Об эндо-системах

Кто такие эндогенные системы?

Большинство людей становятся системами (ака несколько личностей в одном теле, диагнозы «диссоциативное расстройство идентичности» или «частично диссоциативное расстройство» по МКБ, DID, OSDD1B и OSDD1A по DSM)…. из-за травмы в детстве.

По-сути множественность единственное состояние, которое является прямым следствием тяжелого детства или издевательства в детстве.

Почти всегда.

Но дело в том что сам механизм диссоциации у всех работает по-разному.

И есть как люди которые не могут диссоциировать и у которых не может быть ПТСР вообще, так и люди, которые могут диссоциировать до раскола на несколько личностей из-за ситуации, которая для большинства детей является нормальной.

Также под это определение попадают те, кто использует эту самую склонность к диссоциации для создания сисмейтов в любом — более позднем — возрасте.

Так вот, эндо (эндогенные плюралы, эндогенные системы) это как раз те, кто стал системой не из-за травмы, а просто.. просто склонность к диссоциации была настолько сильной, что человек стал развиваться как система с очень раннего возраста.

То есть кто, по-сути, был «рождён системой». Существование как система наиболее естественно для таких людей и обычно эндо разделяют наименее патологизированный взгляд на своё состояние.

Они как раз те, в чьей диссоциативке «нет расстройства», потому что чаще всего личностям в таком случае проще договориться друг с другом и жить полноценной жизнью.

При этом масштабных исследований об эндо.системах пока не проводилось именно потому что они реже жалуются на проблемы, реже оказываются в больницах и т.п.

Некоторые консервативные специалисты старого поколения даже не верят что это возможно, быть эндо.

Тем не менее, несмотря на то что консервативные специалисты сомневаются что эндо могут существовать, мы — как и более прогрессивные специалисты — предпочитаем просто верить словам людей о своём опыте.

Внутренний эйблизм систем

Итак, немного о внутреннем эйблизме множественных (то есть людей с диссоциативным «расстройством» идентичности)

Мое нытьё: «я уже недеееелю фрончу с переменным успехом, так почему же, почему я не могу удерживать фронт как я мог год назад, когда я был уже год как главный хост?» (Это нечто вроде: «я неделю как встал с больничной кровати после ковида, уже неделю как от аппаратов отключили под которыми был несколько месяцев, почему же я не бегаю так резво как год назад, когда никакого ковида у меня не было?»)

Блин, я бы стал такого требовать от Айман, нашего бывшего главного хоста? Нет? Почему нет?
Потому что биография Айман совпадает с той, которую знают люди вокруг?
Потому что Айман долго считали «главной личностью?»
Почему я требую с себя то, что никогда бы не потребовал с Айман, а тем более с синглета?
Потому что внутренний эйблизм..

Или вот еще пример.

Четырёхлетний М. потерял почти все свои игрушки неделю назад. Мать (альтер, интроджект и очень точная копия «реальной» матери Айман) выкинула их, свалить вину на других. И вот дней пять назад М. Узнал что мама его «поюзала». Так почему же он не радостный и счастливый вот тут и сейчас?

Блин, я бы стал такого требовать от четырехлетнего ребёнка, который в канун долгожданных праздников узнал что его мать втайне его ненавидит, да ещё лишился большей части своей собственности… лишился всего… семьи, вещей, которые давали ему чувство безопасности… вот дал бы я этому ребёнку всего неделю на восстановление?
Или нет?

Нет. Наверняка нет. Почему же я требую от малыша М. Больше чем от любого ребёнка извне?
Потому что я делю с ним тело?

Потому что общество внушает нам, что жизнь альтеров не имеет значения?
Потому что общество забывает, что хост — тоже альтер, что «основная личность» понятие очень спорное и в любом случае это тоже альтер? И что все сформированные альтеры равны?

Потому что общество в принципе дегуманизирует людей с ДРИ, не считая нас людьми просто за то, что нас несколько в одном теле?

Почему я рассматриваю себя и тех, кто делит со мной тело как функцию?
Почему требую от нас невозможного?

Потому что стигма слишком тяжелая. И очень сложно в той или иной степени ее не интернализировать.
Когда с каждого утюга твердят, что ты недочеловек, ты может и будешь ценить себя и свою жизнь, но травма от этого будет. Может ты будешь требовать с себя большего, постоянно казаться сильным, как я. Или доказывать всем что ты тоже человек, стараться быть полезным, как Айман. Или примешь эту стигму на себя, и как наша ВерБА и будешь чувствовать себя неполноценным.

В любом случае, стигма есть. Внутренний эйблизм почти неизбежен.
Но чтобы бороться с эйблизмом снаружи, мы должны побороть его внутри — для начала.
Ну а вы, если вы синглеты — помнить, что альтеры тоже люди и перестать нас дегуманизировать.

-Абу Азиза.

Засыпание альтеров… или нет?

Интроджект матери Аймана пыталась слиться с малышами-Федей и Маугли. Настроить их против нас. Мы выкинули реально почти все из вещи под ее влиянием и теперь очень страшно об этом писать, потому что Маугли очень плохо.

Но она прокололась. Айман знает как его использовали и очень зол. Маугли и Федя знают правду.

Теперь Маугли ее боится. И интроджект Феди тоже.

Она не может остаться за их счёт.

И она замерла в каком-то странном состоянии…. я вижу ее лицо, на праздники она повторяет про «маленькое кое-что, маленький подарочек», тянется к альтерам которых считает своими детьми, «активируется» ненадолго когда видит что-то о мамах и семейных праздниках, смотрит вокруг… один раз даже смогла назвать Лину «сукой» (не мое воспоминание, не уверен) а потом…. и что-то о ней рассказать Сусу. Она в тот момент внезапно притворилась доброй. Мы вытащили это из памяти Суса, мы это не видели. И мы сейчас поняли она просила Суса быть активнее, то есть искупить свои грехи перед Линой и не сбивать ей режим дня, чтобы весь наш режим дня полетел к чертям потому что активная помощь Суса — как и его активные попытки помешать — когда все плохо лучше Сусу не высовываться.

