То, что произошло с Чальзом Кинси – это не только расизм, но и эйблизм

 screen_shot_2016-07-27_at_5.00.42_pm.png
Чернокожий человек лежит на земле, подняв руки. Еще один темнокожий человек сидит рядом. Скрин видео с YouTube.

Источник: Sojo
Переводчик: Алена Лонерз

Люди с черной и коричневой кожей – особенно если они квир, трансгендерные, инвалиды или глухие– ежедневно подвергаются насилию со стороны политики государства.  В частности, некоторые чернокожие пострадали после недавно выпущенных видео о том, как полиция расстреливает чернокожих задержнных, которые не пытались даже сопротивляться и нанести вред полицейским.

На прошлой неделе появилось видео, на котором запечатлено насилие со стороны полицейских. На нем двое небелых мужчин: Чарльз Кинси, черный мужчина, ведущий когнитивно-поведенческую терапию в интернате для взрослых инвалидов, лежит на земле, подняв руки вверх, и Арнальдо Риос-Сото, коричневый аутист и постоялец этого интерната, которого можно принять за афро-латиноамериканца, латиноамериканца или, возможно, за коренного американца, сидит на земле, скрестив ноги, и играет с машинкой. Кому-то эта картина показалось потенциально опасной, и побудила этого человека позвонить в полицию.

На этом видео (Внимание: видео содержит сцены насилия) офицер полиции приближается к Кинси и стреляет ему в ногу. Позже Кинси заявил в своих показаниях, что спросил офицера: «Почему вы выстрелили в меня?». Он ответил: «Не знаю». Кинси оставался лежать на земле в наручниках, истекая кровью, еще 20 минут, пока ему не оказали медицинскую помощь. После этого полицейские повалили на земле и Риос-Сото, арестовали и держали его в полицейской машине 4 часа.

Впоследствии офицер полиции утверждал, что целился в Риос-Сото, чтобы защитить Кинси, будто бы стрелять в коричневого аутиста с машинкой в руках лучше, чем стрелять в лежащего на земле чернокожего человека.
Читать далее

Лидия X.Z. Браун: «Почему я думаю, что я аутичн_ая…»

Источник: Autistic Hoya

На самом деле, первоначально это был вопрос в опросе, входящем в исследование (в котором меня спросили, почему я считаю себя аутичн_ой, не считая того, что однажды мне был выдан документально подтвержденный диагноз, – да, у меня есть классовая привилегия в виде возможности его получить), но мой ответ оказался настолько развернутым, что я собираюсь изложить его здесь, на случай, если это окажется полезным для тех, кто сомневается в своей аутичности или задумывается над тем, может ли он быть аутичным.

Это не основано на научных исследованиях и полностью ненаучно. Это основано на личных наблюдениях, на взаимодействии с сотнями/тысячами других аутичных людей. Как с официально диагностированными, так и недиагностированными официально, как говорящими, так и неговорящими, и т.д. По-видимому, все эти особенности *чаще встречаются* среди аутичных людей, чем среди неаутичных людей, и чем больше этих характеристик имеется у человека, тем более вероятно, что этот человек аутичен. Безусловно, любые неаутичные люди – включая нейроотличных людей, которые не являются аутичными – также могут иметь любые из указанных характеристик, одну или несколько. И, несомненно, существуют характеристики, свойственные аутичным людям, которые, по-видимому, действительно широко распространены среди аутичных людей, (особенно по сравнению с неаутичными людьми, для которых они редкость), которые я не учел_а.
Как и многие (конечно же, не все) аутичные люди, я…

— У меня нарушенный режим сна, и часто я веду ночной образ жизни, по причине как врожденной склонности, так и предпочтения.

— Полн_ая неудачни_ца в исполнительной функции, что включает в себя планирование дел, расстановку приоритетов, инициацию действий, доведение дел до конца, завершение к нужному сроку, организация сложных многоступенчатых задач, и т.д.
Читать далее

13 людей с инвалидностью рассказывают о том, как изменится их жизнь после выборов.

Источник: Buzzfeed
Автор: Нора Вильян
Переводчик: Степан Гатанов

«Я надеясь, что хотя бы останусь в живых».

BuzzFeed узнал мнение людей с инвалидностью о возможной отмене «Акта о доступном здравоохранении» и о других спорных вопросах, которые ударят по их жизням в следующие четыре года. Вот, что они ответили.

 

1. ЭЛИС ВОНГ. ИССЛЕДОВАТЕЛЬ, КОНСУЛЬТАНТ, АКТИВИСТКА.

