Монологи ЛГБТ-активистов с инвалидностью о борьбе за свои права

Источник: Афиша Daily


«Афиша Daily» поговорила с активистами движения за права ЛГБТ-людей с инвалидностью о двойной дискриминации, правозащитной деятельности в условиях закона о гей-пропаганде и предрассудках внутри самого сообщества.
Спикер и два активиста движения Queer-Peace на фестивале ЛГБТ-кино Бок о Бок.
 
Айман Экфорд, 21 год
Создательница Аутичной инициативы за гражданские права, активистка Queer Peace

 

О дискриминации

Я аутистка в обществе, созданном для неаутистов. В этом обществе на неаутистов рассчитано все — от торговых центров до системы образования, от методик обучения до представлений о приемлемом поведении детей.

Я лесбиянка в обществе для гетеросексуалов. В отличие от гетеросексуалов я не могу удочерить ребенка так, чтобы опека над ним принадлежала и мне, и моему партнеру. Я не могу получить российское гражданство, несмотря на то что у моего партнера оно есть (но могла бы, если бы моя девушка была парнем). Я не могу быть родственником моей партнерши, и в случае чего не смогу навестить ее в больнице. Я не могу даже открыто говорить о своей сексуальной ориентации и о своих отношениях, не рискуя при этом выслушать уйму оскорблений. А гетеросексуалы говорят об этом свободно.

Я выгляжу младше своего возраста. Меня не воспринимают всерьез, поэтому даже посторонние люди готовы поучать меня. Я женщина в мире, где большинство руководящих должностей занимают мужчины.

Не знаю, отказываются меня брать на работу из-за гражданства, внешности или аутичного поведения. Я не представляю, каково принадлежать к доминирующему большинству. Я не вижу проблемы в своих особенностях. Проблема в нашем обществе, которое не хочет их принимать.

О травле

У меня диагностировали аутизм во взрослом возрасте. Так часто бывает в постсоветском пространстве, особенно в не очень крупных городах вроде Донецка, откуда я родом.

В подростковом возрасте я практически никогда не чувствовала себя в безопасности. Я ассоциировала себя с евреями, которых уничтожали во время холокоста. Они тоже никому не мешали, а их ненавидели. Меня били, душили, отнимали мои вещи — просто за то, что я — это я. Я воспринимала ненависть других людей как нечто совершенно нормальное. Когда я еще не понимала значения слова «ненависть», я уже знала, как люди относятся к тем, кто от них отличается.

Мне казалось, что единственный способ оказаться в безопасности — это заработать уйму денег и стать сильнее своих обидчиков. Аутичные особенности и гомосексуальность, о которой я тогда только подозревала, воспринимались мной как угроза. Я винила себя в проблемах, потому что не понимала, что они привязаны к моему образу мышления.

Читать далее

Что такое нейроразнообразие, и почему компаниям важно его принять

Источник: Fast Company
Мы признаем, что особенности и многообразие различных групп могут быть полезными для работодателя, но почему мы не рассматриваем подобным образом разнообразие работы мозга?
Приблизительное время чтения: 4 минуты

Что, если наше восприятие мозга неправильно? Что, если такие вещи как СДВГ, аутизм, дислексия и некоторые другие особенности, которые на данный момент считаются «расстройствами», на самом деле являются неотъемлемой частью человеческого мозга, которые не только естественны, а еще и одаряют их носителя уникальными способности и преимуществами?

На этой идее основана концепция нейроразнообразия, согласно которой не существует единственно правильного типа работы мозга. Нейроразнообразие – это разнообразие типов работы мозга. Нейроотличность также является типом идентичности, которую работодатели зачастую игнорируют, или уделяют ей слишком мало внимания. Начиная от прохождения собеседований и заканчивая вопросами принятия решений, большая часть нашей рабочей системы основана на поддержании зрительного контакта, шумную групповую работу, и чрезмерное напряжение в вопросах планирования и сенсорного восприятия. Другими слова, наша рабочая система создана исключительно для «нейротипичных» людей.

КАКАЯ БУДЕТ ВЫГОДА БИЗНЕСУ, ЕСЛИ ОН НАЧНЕТ ПРИНИМАТЬ НЕЙРООТЛИЧНЫХ РАБОТНИКОВ.