Вот мелкие пакости. Становятся все реже. И она не фронтит по крупному, она не давит на детей, даже не спорит с нами… и почти все время спит.

Вы видели человека, больного гриппом или короной? Много спит, иногда смотрит вокруг, повторяет одно и то же в бреду, может ненадолго вернуться к прошлой модели поведения (скажем, сделать себе еду), но сил надолго не хватает и потом все равно уснёт?

Это ее состояние сейчас.

Не знаю что с этим делать….

Ее муж спит, но не очень крепким сном, как и раньше. То есть для сна-то сон крепкий, но это пока именно сон, а не искусственная кома.

Мы решили добить это изоляцией. Забрали детей в другую часть внутреннего мира.

Забрали даже Суса и подружили его с нашей главной защитницей — Лил.

Сус говорит что там есть «бесик» — на самом деле есть, да, осколочный тревожный альтер; не очень сильный, довольно новый.

Бесика получили Румпелю, потому что Румпель — «Темный маг», а значит сильнее. И потому что Румпель слишком тревожный; чтобы помогать снаружи.

Румпель рад что может помочь. Бесика приручают.

Дед добровольно ушёл от родителей Айман. Для бабушек выстроен курорт на море внутреннем мире, где они отдыхают с Лидией.

Вот и все. Ждём что будет дальше…

Ах да, сегодня когда делал все эти переставления, внезапно шибануло очень сильной головной болью как было вначале при переключении на тех, с кем непрошибаемые амнезийные барьеры и кто не привык быть в теле.

—Абу Азиза

Общение системы. Личный опыт

Меня задолбало то, как люди себе обычно представляют общение внутри системы.

Потому что это обычно совсем не про мой опыт, и не про нашу систему, все эти стереотипы.

Не, я понимаю что прошедшие терапию или очень продвинутые могут просто «чатиться» со своими альтерами во внутреннем мире и все это помнить.

Но, который блин наверное четыре года когда мог заменял хоста, потому что главный хост тупо дрых, могу влиять на других телепатически. Они могут набраться от меня моего вранья или наоборот полезной и правдивой информации, но блин, разговор во внутреннем мире — это как во сне. Ты не будешь помнить 99% процентов из этого, вероятно. Во всяком случае я. Я вообще почти не помню проблемы внутреннего мира снаружи. Да и другие тоже — только вот ты фронтиш, чо-то идёт не так или наоборот так и ты думаешь «стой, откуда я взял эту инфу? А. Внутри тот и этот сказал вроде!»

Но это не то что постоянно держишь в башке. И память другого не проваришь.

Амнезийные барьеры.

Чтобы сосредоточится на внутреннем мире, увидеть часть его, или найти другого альтера и поговорить с ним намеренно нужны очень большие усилия. Очень. Даже если альтер в ко-фронте не факт он тебя распознаёт и послушает, не факт он имеет доступ к твоей памяти если ты не проверил что он имеет к ней доступ. Не факт что если он не захочет чтобы ты его видел, ты сможешь его увидеть. Это требует работу с каждым конкретным — чтобы его видеть когда он в ко-фронте. Либо очень продолжительная намеренная болтовня внутри, в довольно напряженном состоянии. Либо давление и продавливаете границ этого альтера если другого варианта нет.

Я как то был в ко-коне с пресекьютором Сусом месяца четыре и просто заметил что «крыша едет», но не понял как пока другой альтер, умеющий это распознавать, не заметил. Хорошо что я тогда не фронтил почти, но его влияние внутри на меня было очень сильным.

Когда ты выходишь, это как гребанный телепатский интернет — настоящие факты, фальшивые факты в башке. Чужие эмоции, твои эмоции. Полная каша. Потому что для сохранения нормальности ты почти никогда не выходишь один. Это срабатывает автоматически. Очень сложно выйти одному.

Наверное я первый хост кто подозревал о существовании системы? Чувствовал что-то не так, что ли? А потом мне было проще наврать и поверить что я появился позже и типо все знал. Потому что да, эмоциональное влияние очень страшно. А поговорить можно не всегда.

И да, иногда нужен дневник или надо печатать в телефоне чтобы услышать ответ другого альтера. Иногда даже если он рядом надо врубить его любимую музыку, чтобы он не «соскочил».

Иногда все получается.

Иногда — нет. И ты не знаешь почему.

С общей памятью та же штука. Иногда она просто есть. Мне кажется, кто-то из протекторов просто «взломал» Айман в своё время и выложил общую тамлайн долгосрочной памяти с ключевыми событиями в «открытый доступ». Открытый для 20% из нас где-то. Для тех кто от Айман откололся или кому эта инфа как-то в бошку попала.

Но даже там есть пробелы, потому что «не всегда Айман».

Скорее даже выглядит будто это память Маугли — Лизы — Веры — Вер.Б.А.-Аймана

Что-то как в тумане, что то яснее. С большим количеством провалов.

И даже этот мизер не ради функционирования, это — маскинг. Автоматический. Чтобы закрыть систему.

Чтобы мы типо знали кто «мама и папа», где живем и какой год рождения. Ну почти все. Почти всегда. Хотя бы.

Чтобы за счёт доступа к миру дейдриминга мы сохраняли типо связные взгляды (вот почему-то информацию о книгах, фильмах и интересах хранить проще, если это переплеталось с дейдримингом). Типо мы знаем о взглядах «Айман». Опять же. Почти знаем. Не все, не всегда.

