Мы не можем ответить на все вопросы, но мы можем хотя бы задавать правильные вопросы

(Примечание: Очень адекватный взгляд на школьную травлю)
Источник: The Youth Rights Blog
Автор: Кейтлин Николь О’Нил, 

Когда кто-то публично признается, что разделяет непопулярную или малоизвестную большинству идею, другие люди начинают донимать его вопросами о том, насколько далеко он пойдет в своей философии и какие решения он примет в той или иной неоднозначной гипотетической ситуации. Это раздражает многих сторонников Прав молодежи, потому что никто из нас и не утверждал, что у нас есть ответы на все вопросы. Перефразируя Ричарда Фарсона, невозможно быть по-настоящему замечательным родителем в обществе, кардинальным образом настроенным как против молодежи и адекватного родительства, так и против других подобных отношений. Это дилемма, которую мы должны решить. Поэтому, несмотря на то, что сторонники Прав молодежи могут предложить много конкретных решений, касающихся политики, экономики и права, им иногда бывает трудно иметь дело с вопросами, касающимися межпоколенных взаимоотношений. В пределах теории Прав молодежи все еще существуют спорные вопросы, которые должны обозначить пределы того, что именно стоит считать освобождением молодежи. Подобные вопросы существуют во всех идеологиях и системах убеждений (например, вспомните о противоречии, которое возникает, когда феминистки-сторонницы про-чойс вынуждены обсуждать проблему селективных абортов). Так что подобные противоречия не являются чем-то, что могло бы фундаментально дискредитировать теорию и движение освобождения молодежи. Так что, несмотря на то, что я с уверенностью могу утверждать, что никто из нас пока не имеет ответов на некоторые вопросы, всем нам известно, что за пределами нашего движения практически никто не может даже задать правильных вопросов о молодежи.

Читать далее

Реклама

Работы, которые сделали меня тем сторонником Прав Молодежи, которым я являюсь

Автор: Кейтлин Николь О’Нил
Источник: The Youth Rights Blog

До того,  я узнала о существовании движения за Права Молодежи, я хотела прочитать на эту тему какие-нибудь книги. Помню, как в старших классах я напрасно искала на Amazon книги, которые позволили бы мне по-новому взглянуть на вопросы детства и прав молодежи. Тогда я еще не знала, что большая часть лучших книг на эту тему уже не переиздается, и их трудно найти. И я не знала, как найти другие, не книжные, полезные ресурсы о Правах Молодежи.

Вот почему я хочу познакомить своих читателей с работами по теории Прав Молодежи, которые повлияли на меня, позволив мне стать тем философом и писателем, работающим с правами молодежи, которым я являюсь. Надеюсь, что вы поищите эти работы, и они окажут влияние и на вас.

Первая книга, посвященная правам молодежи, которую я читала, была книга Ричарда Фарсона (Richard Farson) Birthrights. Психолог и отец пятерых детей, в 1970 годы Фарсон стал радикалом среди сторонников радикального движения за освобождение детей (как его часто называли). Я перечитывала эту книгу несколько раз. Книга написана простым и понятным языком, что делает ее доступной для людей всех возрастов из самых разных социальных групп. И это самый радикальный и всесторонний призыв к освобождению молодежи, который я видела на бумаге. Когда я впервые прочла Birthrights, книга показалась мне одновременно очень простой и ошеломляющей. При этом я была поражена богатством теории. Фарсон указывал на связь между освобождением молодежи и освобождением женщин, цветных людей, ЛГБТ-людей и людей с инвалидностью.  Сейчас эти идеи актуальны так же, как они были актуальны в 1970-е.  Эту удивительную книгу обязан прочесть каждый сторонник Прав Молодежи.

Читать далее

Кейтлин Николь О’Нил: «Ответ на письмо «Я мать Адама Ленза»»

Источник: The Youth Rights Blog
(16.12.12)

Вероятно, многие из вас видели пост, который как вирус разнесся по интернету после душераздирающей и бессмысленной трагедии в Коннектикуте. Название этого поста: «Я мать Адама Лэнза» («I Am Adam Lanza’s Mother»), и ее автор – самопровозглашенная «мамочка футболистка – анархистка» по имени Лиза Лонг. (Нарушая обычную политику этого блога, я не буду давать ссылку на эту статью, чтобы не дать этой женщине еще одно интернет-пространство для того, чтобы публично набрасываться на своего ребенка, и нарушать его частную жизнь). Настоящая мать Адама Лэнза была убита в результате ужасного акта насилия, который совершил ее явно проблемный сын, но эта статья явно не является отражением страхов матери потенциального массового убийцы. Это просто попытки малоизвестного блоггера извлечь выгоду из трагедии чужой семьи, привлекая внимание к собственной. Несмотря на то, что мы мало что знаем о семье Лэнза и о семье Лонг, и не можем сказать наверняка, насколько они похожи, мы можем сказать, (как с точки зрения прав молодежи, так и с точки зрения прав инвалидов), что в семье Лонг есть очень много проблематичных вещей, большая часть которых связана с самой Лонг. Хотя многим людям (особенно родителям) проще смотреть на ситуацию с той перспективы, с которой ее описывает Лонг, слова Лонг будут внушать вам меньше доверия, если вы прочтете эту статью, анализируя ее с позиции ее сына.

