «Единственно Правильного «Извращенца», Который Не Усвоил «Родную» Культуру». Так что, читая мои ответы, не забывайте, пожалуйста, что мой опыт не универсален. Он может совпадать с опытом других людей с подобной особенностью, но он точно не распространяется на опыт всех людей, чья культура отличается от приписываемой им в детстве.

Читать далее

Аркен Искалкин: «Об аутистах, имеющих культурную и/или национальную идентичность, не соответствующую идентичности людей, среди которых они живут»

О формировании культуры – моя перспектива.

Обычно изучение и знакомство с этносами и на разговорном уровне, и в учебных заведениях происходит в стиле: «У этого народа такая-то политическая система, он одевается в такую-то одежду, верит в такого-то бога, сочиняет такую-то музыку, живёт там-то, имеет такую-то историю, и т.д.» Данный материал легко оформить в доступном для большинства читателей виде, и изучать его зачастую бывает очень интересно.

Но на практике всё оказывается не так просто. Каждая культура имеет набор бессознательных убеждений, и наборов паттернов невербального поведения. И оттуда же берётся акцент. Ведь когда советский солдат на логически правильном английском языке, но с типичным русским произношением говорит: «Фор маза Раша!», по его акценту слушатель понимает, что его изначальная культура — русская. Во всяком случае, русский язык у него родной. А у многих аллистов «культура = язык».

Поэтому для многих работа над акцентом зачастую может являться одним из самых сложных и долгих этапов в изучении иностранного языка. И поэтому же возникло мнение, что, чтобы хорошо изучить язык, надо жить среди людей, говорящих на этом языке. А знаний, взятых из учебников, хотя в них можно найти практически все слова и правила, не достаточно, а нужно именно войти в психологический раппорт с живыми носителями языка. (Хотя, конечно, на практике бывает много исключений).

Представители некоторых культур опознаются по национальной одежде и/или физическим внешним признакам – например, японцев можно опознать по своеобразному разрезу глаз. Но в итоге конечное опознание и понимание происходит при общении, по невербальной коммуникации. Сюда можно отнести улыбку белого американца.

Если в русской семье с ранних лет воспитывается нейротипичный чернокожий ребенок, который с детства перенимает культуру родителей и людей, окружающих его, его невербальная коммуникация и язык будут, вероятнее всего, русскими. Да, при первом знакомстве, когда другой человек впервые его увидит, он может подумать, что его культура – это культура одной из африканских стран. Но после полноценного общения данный афрорусский уже будет на подсознательном уровне восприниматься, как русский, из-за его типично русской невербальной коммуникации, моделей поведения, особенностей общения и языкового произношения. Да, на поверхностном уровне его чёрная кожа может иметь значение, например, для расистских шуток, если ему не повезло жить среди расистов, но на глубинном уровне и выстраивании общения этот человек будет в итоге проидентифицирован как русский, ведь с ним действуют те же правила поведения и восприятия, что и с белыми русскими.

А теперь о проблеме неприятия самоидентификации аутиста окружающими его людьми.

Культуру и национальную идентичность ребёнок-аллист с детства копирует у родителей, а аутисту сделать это сложнее (либо вообще невозможно). Или он может не понимать, зачем это нужно, ведь аутисты часто пытаются найти всему смысл, и если не находят его – не делают. Довод: «Потому что все так делают» часто проходит с детьми-аллистами, а с аутистами – редко.

А если сюда добавить непреднамеренный эйблизм родителей и ближайшего окружения, проявляющийся в агрессивном давлении на аутиста, чтобы он принял культуру окружающих его, которое аутист чаще всего воспринимает следующим образом: «Я – аллист, круче тебя и всё знаю лучше тебя, и из-за того, что я – аллист, я могу тебе, аутисту, приказывать, а потому приказываю: принимай мою культуру и делай всё, как я тебе сказал, так надо, потому что я тебе так приказал, а не сделаешь – будешь нехорошим!», он может получить психотравму на эту тему, которая может привести к ярому протесту по отношению к культуре, которую ему навязывают, хотя, изначально культура нейтральна, а психологическую окраску имеют аллисты, которые давили на аутиста.
Читать далее

Айман Экфорд: «Когда вам говорят, что ваш опыт – «дерьмо»»

Эпиграф:
Сначала они тебя не замечают, потом смеются над тобой, затем борются с тобой. А потом ты побеждаешь.

Махатма Ганди

 

1.
В одной из крупных феминистических групп — Check Your Privilege недавно дали ссылки на два моих поста, в которых я писала о своем личном опыте. Я писала о том, что человек может не принадлежать к той культуре, которую ему приписали в детстве. Администраторка группы назвала «дерьмом» мой опыт и мою позицию, исходящую из этого опыта.

Всю свою жизнь меня донимали из-за того, что я не являюсь русской. Мою культурную идентичность отрицали консервативные националисты. Теперь ее отрицают те, кто, якобы, выступает за права человека и за всеобщее равенство.

Когда люди пишут о том, что ваша позиция, которая напрямую связана с вашим опытом, является дерьмом, они пишут о том, что ваша жизнь не имеет значения.
Они пишут о том, что жизнь таких, как вы, не имеет значения, просто потому, что ваш опыт «неправильный».

И после этого они уже не имеют права называть свою позицию интерсекциональной. Потому что они не учитывают ваше угнетение, и угнетение таких, как вы – и от этого они не могут учитывать то, как подобное угнетение повлияло на ваш опыт.

Они не могут больше говорить о понимании. Нельзя бороться с газлайтингом, называя чужой опыт «дерьмом». Точно так же, как нельзя быть «за права всех людей на Земле», и выступать против аболиционизма.

Продолжение: Сайт ЛГБТ+ аутисты

Анон R: «О культуре и обесценивании»

Я не отношусь ни к одной из существующих культур. И мое существование очень неудобно противникам расизма, впрочем, как и расистам.

Но до того как мой читатель сделает поспешные выводы, решит за меня, что я хотела сказать, и оскорбится об это, я хочу подчеркнуть кое-что важное:

1. Я знаю, что расизм и культурная апроприация — очень плохие вещи.

2. Я не пытаюсь обесценить их и показать как менее значимые, чем они есть на самом деле.

3. В этой статье я буду говорить не столько о культурной апроприации, сколько о людях, которые переходят границу между борьбой с расизмом и травлей людей, родившихся не в своей культуре.

И когда речь заходит о людях, чья культура не совпадает с национальностью, первый же аргумент, который можно услышать, — это «так не бывает».
Читать далее