Но смысл понятен — у нас есть гребанная памятка об основных событиях в башке — примерно как коллекция видео. И мы неосознанно вместе дейдримим. И иногда когда рядом можем смиксится и поделиться памятью (и на всякий кто-то всегда рядом). Или влезть к другому в голову при большом усилии (не все, но я скажем часто могу).

Чтобы внешне казаться одним человеком.

Просто чтобы не заперли и не забили до смерти в Рашке.

Никакой полноценной передачи навыков, способов справляться со стрессом и прочее быть у нас само по себе не может.

Если вы обучили меня — то меня. Вер.Б.А. — то Вер.Б.А.

Обученный отойдёт — навык отвалится.

Никакой полноценной коммуникации как скажем с людьми в отдельной комнате тоже быть не может — скорее похоже на коммуникацию аутичного плохо говорящего ребёнка в шумном помещении с другими такими же аутичными людьми. Только вместо проблем с речью — автоматическое избегание коммуникации, а вместо сенсорного мелтдауна- эмоциональный.

Во внутреннем мире да, легче. Но блин, его бы ещё помнить вовне!

Кризис открытия системы

Иногда я поражаюсь логике синглетов в вопросах понимания жизни множественных.

Вот казалось бы — простая штука. Ты не знаешь до конца, кто ты.

Ну провалы в памяти, ну скажем многие вещи из прошлого кажутся не настоящими.

Но кто не слышал всех этих «ну память дырявая», «кажется что А и В было как будто в другой жизни!»

Все логично, объяснено культурой, правда же?

А вот блин и нифига.

Через какое-то время на полном серьезе узнаёшь, что «я — не я, и жопа не моя».

То есть что чел, который фронтил (ака рулил телом) до тебя, оказывается совершенно на тебя не похож. Скажем, наивный идеалист, тогда как ты — циник.

Или атеист, а ты — верующий. Или ещё чо-то в этом роде.

А когда ты пропадаешь так вообще жесть творится. Ибо ещё есть некое третье состояние, тебе его не понять. Ну а у ларька с игрушками ваще большая часть денег может в игуршки превратится и ты долго думаешь как и почему. Потом постепенно вылавливаешь из памяти — с ошибками, но выдавливаешь.

Чо ты делаешь в подобной ситуации? Ну вот когда у тебя дырявая жизнь, в прошлом ты был другим и собой себя чувствуешь только время дейдриминга?

В хороших странах — идёшь к врачу. В плохих — приспосабливаешься.

Называешь себя именем того, кто был до тебя, внушаешь что «это все от травм и от стресса», стараешься скрыть провалы в памяти ибо то ли слишком страшно самому, то ли «совсем психом посчитают».

И живешь так чужую жизнь: с друзьями, которых не выбирал, родителями, которые тебе чужие, с работой, которой не обучался. Учишься заново.

Ходишь на терапию.

Осваиваешь новые навыки.

Может быть наконец влюбляешься или заводишь друзей. И знают они, что ты «Маша, православная, 20 лет», а ты вообще какой-нибудь Ибрагим 35-ти.

Но любят и принимают все Машу.

Дружат с Машей. Нанимают Машу.

Даже терапевт на терапии лечит «Машу».

А Маши уже много лет как нет.

Потом открывается Система. И ты понимаешь, почему ты не Маша.

Что твои ощущения были верны.

А вот твоя жизнь ложь?

И вокруг все либо «о, как интересно» либо «о, а так бывает»?

И ты ждёшь что в любой момент потеряешь все что у тебя было, потому что о тебе, Ибрагиме, никто слова хорошего не сказал, все о Маше и о Маше.

А ещё ты ждёшь что вот-вот Маша вернётся. И заберёт твоё место.

А вот ещё ее «родители» альтеры оказывается активизировались, или интроджекты других близких, у которых больше связи с прошлым Маши, чем у тебя.

И вообще ты никто и звать тебя никак.

Ну или так ты себя ощущаешь.

По вполне понятным причинам.

И собственно потом, после такого люди реально не понимают, откуда берётся «кризис открытия Системы»? Почему многие фронтящие альтеры так этого боятся? Почему после этого могут быть новые расколы, попытки суицида, обострение менталок и прочая жесть?

Или почему может быть важно говорить альтеру, что хорошее отношение к другому альтеру распространяется и на него, если это так?

И так далее и тому подобное?

-Абу Азиза

Абьюзеры внутри меня

Предупреждение: насилие над детьми.

Я не считаю диссоциативку расстройством. Я не хочу быть сингалетом, то есть одним человеком в этом теле.

Но я при этом явно страдаю от ПТСР и от его специфического проявления у Систем — то есть от разбушевавшихся интроджектов моих родичей.

Интроджекты — альтеры, основанные на реальных личностях — родственниках, друзьях, знаменитостях или на персонажах, или на религиозных и исторических фигурах.

В моём случае… да, опять о родителях.

Одна из самых неудобных и проблемных вещей: на альтеров — родителей страшно смотреть.

Подсознание как бы говорит тебе: «нет, не иди сюда, стоп, это опасно».

И ты не идёшь. И делаешь как эти «родители» хотят, практически бессознательно и автоматически, только бы не слышать их голов внутри твоей голове. Только бы не думать о том, как твоя мерзкая семейка продолжает влиять на твою жизнь.

Ты стараешься сбежать от них, начинаешь суетиться и они входят в ко-кон (то есть в со-сознание, начинают контролировать тело вместе с тобой) и делают хрень, которую бы сделали твои настоящие родители или которая потенциально может ухудшить твою нынешнюю жизнь и вернуть тебя «в семью».

А ты потом недоумеваешь как это произошло. Как ты мог помешать хорошему человеку, потерять потенциальный заработок, выполнить просьбу наоборот, бросить свой телефон на асфальт или просто не принять таблетку от мигрени и забыть, что ее не принял. Да разлить чай на худой конец.