Несколько компаний уже стали учитывать нейроразнообразие. Ранее в этом месяце, Yahoo объявила о создании новой Neurodiversity Employee Resource Group (ERG, Ресурсная Группа по Трудоустройству, Посвященная Вопросам Нейроразнообразия). Эта группа призвана помочь нейроотличным людям открыто говорить о своих сильных и слабых сторонах, и получать необходимую аккомодацию на рабочем месте.
ERG возглавила женщина с СДВГ Марго Иоффе, глава отдела маркетинга Yahoo, которая также основала The Kaleidoscope Society для женщин с СДВГ.

Читать далее

Как улучшить грамотность, даже не пытаясь этого сделать

Источник: Ollibean
Переводчик: Hard Candy

Одна из самых простых вещей, с помощью которой можно улучшить навыки чтения вашего ребенка, уже есть у Вас дома. Скрытые Субтитры (* субтитры, невидимые в обычном режиме, которые можно включить (сделать видимыми) в любой момент – Прим. пер.) – бесплатны, ими легко пользоваться, и они естественным образом увеличивают словарный запас. Исследования показывают, что скрытые субтитры способствуют улучшению грамотности у людей всех возрастов. Простым включением субтитров можно увеличить свой словарный запас, распознавание слов, чтение и письмо.
Скрытые Субтитры помогают улучшить грамотность во всех аспектах.

Включите субтитры у себя дома: на телевизоре, планшете, телефоне и компьютере.
Многие люди думают, что субтитры – лишь дополнительная функция для глухих и слабослышащих людей. И да, они были созданы, чтобы сделать телевидение и медиа доступными для глухих и слабослышащих людей. Но, как и многие технологии, разработанные для особых групп – тачскрины на наших телефонах и планшетах, аудиокниги, пандусы – Скрытые Субтитры помогают каждому из нас.
Исследования показывают, что СМИ с субтитрами повышает уровень грамотности у людей всех возрастов. Простое включение субтитров увеличивает словарный запас, распознавание слов, чтение и письмо.

Читать далее

Синие лампочки мне совсем не помогают

screen-shot-2017-03-29-at-9-24-21-pm.png
Голубая гирлянда на синем фоне. Надпись: Синие лампочки мне совсем не помогают


Источник: Michelle Sutton Writes

Автор: Мишель Сеттон

Сейчас апрель. Вероятно, вы ждете, что я скажу: «Счастливого Месяца Информирования Об Аутизме», но в апреле тяжело быть аутистом. Мне не надо, чтобы вас «информировали» об аутизме. Честно. Мне совсем ни к чему такое информирование. Я только хочу, чтобы вы были достаточно порядочными людьми для того, чтобы признавать, что у всех людей есть права, и что ради этого вы выслушайте то, что я вам скажу:

Я не «человек с аутизмом».
Я не больна.
Я не кусочек пазла, и не тайна, которую вы должны познать.
Я не неполноценная полноценная версия «нормального человека».

Я аутичная.
Я счастлива.
Я ценная и важная личность.
Вся я, включая мою аутичность. Такая, какая я есть.

Аутизм не является чем-то негативным. Когда я поняла, что я аутичная, я смогла понять свои особенности так, как я не понимала до этого. Понимание аутичности дало мне сообщество друзей, которые понимают меня, мои сильные и слабые стороны. Оно позволило мне лучше понять свои потребности и то, как я могу их удовлетворить.

Есть множество аутичных людей, которые похожи на меня. Нам не надо многого… просто принимайте нас такими, какие мы есть, и еще нам нужны кое-какие изменения, которые позволят нам принимать более активное участие в жизни общества, и даст нам больше возможности. Я бы предпочла, чтобы вы пожертвовали свои деньги для «Информирования об аутизме» на то, чтобы сделать мир более доступным для нас, а не на то, чтобы создавать новые способы отделения нас от остального мира.
Читать далее

Генеральному директору банка нужны качели!

Автор: Айман Экфорд

1.
В подростковом возрасте я задумывалась о карьере генерального директора банка.  Родители не воспринимали эти планы всерьез. Они негативно относились к крупному бизнесу в целом. Кроме того, они считали, что я «недостаточно хорошо знаю математику» (хоть школьный курс математики малополезен для банковской деятельности). Но больше всего они смеялись над идеями о том, как я буду обустраивать свой кабинет, и как я буду работать.