Alice Wong, Researcher, Activist, and Consultant
Женщина азиатской внешности сидит в коляске на фоне покрытой граффити стены. На ее лице кислородная маска.

«Федеральная система помощи для малообеспеченных, обеспечивающая долговременную помощь и поддержку (Long-Term Services and Supports (LTSS)), при которой я могу сама определять в чем именно я нуждаюсь, позволяет мне нормально жить в обществе. Для людей с инвалидностью, таких как я, которые в любой момент могли бы оказаться в интернате, доступность помощи и её характер всегда зависели от штата, в котором мы живем, и от доступности медицинской страховки».

«Вот почему меня пугает прекращение финансирования этой системы. У штатов будет больше возможностей использовать эти деньги в других программах, потенциально это может разрушить все, что сделали самоадвокаты, их работу, которая позволила добиться Акта о положении американцев с инвалидностью и Олмстедского решения. Эти усилия дали людям с инвалидностью свободу и позволили им на практике пользоваться своими правами. Сейчас все это может быть отброшено назад. Меня также раздражает, что многие не видят того, что с приходом новой администрации наше сообщество подвергается особому риску»

 

2. КЭТИ ГАРДНЕР. АВТОР СТАТЕЙ И ОРАТОР.

 

Kati Gardner, YA Author and Speaker
Улыбающаяся белая женщина стоит на одной ноге. Она стоит на веранде, и опирается на костыли. На ней яркая летняя одежда, руки уперты в бока.

«За неделю до выборов одна женщина накричала на меня  за то, что на парковке слишком много «мест для инвалидов». Когда я сказала, что у меня есть право здесь парковаться, она сказала: «Когда Трамп станет президентом, он запрет всех вас, никчемные вы создания.» Это сломило меня во многих отношениях. Я знаю, что многие люди считают, что  мы слишком много забираем у общества — что это из-за нас премиальная страховка такая дорогая».

«Я нервничаю. Думаю мне надо закупить впрок лекарства, так как они могут стать слишком дорогими. Моя страховка уже почти исчерпала свой запас покрытия помощи, нужной мне для передвижения. Если Трамп отменит Акт о доступной помощи, многим людям с хроническими проблемами со здоровьем придется платить больше. Даже сейчас, когда мы не оплачиваем аккомодацию или платим за нее лишь чуть-чуть, нам тяжело найти работу на полный рабочий день — если же у нас заберут страховку или она будет стоить непомерно дорого, наше здоровье только ухудшится».

Читать далее

Лидия Х. Z. Браун: «Я не боюсь»

Представленный ниже материал — перевод текста «I am not afraid».

Предупреждение: в тексте упоминаются насилие, убийство, изнасилование и пытки, системная дискриминация людей с хроническими заболеваниями и инвалидностью (эйблизм), ненормативная лексика.

1. Мёртв ещё один аутист. Что тут можно сказать? Неудивительно. Это обычное дело.

2. Подобных мне людей регулярно убивают, насилуют, пытают, мучают потому, что мы совершили «непростительное преступление» — живём в нетипичных телах и с нетипичным умом.

3. Отличия в опорно-двигательных навыках, отличия в общении, отличия в обучаемости. Все мы теряем право даже на минимальное проявление к нам человеческой порядочности, когда называемся инвалидами по физиологическим возможностям или вследствие повреждений, по восприятию наших тел и умов и по предубеждениям к ним, по нашему внешнему виду, по нашим речевым навыкам.

4. Странное, почти освобождающее чувство пришло ко мне с пониманием того, что я — объект, недочеловек, живущий в страданиях и благодаря неслыханной щедрости полноценных людей. Я — полноправный гражданин только на бумаге.
Читать далее

Лидия Х. Z. Браун: «Гендервагью: Пересечение аутичного и транс* опыта»

Источник: National LGBTQ Task Force
На русскомязыке впервые опубликовано 4 августа 2016 года на сайте ЛГБТИ+ аутисты.