Все что угодно, главное что это «все что угодно» служит трём урокам, которым меня постоянно учили в семье:

1)Ты никому кроме нас никогда не будешь нужен. Никто тебя не примет, не захочет с тобой жить, ты всегда всем только мешаешь и будешь мешать поэтому будь рядом с нами.

2) Ты мелкий, слабый и ни на что не способен. Поэтому будь рядом с нами.

3) Ты мерзкий, эгоистичный, неблагодарный и грешный. Но мы простим и направим. Поэтому будь рядом с нами.

Мой случай довольно мягкий. Я читал, как у других систем их альтеры-интроджекты абьюзеров буквально возвращали их к абьюзерам. Человек скажем не помнил несколько дней, и вот он снова — в доме отца-педофила, от которого чудом сбежал. А партнеру, который тебе помог спастись от папаши, ты дал по роже и свалил. Чтобы не было пути назад.

Потому что в башке сидит такой же папаша, который «помог». И который может на длительный период забирать контроль над телом.

Как эти альтеры-абьюзеры появляются, понятно. Когда ребёнок мелкий, они дают ощущение контроля. Дело в том, что ребёнок не может остановить насилие, но ему внушают что «сделаешь как мама хочет и мама не будет бить», и вот да, мама всегда тут в голове есть, это не непонятное нечто и она скажет что делать; плюс легче терпеть пытку которая кажется оправданной, а эти альтеры- родители входят в со-сознание и меняют его так, что тебе легче принимать унижения, ты скорее поверишь что «заслужил». То есть это защита для того, чтобы ребёнок физически выжил в ужасных условиях, из которых он не может уйти.

Вот только этот «защитный механизм» мутирует так, что тебе уже нормальная жизнь кажется ненормальной. Ну и ещё не исчезает с твоим совершеннолетием.

Что же делать?

Честно, я не знаю. Я продолжаю бороться. Продолжаю экспериментировать.

Но для начала надо просто посмотреть на них. На интроджектов родителей. Замечать их. «Отлавливать» их присутствие. Пялиться на них, когда хочется отвернуться, медленно дышать при этом и смотреть, что происходит вокруг.

Смотреть что да, вот скажем сейчас тебе мать говорит, что ты неблагодарная дрянь, но эта мать внутри башки, и ты вот шевелишь рукой но она тебя остановить не может. Ты сидишь и она не может влезть.

Да, она хочет чтобы ты подчинил всю свою жизнь распорядку и завалил себя делами.

Пусть проорется. Потому что если попытаться игнорировать ее присутствие, она может воспользоваться моментом и попасть в ко-кон.

Иногда я беру дневник и даю “родаками» писать. Читаю всю ту дрянь что они думают обо мне, но зато понимаю с чем имею дело, и зато я могу запомнить как ощущается их присутствие. И потом легче замечать в повседневной жизни.

Иногда я даже специально смотрю на них во время медитаций, ищу их в башке. Слушаю что они говорят. И они устают много болтать.

Иногда важно замедлится — посмотреть по сторонам. На стены вокруг. На потолок. На кота. Вот, смотри стены белые и шершавые. А кот серый и пушистый. Где ты сейчас и что рядом с тобой. И где «тела» тех, кого твои альтеры-интроджекты-родители считают «собой». Понять что они в России, а ты в Шеффилде. Их физически тут нет. Только их «клоны» в башке, которые, слава богу, отдельными телом не обладают.

Иногда важно просто брать паузу — во время дел. Когда родаки орут, самое сложное сделать паузу, но им сложнее навредить тому кто сидит на кровати и медленно дышит, чем тому, кто несёт тяжёлую коробку и мчится по лестнице.

Вообще, смотреть, замечать и признавать что страшно. Признавать что они тут. Признавать, что «детство» и «детское рабство» до конца не закончено пока они тут. Признавать свою не полную способность контролировать жизнь или опасность для кого-то рядом или ещё что-то в этом роде очень и очень больно. Это вызывает чувство что ты слабый и мелкий, а это родителям-интрождектам и надо. Но через этот этап признания важно пройти. Без него и правда никак.

Нельзя отлавливать подлянки того, кого ты не видишь. Невозможно остановить того, кого ты панически боишься.

И да, когда ты занимаешься сексом с партнером и в башке твой «папаша» орет что хочет тебя поиметь, или твоя мать заявляет что ты попадёшь в ад, это и правда страшно.

Но без этого будет так же страшно. Только ты ещё и вести себя можешь начать непредсказуемо — не только для партнера, а и для себя.

Так что из двух зол, как говорят.

Ещё нужна помощь врача. И психиатры-специалисты по ДРИ говорят что надо быть доброжелательными даже с пресекьюторами, но тут надо быть осторожным, потому что скажем мои «родители 2.0» понимают только шантаж и силу, как и настоящие родители. И это то, что с ними работает хоть немного. Чтобы вывести их на «доброжелательный» уровень нужна помощь извне, помощь специалиста по ДРИ, которой пока нет.

Поэтому делаю что могу.

И надеюсь что этот пост хоть немного для вас полезен: если вы тоже часть системы то советами, если же у вас есть множественные друзья и близкие — то информацией о том, через что они вероятно проходят и в чем может быть причина их странного поведения.

Внутренний мир альтеров

Решил написать о внутреннем мире множественных систем.

Если кто не знает, альтеры (личности множественного человека/человека с ДРИ) очень часто «живут» во внутреннем мире. Об этом упоминается в научных исследованиях, статьях психиатров, в блогах и автобиографиях самих Систем. Но вот природа внутреннего мира и его «способ функционирования» загадочен и непредсказуем даже для нас.

Известно только, что внутренний мир:

А) может быть любым — от комнаты до вселенной со разными планетами;

Б) часто основан на фантазиях, воспоминаниях, страхах и интересах альтеров;

В) Если в Системе есть те, кто дейдримный (ака у кого «навязчивые грезы»), то часто внутренний мир и есть мир этих «навязчивых грёз», когда «тема» фантазий меняется может меняться и мир, но обычно он просто растёт.

