Опасность некорректной репрезентации

По материалу: Autistic Hoya
Автор: Лидия X.Z. Браун

Андерс Беринг Брейвик, норвежский террорист-стрелок, убивший семьдесят семь человек весной 2011 года, через год обратился в суд, чтобы сообщить, что по мнению психиатрической экспертизы он, возможно, «страдает» от синдрома Аспергера и синдрома Туррета.

В одной новостной статье, посвящённой этому событию было написано: «синдром Аспергера — это одно из расстройств аутистического спектра, обычно характеризующиеся недостатком сочувствия к окружающим».1 Автор статьи перефразировал психиатра, написав что у «норвежского массового убийцы Андерса Брейвика обнаружена редкая, высокофункциональная форма синдрома Аспергера, благодаря которой он неспособен испытывать эмпатию и заводить дружеские отношения».2
Итак, снова та же история. Те, кто пишут подобные новостные статьи, не способны понять разрушительного, порождающего панику воздействия своих слов на жизнь аутичных людей. Слова обладают огромной силой, потому что они могут не только описывать, но и формировать общество, создавая системы, в которых мы становимся жертвами чужих предположений. Это свойство языка изучается в научных институтах, и эта такая же серьёзная тема для научных исследований, как тайны генетики и квантовая физика.
Репрезентация инвалидности в массовой культуре и в СМИ оказывает глубокое воздействие на существующие ожидания и стереотипы, на восприятие инвалидов, которое существует в обществе, на то как люди относятся к вопросам создания равных возможностей и доступной среды, на работу служб помощи инвалидам и на самооценку миллионов инвалидов. Тот эйблизм, который звучит в словах описывающих инвалидов и инвалидности, влияет на реальное отношение к нам, усиливает стигматизацию, стереотипы, ненависть и дискриминацию по признаку инвалидности.

Читать далее

Реклама

Надоедливые

Автор: Лидия X.Z. Браун

Внимание! Эта статья может быть тяжелой для восприятия некоторым людям с алекситимией. Кроме того, опыт и восприятие автора могут как совпадать, так и не совпадать с опытом и восприятием других аутичных людей, потому что все аутичные люди очень разные
____
Источник:  Autistic Hoya

Предупреждение: использование различных оскорблений, много не нормативной лексики и насилия.

_______
За последние несколько месяцев одним из самых распространенных поисковых запросов, по которым люди выходили на мой блог, были запросы вроде «почему аутичные люди такие надоедливые?» (другие вариации: «почему аутисты такие надоедливые?», и «почему люди с аутизмом такие надоедливые»). Я написал_а этот текст в ответ на эти запросы.

Я надоедлив_ая, потому что я отказываюсь хранить молчание перед лицом несправедливости.

У меня сжимает желудок, захватывает дыхание, ноги слабеют а слова застревают где-то между разумом и глоткой, или между глоткой и ртом. Я стараюсь изо всех сил их сдержать, но почему-то они все равно вырываются на свободу.

Видите ли, я не могу спокойно стоять, смеяться и улыбаться, когда вы говорите какие-то расистские шутки, или гомофобные шутки, или (не дай бог) эйблистские шутки. Я не могу даже промолчать и притвориться, что я этого не слышала, не могу проигнорировать эти слова, чтобы никто не заметил что я был_а единственн_ая, кто не смеялся, когда мы вернемся к обычному не проблематичному разговору. Вы это сказали. Слова вылетели из вашего рта, и тем самым вы УЖЕ совершили действие. Вы не можете взять эти слова обратно, не можете засунуть их назад в свой рот и глотку, чтобы они исчезли. Потому что, простите, но долж_на вам сообщить, что не существует функции удаления сказанных слов.

Читать далее

Я хочу только выть

Источник: Autistic Hoya Автор: Лидия X.Z. Браун
(Предупреждение: Текст может быть сложным для восприятия некоторым людям с алекситимией.
Кроме того, в тексте упоминается эйблизм, насилие, массовые убийства)

Сегодня сложно говорить, не говоря уже о том, чтобы писать.

Кажется, будто в груди ничего нет, и когда я дышу, я изо всех сил стараюсь не дрожать и не плакать. Я заставляю себя нормально разговаривать и писать последовательные предложения. Я одновременно жажду одиночества и компании, одновременно хочу, чтобы у меня появилось время все обдумать, и время для того, чтобы успокоиться. Легко давать быстрые, лаконичные ответы. Когда нечто подобное происходит, легко задавать одни и те же вопросы.

Сложно только… думать.

Усталость. Перегрузка. Больше никакой информации. Я просто взял_а и поглотила все, что могла ,настолько быстро, насколько мог_ла.