Я аутичный активист, который очень сильно интересуется квир политикой, и я вырос_ла, не вписываясь в гендерные рамки. Когда я рос_ла, все вокруг говорили обо мне как о девочке, потому что я родил_ась с женскими гениталиями, но мне всегда было неудобно от того, что меня называют «девочкой» и «женщиной». Я не чувствовал_а себя женщиной, но я знал_а, что я точно не мужчина. Сейчас я идентифицирую себя как небинарный человек или гендерквир. До колледжа я еще не определял_а себя подобным образом, хоть и задумывал_ась о том, что гендер может для меня значить, потому что, благодаря своему активизму, я сталкивал_ась со многими открытыми транс* аутичными людьми.
Lydia picture for blog post Feb 2015

(Лидия X. Z. Браун выступает в Дерневре, в штате Колорадо в феврале 2015 года, на конференции PEAK Родительского Центра за Инклюзивное образование. Она говорит на тему: «Достижение правосудия в вопросах инвалидности: вне эйблизма и воображаемой нормы»)

 

В действительности, огромная часть аутичного сообщества идентифицирует себя как транс*, гендерквир, небинарные, или агендеры, и мы даже придумали множество шуток на эту тему, и создали свою терминологию, которой мы описываем это интерсекциональное пересечение. Недавно я стал_а определять себя как гендервагью, этот термин появился внутри сообщества аутистов для того, чтобы описать особенности нашего нейроотличного опыта, который влияет на нашу транс/гендерквир идентичность. Для многих из нас гендер, сам по себе, мало влияет на нашу жизнь, если не считать того, как на нашу жизнь влияют предположения других людей о нашем гендере.

Читать далее

Лидия X. Z. Браун: «Критика Темпл Грендин»

Источник: Autistic Hoya
Предупреждение: Эйблизм



(Темпл Грендин. Описание изображения: Портрет пожилой белой женщины. У нее очень короткие немного вьющиеся темно-русые волосы с проседью. Она смотрит прямо в камеру. На ней синяя рубашка с воротничком и черный галстук. За ее спиной находится деревянная ограда, с которой свисают веревки.)

Темпл Грендин широко известна, она является самым знаменитым аутичным человеком в мире. Она написала несколько книг об аутизме, много путешествовала по всему миру, чтобы выступать на конференциях, посвященных аутизму, и о ранних годах ее жизни даже был снят документальный фильм (который так и называется – Темпл Грендин). Другие аутичные люди, как и некоторые люди вне аутичного сообщества, писали о том, что их сильно настораживают многие вещи, которые говорит Темпл Грендин, как в публичных выступлениях, так и в пределах нашего сообщества.

Я критически настроена как к тому, что говорят о Темпл Грендин, так и к тому, что говорит сама Темпл Грендин. Читать далее

Лидия X. Z. Браун: «Эйблизм – это не «плохие слова». Это насилие»

Источник: Аutistic Hoya
Содержание/предупреждение: Довольно подробное описание насилия по отношению к людям с различными видами инвалидности, разговоры о сексуальном насилии.

(Описание изображения: Полицейские стоят у входа в учреждение, и разговаривают с прохожими. 26 июля 2016 года)

Сегодня бывший работник дома для инвалидов в Сагамихара, в префектуре Канагава в Японии, ворвался в этот самый дом инвалидов, и напал на инвалидов с ножом, убив 19 человек и ранив 25. В этом интернате были люди разных возрастов, от детей до стариков, у многих были тяжелые степени инвалидности, а у некоторых даже несколько видов инвалидности.

Нападавший в Сагамихаре сознательно выбрал своими жертвами людей из интерната.

— Я хочу избавить этот мир от инвалидов, — пояснил он полиции.
Так что не смейте больше говорить мне: «но разве кто-то может ненавидеть инвалидов?».

Даже. Не смейте. Этого. Говорить.

Мы не невинные ангелы, которых не трогают реалии окружающего мира.

Нам не безразлично то, что происходит вокруг, и мы отлично информированы о происходящем. Особенно хорошо мы информированы о ненависти.

Мы знаем ненависть и знаем насилие, потому что оно оставило отпечаток на наших телах и душах.

Мы сталкиваемся с ним везде, куда бы мы ни пошли. Эйблизм – это насилие в клиниках, в зале ожидания, в коридорах заведений, которые отвечают за социальное обеспечение, в школах, на детских площадках, в уборных, в тюрьме и на улице. Эйблизм – это насилие (и угроза насилия), с которой мы сталкиваемся ежедневно.

Эйблизм выражается в постоянном оправдании членов семей и опекунов, которые убивают своих подопечных- инвалидов. Эйблизм – это слова о том, что жертвы были «слишком тяжелыми инвалидами», что они были бременем, и что нам надо просто представить себя на месте убийц. В течение последних десятилетий более 400 человек с инвалидностью были убиты членами их семей или опекунами, и это только те истории, о которых мы знаем.

Читать далее