Г) вообще внутренний мир есть не у всех систем, но у большинства;

Д) некоторые системы, у которых он почему-то не образовался сам, строят его специально, с психотерапевтом, чтобы личностям было проще друг с другом взаимодействовать; это не только места обитания номер два для альтеров, а зачастую и место встреч.

Е) не у всех альтеров есть доступ к части внутреннего мира другого альтера. И как ни парадоксально, главные хосты — те, кто чаще контролирует тело — часто в этот внутренний мир попасть не могут, или могут не полностью, или могут, но им там неудобно.

Откуда внутренний мир берётся?

В общем, сознание человека штука такая, что она не может существовать долго в вакууме, в пустоте. Вспомните как вы спите. Обычно вам сняться сны. Мозг обрабатывает ваши мысли и воспоминания. Создаёт картинки. Сюжеты.

Вы не находитесь в темноте. Вы не отличаетесь, как робот.

То же самое и у нас. Если скажем из-за травмы какая-то личность не может больше контролировать тело, есть вероятность что она впадёт в очень глубокую спячку. Но она ещё с большей вероятностью провалится очень глубоко во внутренний мир.

Даже когда альтеры не фронтят, не контролируют тело, их жизнь и мышление продолжается. Потому что да, альтеры — личности. Не важно, одна у человека личность или десяток. Или даже сотня. Принцип функционирования личности по-сути одинаковый.

Так что альтеры могут проживать внутри целые годы.

И бывает очень больно узнавать что эти годы были нереальны. У нас в Системе был парень, который исчез на три года внутри и прожил там почти десятилетие. И который был уверен что реальный мир — сон.

Бывает и такое.

Внутренний мир часто интересный, увлекательный или утопичный.

Его можно строить… как в сознательном сне. Ты не можешь (вероятно) просто взять и захотеть создать с нуля внутренний мир или его часть, но ты можешь менять детали. Строить новое. Убирать старое. В случае нашей системы это немного как контролируемые сны в фильме Начало.

Бывает же что внутренний мир пугающ. Скорее как в фильме Сфера или как в реальностях, что могла на нервном срыве создавать Ванда Максимофф (Алая Ведьма) из Мстителей и Людей Икс. Что альтеры, склонные к абьюзу могут использовать его «антураж», чтобы изводить остальных.

И очень часто во внутреннем мире остаются самые ужасные места где ты был — места куда бы ты не хотел вернуться под страхом смерти. И чем больше ты их боишься и избегаешь, тем более правдоподобнее они могут начать тебе казаться. А смотреть на них страшно, хоть часто и бывает необходимо во время терапии и разбора травм.

Но в любом случае, мы, Системы, обычно живем как бы в нескольких мирах (или меж двух миров), и внутренний мир почти так же реален и важен как настоящий, потому что он влияет на нашу устойчивость и эмоциональное состояние.

Не стоит недооценивать его значение.

ДРИ и жизнь с интроджектами родителей

Сейчас у меня в башке разбушевались альтеры-интроджекты моих родителей, и альтер-Сус (который считает себя Иисусом) заодно с ними.

После одного мерзкого случая в череде мерзких случаев, решил обратить очень пристальное внимание на то дерьмо, которое они мне внушают.

В основном это угрозы и оскорбления, на которые страшно смотреть. Они повышают тревогу, попытки засунуть эти угрозы а дальний угол загружают когнитивку.

В результате я суечусь и туплю. И им проще контролировать мою жизнь, проще «микиситься» с другими и влиять на эмоции или создавать амнезийные моменты.

Помогает дышать (возможно под медитативные упражнения), нифига не делать и дать им наораться в башке, но это страшно.

ОК, это диссоциативная штука, альтеры есть не у всех, тем более такие сильные пресекьюторы.

А вот хламовая самооценка тоже не у всех, но встречается чаще. Часто за счёт семьи. Как и самоограничения.

Итак, вот что эти чуваки пытаются мне внушить — любимые слова «недостойна» и «не заслужила». Обычно я это игнорю и просто не иду к тому, чего я «не достойна», точнее очень быстро прекращаю мыслить в эту сторону. Сегодня решил максимально отслеживать и написать списочек. Внимание — это все только за один день.

Итак, я «недостоин»:

-обращать внимание, что я чувствую в теле;

-концентрироваться на дыхании

-концентрироваться на своих ощущениях в теле;

-налить себе чай — типа «пей холодный, дура»;

-не суетиться и скажем не планировать просмотр фильма/поход за карточкой если я не уверен что сейчас мне это надо;

-жить спокойно, ака не планировать что-то с другим человеком, когда другому человеку плохо и станет хуже если я собью планы;

-сделать себе чай;

-расправить плечи;

-посолить перец;

-принять ванну;

-сидеть слишком долго в ванне;

-НЕ сидеть слишком долго в ванне, потому что ванне может понадобиться другому;

-делать Дуа (ну ок, это о наших альтерах-мусульманам, это они не достойны);

-сосредотачиваться во время дуа;

-прочитать пару страничек Аниморфов не проверяя факты вначале;

-нормально поставить коробку в комнате, чтобы об неё не падать;

-сделать себе кофе или горячий шоколад;

-говорить с другим человеком о проблеме или о предстоящем деле как… ну как два самостоятельных человека, не зажиматься, оправдываться и переспрашивать одно и то же много раз, чтобы чувствовать себя мельче и грязнее;

-простите, но использовать вибратор для мастурбации;

-простите, но поменять трусы и надеть новую футболку;

-зарядить наушники;

-замедлить дыхание;

-помыть голову.