Пост начинается с того, что автор «вежливо, приводя разумные аргументы» уговаривает сына носить штаны такого цвета, какого она хочет. И когда ее сын отказывается и начинает возмущаться, (точно так же, как в подобных обстоятельствах стали бы большинство взрослых, сочтя такую просьбу нелепой и даже оскорбительной), она использует это в качестве примера того, что он «психически больной». После этого она заявляет, что ее сыну нельзя до конца дня пользоваться электроникой, и снова сводит совершенно обоснованные возмущения тем, что она пытается распоряжаться его вещами, к его «психическому заболеванию».

Прежде чем продолжить анализ данной статьи, я бы хотела, чтобы мои взрослые читатели на минутку представили, что их жизнь зависит от некой авторитарной личности, которая пытается за них решать, одежду какого цвета они должны носить, и когда (и как именно) они должны пользоваться своими вещами «социально приемлемым образом». В подобной ситуации ваша воинственность считалась бы логичной и целесообразной, но в случае этого молодого человека она лишь убеждает его мать в том, что он психически нездоров. Благодаря этому становится ясно, что защита собственных границ , стремление к независимости и самоопределению считаются у молодых людей вроде Майкла (имя парня, которое было указано в статье) признаком больной психики, хотя у взрослых они считаются признаком здоровой самооценки и нормального чувства собственного достоинства. (Читая далее, мы увидим, что мать даже помещала сына в психиатрическую больницу против его воли).

Читать далее

Кейтлин Николь О’Нил: «Интернет-безопасность и парадокс защиты»

Источник: The Youth Rights Blog

С тех пор как интернет стал важной частью жизни большинства людей в развитых странах мира, мы дошли до того, что стали говорить о необходимости защиты от него молодых людей. Призрак педофилов и других возможных «охотников» за детьми используется для оправдания еще одного вида угнетения молодых людей, и считается более важным, чем множество позитивных и реальных возможностей для дружбы, образования и развлечений, которые интернет открывает перед людьми всех возрастов. Еще нам говорят, что подобные ограничения созданы для того, чтобы молодые люди не могли раскрывать информацию, которая может их скомпрометировать и, якобы, сможет быть использована против них их будущими работодателями, преподавателями, администрацией образовательных учреждений, в которые они планируют поступать , и другими подобными людьми. Еще нам говорят, что подобные программы созданы для того, чтобы защитить молодых людей как от взрослых (например, от вышеупомянутых «охотников за детьми), так и от других молодых людей (например, от детей с их школы, которые могут причинить им вред).

Параллельно с этим можно наблюдать еще одну интересную тенденцию. Эта тенденция не обсуждается в ключе общественного беспокойства и негодования, хоть она куда более распространенная, чем случайное раскрытие важной информации молодежью, и куда более опасная, потому что она происходит из-за предательства тех, на кого, в идеале, молодые люди должны иметь возможность всегда положиться. Я имею в виду ситуации, когда родители распространяют в интернете потенциально опасную и очень личную информацию о своих детях.
Читать далее

Кейтлин Николь О’Нил: «Как эйджизм разрушает семьи, и как Права Молодежи могут исцелить разрушенные семейные узы»

(Примечание: В данной статье под «молодежью» подразумеваются все несовершеннолетние и молодые люди, в том числе дети и подростки. Данная статья опубликована здесь, т.к. эйблизм по отношению к аутичным детям практически не отделим от эйджизма (дискриминации по возрастному признаку). Также мы советуем вам прочесть другие статьи автора на тему эйджизма и Прав молодежи)

Источник: The Youth Rights Blog

Когда мы говорим о Правах молодежи и о том, насколько выгоднее будет для людей всех возрастов жить в обществе, избавленном от эйджизма, мы обычно говорим о множестве случаев насилия, направленного против молодежи. Мы говорим о том, что в том обществе подобное насилие можно было бы легко предотвратить. Учителям было бы гораздо сложнее превышать свои полномочия, издеваясь над учениками и нарушая их права, иногда тем самым ставя под угрозу их будущее. Родители больше не смогли бы избивать своих детей и издеваться над ними любыми другими способами. Молодежь могла бы принимать самостоятельные решения касательно того, нужна ей или нет та или иная медицинская помощь, и выбирать на свое усмотрение вид и способ получения медицинской помощи. Людей больше не стали бы арестовывать за сексуальные отношения, в которые они вступают со взаимного согласия, обосновывая аресты тем, что партнеры просто не подходят друг другу по возрасту. Молодым людям не отказывали бы в праве на труд и на то, чтобы самостоятельно распоряжаться своими деньгами. Правительство и родители больше не смогли бы в одностороннем порядке решать за молодых людей, как им учиться и ходить ли им в школу. Этот список можно продолжать почти до бесконечности.

