Когда ученики-инвалиды подвергаются насилию

Источник: Ollibean
Автор: Эми Секвензия  Переводчик: Валерий Качуров

Предупреждение: упоминание эйблистских ругательств, описание злоупотребления и насилия.

Меня избивали, хватали, толкали, и шлепали те люди, которые должны были помогать мне и учить меня. Эми Секвензия.

Я пишу этот пост на основании этой новости «Учителя осудили за то, что он побил мальчика с аутизмом», и на других подобных случаях. О них упоминают в новостях, но потом мы ничего не слышим о жертвах.

Я расскажу, как подобные вещи происходили со мной, как я реагировала на это, и о моей продолжительной травме, которая, возможно, остается для многих незамеченной. Этот случай по ссылке еще хорошо закончился. Виновный был арестован (но получил всего 30 суток), и на мальчика, который стал жертвой насилия, не свалили вину, и не попытались привлечь к уголовной или административной ответственности. Но всё равно мы знаем не все.

Были ли другие случаи подобного насилия? Семья считает, что случай, который снят на видео — это не первый случай. И я тоже в этом уверена. Подобные вещи никогда не происходят только один раз.

Читать далее

5 причин, по которым порка делает ребенка более уязвимым к сексуальному насилию в будущем

Источник: jessicaghigliotti.com
Автор: Джессика Джиглиотти

(Предупреждение: Эта тема, о которой я не могу писать без описания своего личного опыта. Из уважения к вашим чувствам, я постараюсь сделать эти описания менее яркими. Но некоторые вещи могут быть понятны только из личных историй. Еще я понимаю, что не все семьи, которые порют своих детей, идут на подобные крайности. Более того, я ОЧЕНЬ НАДЕЮСЬ, что большинство к этому не склонно. Но прежде чем написать об этом, пожалуйста, прочтите весь текст. Потому что эта статья применима ко всем формам телесных наказаний, а не только к тем крайностям, которые мне пришлось терпеть)

 

spanking-featured
Фото ремня. Надпись: «порка: непреднамеренная подготовка к сексуальному насилию в будущем»

 

СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ И ПОРКА.

Наверху, почти у самого потолка, прямо за закрытой дверью было особое место. Безопасное место. Место без эмоций. Место без боли.

Всякий раз, как мама валила меня на кровать и била деревянной ложкой или расческой, я летела вверх, к этому месту. Мне казалось, что я вылетаю из своего тела, и наблюдаю оттуда за тем, как она меня порет. Я ничего не могла сделать, чтобы она прекратила. Она могла творить с моим телом все, что ей заблагорассудится. Поэтому я ждала там, в безопасности. Я возвращалась в свое тело только после того, как она уходила из комнаты.

***

Мне двадцать лет, и я прошу своего парня остановиться. Я бы не хотела делать это до свадьбы. Он ведь соглашался подождать до свадьбы. Теперь я прошу его остановиться. Умоляю остановиться.

Но он не останавливается. И тогда я понимаю, что он не остановится, что я бессильна и что он может делать с моим телом все, что захочет. Я возвращаюсь в безопасное место — то самое, над потолком в доме моей матери.

Ситуация слишком знакома, и мой разум знает, что делать.

Читать далее

Мы не можем ответить на все вопросы, но мы можем хотя бы задавать правильные вопросы

(Примечание: Очень адекватный взгляд на школьную травлю)
Источник: The Youth Rights Blog
Автор: Кейтлин Николь О’Нил, 