Это — эмоциональная атака. Все это, все стразу, безжалостное, захлестывающее, неотделенное — это все гремело во мне и сокрушало меня, тянуло меня вниз и не давало мне дышать. Я не мог_ла это осмыслить. Все это — смерть людей, ранения людей, страх, крики, попытки сбежать, невозможность самостоятельно что-то сделать, непонимание, что эти люди могли бы сделать, что они могут сделать. Тот, кто устроил массовую стрельбу. Его семья. Семьи жертв. Семьи выживших. Это неизбежно, от этого не уйти. Звуки их голосов смешались. Я напуган_а, и разочарован_а, и зл_а, и шокирован_а, и одинок_а, и пол_на скорби, и покорности, и отчаяния, и грусти, и благодарности, и ожидания, и тревоги, и волнения и боли. Здесь нет логики. Нет никакой холодной, дистанцированной объективности. Нет возможности вести интеллектуальный спор о политике, о религии и о деталях происшествия. Есть только это дикое ощущение в сердце.

Читать далее

Они продолжают публиковать жестокие статьи про аутистов

Источник: Autistic Hoya
Автор: Лидия Х.Z. Браун. Переводчик: Валерий Качуров.

TW: Физическое и эмоциональное насилие, насильственное удерживание и причинение травмы.

Я в гневе. Меня трясет. В Washington Post вышла статья, которую хвалят, называя смелой и дерзкой.

Неаутичная мать аутичного ребенка написала о том, что 10 лет назад она физически заставила своего сына прийти на переполненную людьми арену, чтобы он посмотрел шоу с участием одного из своих любимых персонажей.

Она знала, что её ребенок не выносит нахождения в толпе, и сделала это специально, чтобы он стал к этому привыкать.

Она физически удерживала своего ребенка, у которого при этом был мелтдаун, и, возможно, паническая атака, и силой вела его к арене. При этом она даже, (о ужас), сослалась на закон о защите инвалидов, называя свои действия «разумной инклюзией», как будто издеваясь над всеми нами.

Она упоминает о том, что другие родители были в ужасе от её действий. При этом она называла их невежественными, и громко заявляла, что у её ребенка аутизм. (Действительно, этим можно оправдать какие угодно издевательства). Другие люди говорили ей, что её сын явно не хочет находиться здесь, и его лучше увести. И они возмущались не из-за того, что у них нет знаний об аутизме, а из-за того, что видели, что рядом с ними человека подвергают насилию.

Читать далее

То, что произошло с Чальзом Кинси – это не только расизм, но и эйблизм

 screen_shot_2016-07-27_at_5.00.42_pm.png
Чернокожий человек лежит на земле, подняв руки. Еще один темнокожий человек сидит рядом. Скрин видео с YouTube.

Источник: Sojo
Переводчик: Алена Лонерз

Люди с черной и коричневой кожей – особенно если они квир, трансгендерные, инвалиды или глухие– ежедневно подвергаются насилию со стороны политики государства.  В частности, некоторые чернокожие пострадали после недавно выпущенных видео о том, как полиция расстреливает чернокожих задержнных, которые не пытались даже сопротивляться и нанести вред полицейским.

На прошлой неделе появилось видео, на котором запечатлено насилие со стороны полицейских. На нем двое небелых мужчин: Чарльз Кинси, черный мужчина, ведущий когнитивно-поведенческую терапию в интернате для взрослых инвалидов, лежит на земле, подняв руки вверх, и Арнальдо Риос-Сото, коричневый аутист и постоялец этого интерната, которого можно принять за афро-латиноамериканца, латиноамериканца или, возможно, за коренного американца, сидит на земле, скрестив ноги, и играет с машинкой. Кому-то эта картина показалось потенциально опасной, и побудила этого человека позвонить в полицию.

На этом видео (Внимание: видео содержит сцены насилия) офицер полиции приближается к Кинси и стреляет ему в ногу. Позже Кинси заявил в своих показаниях, что спросил офицера: «Почему вы выстрелили в меня?». Он ответил: «Не знаю». Кинси оставался лежать на земле в наручниках, истекая кровью, еще 20 минут, пока ему не оказали медицинскую помощь. После этого полицейские повалили на земле и Риос-Сото, арестовали и держали его в полицейской машине 4 часа.

Впоследствии офицер полиции утверждал, что целился в Риос-Сото, чтобы защитить Кинси, будто бы стрелять в коричневого аутиста с машинкой в руках лучше, чем стрелять в лежащего на земле чернокожего человека.
Читать далее

Лидия X.Z. Браун: «Почему я думаю, что я аутичн_ая…»

Источник: Autistic Hoya

На самом деле, первоначально это был вопрос в опросе, входящем в исследование (в котором меня спросили, почему я считаю себя аутичн_ой, не считая того, что однажды мне был выдан документально подтвержденный диагноз, – да, у меня есть классовая привилегия в виде возможности его получить), но мой ответ оказался настолько развернутым, что я собираюсь изложить его здесь, на случай, если это окажется полезным для тех, кто сомневается в своей аутичности или задумывается над тем, может ли он быть аутичным.