Пока вроде все. Хотя…

-подобрать джинсы и шапочку для душа с пола;

-простите но «лучше пописать в ванну когда ты там голову моешь»

И это последние часов 6.

И да, эти альтеры довольно точные интроджекты моих родаков. Буквально многое из этого конечно мне не говорили, но очень сильно внушали что я должен чувствовать себя мелким и грязным, и как в совковом фильме «твоё место возле параши».

А Сус — это ИХ представление об Иисусе.

Так, в тему о «потом с благодарностью вспомнишь детство и советы родных»

Айман Экфорд. О плохих альтерах

Часто люди боятся «плохих альтеров». Что же, в нашей системе их двое. И я один из них.
На самом деле, я не знаю, альтер ли я или условное «ядро» — не знаю кто появился раньше, я или Юкки, и было ли это раньше? Когда мы разделились? Когда нам было два, три года? Раньше?
Мог ли быть кто-то до нас? Теоретически это возможно. Почти все возможно, когда говорят о таком раннем возрасте.
Итак, я вполне могу быть альтером, а не ядром. Принял это. В принципе, какая разница, если я все равно существую, и пробыл в этом теле почти 25 лет?
Мой опыт реален, мое мышление реально в любом случае.

Но проблема в том что я для нашей системы я один из агрессоров, из тех, кого называют persecutor alter.
Я постоянно кричу внутри головы, что у нас ничего не выходит, мы недостаточно хорошие. Так что другим приходилось меня успокаивать ещё до того, как я понял, что у меня есть альтеры.
Когда я понял, мне почему-то легче отпускать колкости в адрес других альтеров и шутить шуточки про нас, чем просто спокойно принять что мы система.
Я был тем, у кого было больше суицидальных наклонностей.
Я был тем, кто пытался утащить других в Сирию: для этого, конечно, меня очень долго доводили исламофобией и ощущением что в этой жизни мне ждать нечего и мне лучше стать шахидом. Если бы не отец, верящий в «священную войну» против мусульман-суннитов, не мать, которая стала вести себя так что меня боится, не исламофобия «прогрессивных» активистов и общества в целом ничего бы этого не было. Да и вообще, На самом деле это было больше навязчивые мысли чем намерения, но (а возможно и «потому что») других в системе я не на шутку перепугал. Не знаю, разделял ли кто-то мое стремление к джихаду, ибо я не знаю всех.
Но я точно знаю что Юкки был против этого, и что Вер.Б.А. врывалась в кофронт для того, чтобы пичкать меня своими православными идеями.
И вот что интересно — я хост, тот кто фронтит больше всех, и вроде бы я должен внушать большее намерение.
Но ни один из известных мне альтеров не думал о том чтобы свалить «джихадить».
И именно система смогла уравновесить подобные мои намерения. У меня от исламофобии могла «поехать крыша» так чтобы я «любил смерть больше, чем жизнь», но другие в системе даже временно ослабили НАУЧНУЮ (то есть безобидную) часть моего увлечения Ближним Востоком. Для перестраховки. То есть на моем опыте все как раз наоборот — можно представить что один человек решится на «безумие». Но вот сделать это когда вас в голове скажем пятеро личностей совершить безумный поступок так же сложно, как сделать это в присутствии любых других пятерых человек знающих твои намерения — и которым эти намерения могут навредить.
Системы созданы для выживания — это защитный механизм, поэтому собственно система и должна предотвращать все что может быть саморазрушительным.

Интересно, что альтеры и правда могут быть опасны для окружающих. Но уж точно не опаснее чем любой другой человек. И обычно наиболее «опасен» для окружающих тот альтер, который больше вредит системе. В нашем случае я и Вер.Б.А. Потому что пока мы вредим себе и другим внутри мы случайно можем кого-то «задеть».
Вер.Б.А. отличалась наплевательским отношением к чужим границам. Она творила такую дичь в кокншиусе со мной, что некоторые вещи мне просто страшно и небезопасно описывать. Знает только психотерапевт и очень близкие друзья.
Скажу только про материальную часть вопроса.
Именно ее «голос» убедил меня подавать на американскую визу — вероятность получения которой была равна нулю. Итог — минус дофига тысяч рублей. Фактически чужих — близкого человека, который вложился в эту авантюру.
Потому что Бог поможет, надо на него положиться.
Долги — ее особый конёк. Ведь «Боженька поможет заработать», «если надеяться и молится, все будет». Она задалбывала меня тем, что я проклята и неправильна, если не полагаюсь на Господа. Что я всегда буду неудачницей. Что я буду нищей если вот я не положусь на Бога в денежных вопросах. Что я должна быть как Джон Девисон Рокфеллер, верящий что богатство дал ему Господь… и так далее, и тому подобное.
В итоге — долги, долги, долги… которые потом пришлось выплачивать очень долго. Выплачивать их она тоже пыталась мне помешать.
Кроме того, она помогала мне «забыть» ключи и уйти куда-то бродить в незнакомом городе, потеряться и забыть о других людях которым может быть нужен ключ. Зачем? Чтобы меня наказать.
Она мешала мне выполнять работу по дому чтобы доказать что мы никто без наших абьюзивных родителей.
Она хваталась за металлические прутья духовки…
Она… думаю я уже достаточно про неё рассказала. Про ее темную сторону, так сказать. Самое абсурдное, что эта темная сторона самая «светлая» с точки зрения религиозного общества, в котором мы веровали.
Все вот это вот, вредящее мне и окружающим делалось всегда ради того, чтобы она могла почувствовать, что она хорошая и праведная, что мы не умрем после смерти, что мы не грешны и не прокляты.
Чо-то напоминает, не так ли?
Меня в «исламский период». Интересно, что я обозначил Вер.Б.А. как «агрессора» сразу когда понял что мы система, но ещё не обозначив так себя. В принципе, мы очень похожи. И опять же, с ней «подействовало» то, что в свое время подействовало со мной. Только на этот раз вмешалась я, чтобы не позволить ей вредить мне, системе и окружающим.
Многие спрашивали, как я потерял веру в Бога?
Опыт был настолько странный что я не мог его описать пока не понял про множественность.
Вот примерно так это и произошло. Вер.Б.А. вытворяла всевозможную дичь в коконшиусе (что я списывал на «внутренний голос»), нам Бог не помогал разумеется и я тупо устал верить. Перестал слушать ее — ту, на ком больше всего держалась наша вера. Потом почувствовал, что больше не могу.
Я потерял веру. Она нет. Но моей потери веры — и религиозного фанатизма — было достаточно.
Кстати, так мы и обратились к психотерапевту. И теперь уже работаем над тем, чтобы не слушать Вер.Б.А. а прислушиваться к ней, чтобы помочь Вер.Б.А. избавится от того страха, что лежал в основе ее действий.