Вот идеи, которые казались им особенно смешными:
— Я хотела, чтобы в моем кабинете стояли качели.
— Я хотела, чтобы рядом с кабинетом был спортзал с батутами.
— Я хотела, чтобы в моем кабинете была полная шумоизоляция (начиная от стен, и заканчивая полом и потолком).
Смешно, правда? Качели – в офисе главы банка!
«Детский сад», — как сказал бы мой отец.

2.
Нет, не смешно. То, над чем так смеялись взрослые, на «академическом» языке называется «созданием инклюзивной среды» и «аккомодацией».
Для тех, кто не знает, что это такое, поясню. Инклюзивная среда – это условия, в которых у всех людей будут равные возможности, и в которой люди могут максимально использовать свой потенциал. (В данном случае – выполнять рабочие обязанности).
Аккомодация – это конкретные инструменты «помощи» — например, тексты со шрифтом брайля для незрячих людей, или шумоизоляция для людей с повышенной сенсорной чувствительностью к звукам.

Читать далее

Универсальный дизайн и принятие инвалидности

Источник: Ollibean
Автор: Эми Секвензия
 Переводчик: Валерий Качуров

Если вы читаете эту статью, то, скорее всего, вы уже знаете, что инклюзия учеников-инвалидов с предоставлением поддержки, в которой они нуждаются, полезна для всех учеников.

Универсальный дизайн — это понятие, которое означает, что вы создаете вещи и продукты, доступные для всех. Он может использоваться в классах, чтобы все ученики имели доступ к одной программе обучения, удовлетворяя индивидуальные потребности с помощью вспомогательной среды.

Универсальный дизайн необходим не для доброты и не для соблюдения требований ADA. Он нужен для здравого смысла.

Когда в обучении участвуют больше людей, то выигрывают все, потому что люди учатся друг у друга.

Чем больше мы учимся, тем больше понимаем друг друга. Когда мы двигаемся за границы придуманной людьми идеи о «нормальности», инклюзия становится чем-то очевидным.

Почему же специалистам и начальникам образовательных учреждений так сложно принять и поддержать идею универсального дизайна?

Читать далее

«Инвалид»: просто #СкажиСлово

Источник: NPR
Автор: Барбара Дж. Кинг
Перевод: Валерий Качуров

A campaign on Twitter challenges people to #SayTheWord disabled.
Человек на инвалидной коляске. Инвалидная коляска стоит на лугу, перед лесом. Человек смотрит на лес.

В прошлую пятницу я увидела этот пост Лоуренса Картер-Лонга:

«Если вы «видите человека, а не инвалидность», то вы воспринимаете только половину картины. Расширьте свой взгляд. Вы можете удивиться тому, что вы не замечали. ИНВАЛИД. #СкажиСлово»

Я интуитивно поняла мысль, что многие люди с физическими ограничениями не хотели бы, чтобы эта часть их жизненного опыта была стерта другими. Но у меня в голове прочно засело представления о том, что слово «инвалид» неуместное и неуважительное.

Поэтому я захотела узнать больше об идеях, стоящих за проектом #SayTheWord. Картер-Лонг — исполнитель перфомансов, активист, и медийный представитель, который родился с церебральным параличом. Сейчас он работает специалистом по связям с общественностью в Национальном Совете по Инвалидности, но сразу подчеркивает, что #SayTheWord исключительно его проект. Он начал эту кампанию в январе в ответ на речь президента Обамы, и, как сказал он сам «быстро расширился» в международных социальных сетях.

Я спросила у Картер-Лонга, что же мы упускаем, когда «не говорим слово».

«Мы упускаем перспективу. В 2016 году любой, кто осмелится утверждать, что «раса не имеет значения», или «я вижу человека, а не пол», мгновенно, и я думаю, справедливо, будет назван наивным или невежественным. Аналогично, называть инвалидность «просто отличием», которое не влияет на жизнь человека — это значит занимать очень привилегированное положение. Большинство инвалидов не имеют такой роскоши. Подобное утверждение противоречит реальности, и умаляет большую реальную дискриминацию, с которой сталкиваются инвалиды».

Читать далее