Это не основано на научных исследованиях и полностью ненаучно. Это основано на личных наблюдениях, на взаимодействии с сотнями/тысячами других аутичных людей. Как с официально диагностированными, так и недиагностированными официально, как говорящими, так и неговорящими, и т.д. По-видимому, все эти особенности *чаще встречаются* среди аутичных людей, чем среди неаутичных людей, и чем больше этих характеристик имеется у человека, тем более вероятно, что этот человек аутичен. Безусловно, любые неаутичные люди – включая нейроотличных людей, которые не являются аутичными – также могут иметь любые из указанных характеристик, одну или несколько. И, несомненно, существуют характеристики, свойственные аутичным людям, которые, по-видимому, действительно широко распространены среди аутичных людей, (особенно по сравнению с неаутичными людьми, для которых они редкость), которые я не учел_а.
Как и многие (конечно же, не все) аутичные люди, я…

— У меня нарушенный режим сна, и часто я веду ночной образ жизни, по причине как врожденной склонности, так и предпочтения.

— Полн_ая неудачни_ца в исполнительной функции, что включает в себя планирование дел, расстановку приоритетов, инициацию действий, доведение дел до конца, завершение к нужному сроку, организация сложных многоступенчатых задач, и т.д.
Читать далее

13 людей с инвалидностью рассказывают о том, как изменится их жизнь после выборов.

Источник: Buzzfeed
Автор: Нора Вильян
Переводчик: Степан Гатанов

«Я надеясь, что хотя бы останусь в живых».

BuzzFeed узнал мнение людей с инвалидностью о возможной отмене «Акта о доступном здравоохранении» и о других спорных вопросах, которые ударят по их жизням в следующие четыре года. Вот, что они ответили.

 

1. ЭЛИС ВОНГ. ИССЛЕДОВАТЕЛЬ, КОНСУЛЬТАНТ, АКТИВИСТКА.

Alice Wong, Researcher, Activist, and Consultant
Женщина азиатской внешности сидит в коляске на фоне покрытой граффити стены. На ее лице кислородная маска.

«Федеральная система помощи для малообеспеченных, обеспечивающая долговременную помощь и поддержку (Long-Term Services and Supports (LTSS)), при которой я могу сама определять в чем именно я нуждаюсь, позволяет мне нормально жить в обществе. Для людей с инвалидностью, таких как я, которые в любой момент могли бы оказаться в интернате, доступность помощи и её характер всегда зависели от штата, в котором мы живем, и от доступности медицинской страховки».

«Вот почему меня пугает прекращение финансирования этой системы. У штатов будет больше возможностей использовать эти деньги в других программах, потенциально это может разрушить все, что сделали самоадвокаты, их работу, которая позволила добиться Акта о положении американцев с инвалидностью и Олмстедского решения. Эти усилия дали людям с инвалидностью свободу и позволили им на практике пользоваться своими правами. Сейчас все это может быть отброшено назад. Меня также раздражает, что многие не видят того, что с приходом новой администрации наше сообщество подвергается особому риску»

 

2. КЭТИ ГАРДНЕР. АВТОР СТАТЕЙ И ОРАТОР.

 

Kati Gardner, YA Author and Speaker
Улыбающаяся белая женщина стоит на одной ноге. Она стоит на веранде, и опирается на костыли. На ней яркая летняя одежда, руки уперты в бока.

«За неделю до выборов одна женщина накричала на меня  за то, что на парковке слишком много «мест для инвалидов». Когда я сказала, что у меня есть право здесь парковаться, она сказала: «Когда Трамп станет президентом, он запрет всех вас, никчемные вы создания.» Это сломило меня во многих отношениях. Я знаю, что многие люди считают, что  мы слишком много забираем у общества — что это из-за нас премиальная страховка такая дорогая».

«Я нервничаю. Думаю мне надо закупить впрок лекарства, так как они могут стать слишком дорогими. Моя страховка уже почти исчерпала свой запас покрытия помощи, нужной мне для передвижения. Если Трамп отменит Акт о доступной помощи, многим людям с хроническими проблемами со здоровьем придется платить больше. Даже сейчас, когда мы не оплачиваем аккомодацию или платим за нее лишь чуть-чуть, нам тяжело найти работу на полный рабочий день — если же у нас заберут страховку или она будет стоить непомерно дорого, наше здоровье только ухудшится».

Читать далее