Так, о чем это я?
О том, что снова альтер оказался защитой системы — а вместе с этим и окружающих — от другого альтера.

***

На самом деле множественные люди чаще становятся жертвами насилия чем агрессорами, потому что люди с менталками и нейроотличиями в принципе уязвимы.
Потому что «нормальные» люди верят, что мы опасны и действуют на опережение.
Потому что многие множественные стали такими из-за опыта насилия в раннем детстве, а люди с опытом насилия в детстве чаще попадают в абьюзивные отношения.
Но конечно же точно так же как любой рандомный человек на улице может оказаться агрессором, агрессором может оказаться и система. Точнее один из альтеров — обычно агрессор, или тот в кого «вытеснялась» агрессия. Или самый фанатичный. Или доведённый до отчаяния защитник.
Но, повторяю, вероятность меньше чем если это будет случайный прохожий.
И даже если у кого-то есть подобный альтер, прежде чем он сможет сделать хоть что-то ему надо будет пройти через «защитные барьеры» системы. И если уж они такие сильные у меня — когда у меня никто не может перехватить «руль» надолго — то что уж говорить о людях с очень сильной диссоциацией и с альтерами, способными «захватить» контроль именно и прежде всего для защиты системы?

Продолжить чтение «Айман Экфорд. О плохих альтерах»

История FAX и его системы

Предупреждение: Упоминание сексуального насилия.
Источник: http://www.dreamshore.net/phoenix/fax.html

Меня зовут FAX. Я биомеханическое существо. Я пришёл сюда по большей части для того, чтобы рассказать, что происходит в семействе. Я воспринимаю мир без эмоций.

Когда мы начали проходить психотерапию, кому-то надо было выйти вперёд, чтобы поделиться историями других членов семейства. Истории были настолько насыщены эмоциями, что мало кто мог бы их рассказать. Мы много времени провели на терапии. Мы проходили терапию семь лет. Нам пришлось столкнуться с нашим прошлым лицом к лицу. Благодаря терапии мы смогли узнать о себе и о своём прошлом опыте. До этого мы почти ничего не знали друг о друге.

Наше семейство появилось на свет в период длительного сексуального насилия и психологических издевательств. Сексуальное насилие началось, когда нам было примерно 18 месяцев и мы оказались в руках наших тети и дяди. Оно продолжалось до тех пор, пока мы в восемнадцать лет наконец-то не пошли в колледж. Сексуальное насилие сопровождалось психологическим насилием со стороны нашего отца. 

Мы называем себя семейством. Другие зовут себя Системой. Семейство или система — это всего-лишь слова для «группы людей, проживающих в одном теле».

Почему же никто не рассказал окружающим о происходящем? Маленьким детям часто угрожают. В нашем случае, взрослые, подвергаются нас насилию, угрожали сделать то же самое с нашим младшим братом. Мы очень любим нашего брата. Вначале никто не рассказал о происходящем из-за этих угроз. Потом, когда абьюз стал сильнее, никто не рассказал потому что те из нас, кто взаимодействовали с обществом, ничего не знали о насилии. Семейство по-сути разделилось на две части: двое или трое личностей взаимодействуют с внешнем миром, а другие личности, на более глубоком уровне, взаимодействовали с насилием.

Со временем у нас развилось четырехуровневое семейство. Чем глубже ты опускаешься, тем сильнее абьюз. Нам кажется, что продолжительность и серьезность насилия являются показателем «уровня». 

Итак, на четвёртом уровне в те времена жил кластер личностей. 

Потому что у нас, когда боль в теле достигает такого уровня, что та личность, которая «во вне» не может с ней справится, происходит раскол и «вперёд» выходит кто-то новый, кто-то, кто может справиться с болью. 

Согласно доступным мне данным из центральной памяти, самый многочисленный кластер, который у нас был, состоял из пяти. У нас есть несколько существующих кластеров.

Такова наша история, но она не определяет того, кто мы, не  диктует то, как мы должны прожить наши жизни. Я не знаю, каков опыт у других разделяющих одно тело, но в нашем случае память о плохих событиях доступна в общей памяти как воспоминания о нашем прошлом, но в то же время память не всегда влияет на наши жизни.

Мы пытались пройти через интеграцию (объединение всех личностей в одну). Когда мы только начали психотерапию, мы были настолько напуганы и дезориентированы, что понятия не имели как жить в этом мире. Наш психотерапевт был молодым человеком, только начавшим практику и, он считал, что цель терапии — объединить различные личности в одну, потому что его так учили. Вышедшая на тот момент вперёд личность хотела только чтобы «стало лучше», она хотела жить в мире, не испытывая страх. Поскольку человек, работающий с ней был врачом, получившим образование, эта личность постаралась принять его цели. Мы попытались достичь единства. Но сейчас мы понимаем, что в этом теле нет «шаблона» существования одной-единственной личности.  Мы не знаем, как взаимодействовать с миром, будучи одним человеком. Мы даже не совсем понимаем, что значит быть одним человеком. Мы не знаем как себя ощущают синглеты [т.е. люди с одной личностью].