Когда кто-то публично признается, что разделяет непопулярную или малоизвестную большинству идею, другие люди начинают донимать его вопросами о том, насколько далеко он пойдет в своей философии и какие решения он примет в той или иной неоднозначной гипотетической ситуации. Это раздражает многих сторонников Прав молодежи, потому что никто из нас и не утверждал, что у нас есть ответы на все вопросы. Перефразируя Ричарда Фарсона, невозможно быть по-настоящему замечательным родителем в обществе, кардинальным образом настроенным как против молодежи и адекватного родительства, так и против других подобных отношений. Это дилемма, которую мы должны решить. Поэтому, несмотря на то, что сторонники Прав молодежи могут предложить много конкретных решений, касающихся политики, экономики и права, им иногда бывает трудно иметь дело с вопросами, касающимися межпоколенных взаимоотношений. В пределах теории Прав молодежи все еще существуют спорные вопросы, которые должны обозначить пределы того, что именно стоит считать освобождением молодежи. Подобные вопросы существуют во всех идеологиях и системах убеждений (например, вспомните о противоречии, которое возникает, когда феминистки-сторонницы про-чойс вынуждены обсуждать проблему селективных абортов). Так что подобные противоречия не являются чем-то, что могло бы фундаментально дискредитировать теорию и движение освобождения молодежи. Так что, несмотря на то, что я с уверенностью могу утверждать, что никто из нас пока не имеет ответов на некоторые вопросы, всем нам известно, что за пределами нашего движения практически никто не может даже задать правильных вопросов о молодежи.

Читать далее

Программы по предотвращению травли не будут работать, пока мы не начнем давать детям больше свободы

Автор: Керри МакДоналд
Источник: fee.org

shutterstock_132104969_mini
Два мальчика хватают другого мальчика за куртку, прижав его к стене.

Борьба с травлей останется безрезультатной, пока мы не дадим детям больше свободы. Потому что травля возникает из-за того, что дети не могут изменить свое социальное окружение.

Представьте, что на работе вы постоянно подвергаетесь домогательствам, преследованию и даже физическому насилию. Вы, вероятно, будете испытывать ужас, идя на работу, и, возможно, вы будете притворяться больным и брать больничный, чтобы туда не идти. Возможно, вы поговорите со своим шефом или с кем-то в руководстве, требуя решения проблемы. Если у вас не будет такой возможности, вы уйдете. Вы даже можете требовать компенсации от тех, кто причинил вам физический ущерб, или добиваться судебного приказа, который временно запретит вашим обидчикам к вам приближаться.
У вас есть несколько вариантов решения проблемы. У вас есть ресурсы. У вас есть выбор.

Но у школьников всего этого нет.

Дети, подвергающиеся травле в школе практически не имеют выбора и ресурсов. В соответствии с законодательством об обучении детей в государственных школах, у детей и у их родителей есть очень мало вариантов для решения проблемы травли. Некоторые родители ищут альтернативные варианты школьного обучения для того, чтобы спасти своих детей от травли, такие варианты, как обучение в частной школе, в чартерной школе, онлайн-обучение, или домашнее обучение. Но многие семьи, по тем или иным причинам, не могут себе этого позволить.

Читать далее

Я обижала детей, чтобы заработать на жизнь

Источник: madasbirdsblog
Автор: Birdmad Girl Переводчик: Валерий Качуров

Разноцветные мармеладные мишки на белом фоне

Я обижала детей, чтобы заработать на жизнь. Это не выглядело как насилие. Это не чувствовалось как насилие (по крайней мере для меня). Но это определенно было насилием, и сейчас я это понимаю. Тогда я искренне верила, что помогаю этим детям. Более того, этот метод считался «терапией», и сейчас считается. И не просто какой-то терапией, а самой востребованной терапией аутизма, и часто единственно доступной по медицинской страховке.

Как вы уже поняли, я была ABA-терапистом. Моя официальная должность называлась «Поведенческий техник», что говорит само за себя. Меня наняли с улицы, и у меня не было никакого опыта в развитии детей, не было никаких знаний об аутизме и ABA, и вообще не было опыта работы с детьми, тем более с аутичными. Я. Ничего. Не. Знала. Об. Аутизме. И я так ничего и не узнала об аутизме за все годы своей работы.