Все эти вещи станут очень хорошими и важными изменениями. Все они являются главной причиной того, почему я являюсь сторонником Прав молодежи. Я выступаю за радикальное освобождение молодежи не только потому, что самые худшие виды насилия по отношению к молодежи исчезнут в обществе, в котором больше не будет эйджизма. Я выступаю за радикальное освобождение молодежи еще и потому, что в обществе, в котором не будет эйджизма, у молодежи и взрослых, у детей и их родителей, у учителей и учеников будут более значимые, искренние, уважительные отношения, в которых будет намного больше любви.

В данном посте я хочу сосредоточиться на детско-родительских отношениях, хотя многое из того, о чем я буду писать, распространяется и на другие отношения между взрослыми и детьми. Я уделяю такое внимание именно детско-родительским отношениям, потому что, зачастую, они длятся всю жизнь, и имеют первостепенное значение для всех участвующих в них сторон.

Читать далее

Кейтлин Николь О’Нил: «В вопросах Прав Молодежи родители — не нейтральные защитники, а те, кто вовлечен в конфликт интересов»

Источник: The Youth Rights Blog

С тех пор, как я начала заниматься вопросами освобождения молодежи, многие родители ставили меня в тупик. Они говорили мне разные вещи, которые, вероятно, должны были звучать как тонкие замечания, но при этом мне они казались либо лицемерием, либо полным непониманием того, что такое Освобождение молодежи. Вот несколько подобных заявлений: «Как родитель, я борюсь за права своего ребенка, пока вы просто теоретизируете» (Это могло бы прозвучать менее лживо и лицемерно, если бы это говорил кто-то, кто пытался бы ставить автономию детей во главе своей философии и родительства, но, увы, этот человек не был таким родителем.) «Как родитель, я лучше понимаю, какие границы должны быть у моего ребенка, и насколько он должен быть дисциплинирован», «Когда у тебя будут свои дети, ты заговоришь по-другому». Эти заявления являются не только явными примерами авторитарности этих людей, а и просто абсурдными в контексте обсуждения Прав молодежи. Дело в том, что родительство не делает людей специалистами по вопросам Прав молодежи, напротив, оно приводит к конфликту интересов.

Бывают ситуации, когда человек занимает позицию, несоответствующую его личным интересам. Например, миллионер может поддерживать повышение налогов на прибыль, бедняк может выступать против государственной социальной поддержки для бедных, белый человек может выступать за аффирмативные программы, а чернокожий может выступать против этих программ. Но все подобные действия рассматриваются а) как недостаток понимания собственной выгоды, или b.) как действия, основанные на более высоких и благородных мотивах, чем желание получить скорую выгоду; но это никогда не рассматривается как c.) решение, основанное исключительно на личной выгоде.
Еще есть люди, которые могут иметь беспристрастные суждения, потому что ситуация не касается лично их, и они находятся на нейтральной стороне – вне зависимости от исхода дела они ничего не потеряют и ничего не выиграют. Мы считаем, что такими должны быть идеальные судьи и присяжные. Более того, сама нейтральность судей и присяжных считается достаточным поводом для того, чтобы доверять их суждениям.

Читать далее

Кейтлин Николь О’Нил: «Эйджизм: один из столпов эйблизма»

Источник: The Youth Rights Blog
Переводчик: Аня Азаматова

Несколько лет назад я начала читать и узнавать больше на тему прав инвалидов. Как и в случае с моим интересом к проблемам ЛГБТ, женщин, цветных, социальной несправедливости, юношества и др., я особенно заинтересовалась очень теоретичной критической работой, которую развернули занимающиеся вопросами прав инвалидов в конце ХХ века. Одна точка зрения, которая часто повторяется в этом массиве, состоит в том, что один из первичных столпов угнетения инвалидов – в том, что к людям с инвалидностью, независимо от возраста, относятся как к детям. Мой друг и соратник в защите прав инвалидов, Мэтт Стэффорд, написал о том, как родители и другие пользуются прикрытием заботы, чтобы проявлять неуместное влияние в жизнях людей с инвалидностью, перешагнувших черту совершеннолетия. Другой мой друг, защитник прав юношества и инвалидов, рассказал мне, как врачи, с которыми они работают, отказываются предоставлять сведения об их медицинских проблемах напрямую, хот у него нет когнитивных нарушений и, более того, он недавно выпустился с юридического.

Защитники прав инвалидов давно пытаются добиться больших прав и независимости для инвалидов, включая людей с нарушениями восприятия и речи. Они бросили вызов всему обществу, особенно заведениям, основанным неинвалидами для инвалидов, чтобы инвалидов видели как индивидуумов, заслуживающих независимость и достоинство, как и любой другой человек, не смотря на их ментальные или физические ограничения или различия. Так они не только заметно улучшили жизнь инвалидов, но также и заложили фундамент для трудного дела освобождения молодежи.
Читать далее