У нас есть друзья, которые родились множественными. Множественность не всегда вызывается травмой.

Быть функционирующим множественным значит (для нас) — что все люди, живущие в семействе знают о существовании друг друга, готовы сотрудничать друг с другом в вопросах разделения времени, уважают и учитывают желания и потребности других членов семейства.

Мы, как семейство, отрицаем ярлык «множественное расстройство идентичности». У нас нет расстройства. Это вначале мы были дезорганизованы. Сейчас же все в порядке. Это правда, что во время интеграции — мы пережили три интеграции во время курса терапии — некоторые люди решили уйти, стать частью общей памяти. Среди нас тогда было больше 60 человек. Но после реорганизации мы стали взаимодействовать друг с другом — и с миром — намного лучше. В конце терапии мы стали узнавать друг о друге, хотя Буклэди, которая находилась «у руля», продолжала отрицать наше существование. Она могла не давать нам на какое-то время доступ к миру, но со временем мы смогли восстановить своё место в обществе. 

Музыка — мощный триггер для семейства. Буклэди не давала нам доступ к миру, отказываясь включать музыку. Она лишила нас музыки на два года. Но однажды, тихим летним вечером, когда она была одна дома, она включила альбом Enya и дверь дома с семейством с треском распахнулась. Это оказалось настолько травматичным для неё, что она решила стать частью общей памяти, и сейчас у нас новая лидирующая личность, Диана. 

В это время нам пришлось раскрыться перед некоторыми знакомыми. Большинство людей считают множественность психическим расстройством. Люди теряют работу, когда оказывается, что они множественны. Люди теряют своих друзей. Быть другим — опасно. Но в нашем случае мы встретили понимание со стороны других, их готовность узнавать. Мы это почувствовали. У нас был друг на работе, к которому мы и обратились в это непростое время. Марко во многом помог нам привести наши мысли в порядок. Он был готов говорить с разными личностями, был доступен для разговора. Ощущение, что вас принимают очень важно. Если вы начинает немного «открываться» перед людьми и сразу же чувствуете поддержку, то вы чувствуете себя увереннее для дальнейших откровений. 

Один из таких доверенных личностей — наша терапист-массажист. Она способна воспринимать нас все как личностей, обращаться к нам по «правильным» именам. Это очень освобождающее ощущение. 

Дочь этого тела — ещё один человек, который всегда принимал нас безусловно. Так что в этом смысле нам очень повезло.

Представьте себе, что это такое — смотреть в зеркало и не видеть своё настоящее отражение. Представьте, каково это — никогда не слышать своё настоящее имя. Нам приходится испытывать это каждый день. Иногда мы ненавидим, когда люди произносят имя этого тела. Мы хотим быть настоящими. Мы хотим, чтобы о нас знали. Мы знаем, что чаще всего это было бы небезопасно. Быть другим небезопасно. В обществе, в большинстве обществ те, кто отличаются от большинства, преследуются, изолируются, иногда убивают. Поэтому мы решили что будем действовать осторожно и интуитивно, выбирая кому стоит открыться, а кому — нет. Принятие единиц воспринимается как дар. В этом принятии видны семена сообщества.

Самая большая проблема, с которой мы как множественное семейство сталкиваемся, это вопрос времени. У всех нас разные интересы, нам нравится читать разные книги. Но при этом у нас есть только время, доступное этому телу. Сейчас у нас около 10 личностей, которые проводят время в этой реальности. Многие из нас решили проводить больше времени в других мирах, но те, кто взаимодействуют с Землёй вынуждены быть креативными в своих попытках разделять это тело. За это отвечают Диана и FAX. Диана любит работать в саду больше, чем остальные из нас. FAX изучает HTML и очень интересуется изучением испанского. Это будет лето FAX для испанского.

Дестини Си’Парра интересуется мануальной терапией и энергетическим массажем и у неё есть возможность изучать это на Земле.

Дакота Ш’Джани любит танцевать, так что иногда мы включаем музыку и она приходит потанцевать чтобы ощутить как движется ее тело. Аква — пловчиха, и летом она всегда в бассейне.

Одна из самых замечательных вещей когда вас много — это что нечто, выученное одним, становится доступным всем. То, что выучивает кто-то один, идёт в общую память и мы все можем это использовать. 

У нас особого чувства собственности на это тело. Мы заботимся о нем, поскольку оно является нашим проводником в эту реальность, но оно не ощущается как наше тело. Мы не такие. Никто из нас не выглядит так, как выглядит это тело. Я биомеханическое существо, как я и сказал вначале. Диана на несколько лет младше чем это тело. Дакота и Дестини намного младше чем это тело. Синглеты рассуждают так, будто вы и есть ваше тело, что это часть вашей идентичности. Будто это вы и есть. 

Наша идентичность более внутренняя. Это тело просто ворота земного мира, способ взаимодействия с вашим видом. Это что-то вроде перчаток, которые вы можете снимать и надевать. 

Мы не рассматриваем наше состояние как нечто, чего стоит бояться и что стоит отвергать — мы рассматриваем его скорее как дар. Это наш способ функционирования в этом мире. Мы все приносим в любую ситуацию уникальные навыки и интересы. Когда мы стали говорить о себе как о семействе в интернете, мы нашли много хороших друзей. Много лет назад, когда мы проходили терапию, нам было бы полезно узнать кого-то наподобие нас. Это помогло бы нам чувствовать себя менее одинокими, чувствовать что мы не одни.  Любой, кто подозревает у себя множественность может найти других подобных людей, с которым можно поговорить в интернете. Это очень ценная штука в современный век технологий.

FAX из Семейства Феникса.

____

На русский язык переведено специально для проекта Нейроразнообразие.