Если честно, то мне не нужно было никаких знаний и опыта, потому что для ABA аутизм является «поведенческим расстройством». Для ABA аутичный человек — это лишь набор непослушного поведения, которое надо укрепить, сформировать или убрать; это лишь список дефицитов и избытков, которые надо увеличить или уменьшить. Надо сделать послушного ребенка из непослушного. По сути, я была собачьим дрессировщиком, но не для собак, а для детей.

Читать далее

Можно ли вам кого-то ударить?

Источник: Demand Euphoria 
Переводчик: Валерий Качуров

Похоже, что общество учит нас следующему:

Fgq1Qr4Kbus.jpg
Описание изображения:
Читать далее

Акция на Autistic Pride Day и закон подлости

Автор: Айман Экфорд

Рома, изображающий моего отца «бьет» меня ремнем. Рядом стоит Енот с плакатом: «Ударить взрослого — заключение сроком до двух лет (ст.115 УК РФ), ударить ребенка — воспитание?»

С самого начала все шло так, словно эта акция не должна была состояться. Но мы провели ее – несмотря ни на что.

I. ОБ ИДЕЕ АКЦИИ.

Я думала провести акцию против детского бесправия еще к Первому Июня, ко Дню Защиты Детей. Дело в том, что после принятия закона о декриминализации домашнего насилия очень много говорили о домашнем насилии по отношению к женщинам, и очень мало – о насилии по отношению к детям. Мне это казалось крайне несправедливым и нелогичным. Разумеется, многим женщинам по самым разным причинам – от финансовых до психологических – сложно уйти от мужей-агрессоров, но у них есть юридическая возможность это сделать. Женщины могут подать на развод, найти работу и обеспечить себя деньгами, выбрать себе новое место жительства и даже переехать в другой город. Несовершеннолетние же полностью зависимы от своих родителей или опекунов, какими бы ужасными эти родители или опекуны ни были.

В особо уязвимом положении находятся дети-представители маргинализированных групп, чьи родители принадлежат к доминирующему большинству. Я имею в виду ЛГБ-подростков, трансгендерных и интерсекс детей всех возрастов, аутичных детей, детей-инвалидов, детей, чья религия или культура не совпадают с религией и культурой их родителей.

Чтобы привлечь внимание к этой проблеме, я решила провести акцию-перфоманс с плакатами, демонстрирующими двойные стандарты, и со сценками, в которых я изображала бы ребенка, а кто-то из старших активистов – консервативного и жесткого родителя.

Но к Первому Июня все знакомые мне активисты были заняты, а план акции не был до конца продуман, и поэтому идею пришлось отложить. Но уже к вечеру того дня, когда активисты Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие провели другую акцию, посвященную детям, я знала, как и когда смогу использовать свою идею.

18 июня, Autistic Pride Day, считается радостной датой в аутичном сообществе. В отличие от Дня Информирования об Аутизме, которое отмечают 2 апреля, Autistic Pride Day придумали сами аутичные люди. В отличие от 2 апреля, это не день «информирования о проблемах аутизма», когда неаутичные родители и специалисты говорят о том, что аутизм – это ужасное заболевание, которое надо лечить и предотвращать. Это – день, когда аутичные люди говорят о том, что они могут принимать себя и быть собой несмотря ни на что.

Но проблема в том, что многие аутичные люди не могут быть собой. Многие из них являются несовершеннолетними, и полностью зависят от своих родителей, которые пытаются их переделать. Некоторые становятся жертвами принудительной госпитализации. Некоторых родители доводят до самоубийства, вынуждая жить в среде, не предусмотренной для аутистов ради того, чтобы внешне казаться «нормальным». Некоторые аутичные подростки кончают с собой, потому что им с детства внушают, что они неполноценные, и они начинают в это верить и у них не остается надежды на полноценное будущее. Многим после всего этого удается выжить, но они уже не могут принимать себя такими, какие они есть, и даже считать себя полноценными людьми.

Как в такой ситуации можно говорить об аутичной гордости и о возможности быть собой?

Поэтому вопрос домашнего насилия крайне важная тема для Autistic Pride Day, которая затрагивает саму идею этого праздника.

Читать далее