Сексуальное насилие и инвалидность

Источник: Facebook UNCA Переводчик: Валерий Качуров

HoKbJKgjCPM (1).jpg

ОПИСАНИЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ.

Сексуальное насилие и инвалидность: 
83% женщин с инвалидностью когда-либо подвергались сексуальным нападениям.
32% мужчин с инвалидностью когда-либо подвергались сексуальным нападениям.
Читать далее

Реклама

#AutisticWhileBlack: Мне очень жаль, что так вышло, Антонио

Предупреждение: ОЧЕНЬ ЖЕСТОКОЕ УБИЙСТВО АУТИЧНОГО РЕБЕНКА

Источник: The Autism Wars Автор: Керима Чевик

Мне очень жаль, Антонио.

636427264385373386-Antonio-DiStasio
Это — прекрасный Антонио ДиСтасио, чернокожий аутичный мальчик 4 лет. Он сидит в машине и улыбается. На нем черная куртка с желто-серой полосой. Он был убит своей матерью, которая связала его и сожгла живьем в ванной. Источник изображения: GoFundMe page

Я устроила себе перерыв от средств массовой информации, чтобы уделять больше времени своему неговорящему аутичному сыну-подростку, так что до прошлой ночи я не знала о твоей отвратительной и ужасно мучительной смерти. Один из моих лучших друзей и коллег рассказал мне, что случилось. Он понимал, что, возможно, я об этом не знаю. Он не мог говорить об этом. Он просто поделился ссылкой на новостное сообщение, и когда я его увидела, из моей груди вырвался звук, который я не могу описать. В нем было столько боли, что мой сын закричал в своей комнате, а муж примчался ко мне, думая, что у меня снова произошла остановка сердца. После этого крика я не могла произнести ни звука. Я просто передала мужу свой телефон, и тогда уже он издал звук, полный отчаяния и безнадежности. И после этого он встряхнул меня, потому что мы молча решили, что не будем рассказывать сыну о том, что сделала с аутичным дошкольником его собственная мать.

Читать далее

Травля — это насилие, а насилие не может быть преимуществом

Упоминаются: Травля и обвинение жертвы
 (Для того, чтобы вы могли лучше понять статью, ниже приведен краткий перевод списка Систо, который критикуется в статье.
Источник.

10 преимуществ, которые дети с аутизмом получают от травли:

1. Создаются инклюзивные программы для аутичных людей.
2. Учителя, родители и работники школы начинают работать вместе.
3. Каждый месяц неаутичным детям рассказывают об аутизме и о травле, информируя их (то есть, их информируют не только в традиционные «месяцы информирования»).
4. Во время борьбы с обидчиками «дети с аутизмом» учатся новым навыкам, в том числе начинают лучше говорить устно, учатся невербальной коммуникации (правильному языку тела и правильным выражениям лица), осваивает навыки выживания, учится отстаивать свои гражданские права и независимость.
5. Во время борьбы с травлей ребенок закаляет характер.
6. У «детей с аутизмом» появляется больше друзей, потому что «дети без аутизма» стараются их защитить.
7. Благодаря мониторингу травли повышается общий уровень школьного благополучия.
8. Благодаря травле ребенок учится строить здоровые отношения, лучше улаживать споры между братьями и сестрами, и избегать опасности со стороны незнакомцев.
9. «Ребенок с аутизмом» занимается улучшением важных для жизни навыков (ребенок больше узнает о жизни, становится более независимым, и может помогать другим бороться с травлей).
10. «Ребенок с аутизмом» повышает самооценку (вопреки желанию обидчиков ей навредить).
____
Источник: Silence breaking sound
Автор: Шаин Ноймаер

Я просмотрел_а статью по ссылке (или, точнее, ее скриншот), которую разметил на Facebook мой хороший знакомый. Достаточно было одного заголовка, чтобы мне стало плохо, потому что я являюсь аутичным взрослым, который в прошлом пережил травлю. Заголовок гласил: «10 преимуществ, которые дети с аутизмом получают от травли».

Скажу честно — я ожидал_а увидеть нечто более страшное, частично из-за того, что я слышал_а худшее, с тех пор как узнала о том, что в нашем обществе принято обвинять в насилии жертв насилия, и приуменьшать влияние травли. Тем не менее, пытаясь увидеть в травле что-то хорошее, Карен Кабаки-Систо, специалистка по патологиям речи и Прикладному Анализу Поведения (Applied Behavior Analysis), игнорирует реальную проблему, потому что она строит предположения о последствиях травли, не имея опыта аутичного ребенка, который подвергался травле. Читать далее

Давайте поговорим об аутизме и мизогинии

Источник: Аutistic Аcademic.
Автор: Дани Алексис Рискамп

[TW: Мизогиния, абьюз, гораздо больше ругательств, чем обычно. Я не рекомендую давать читать этот текст детям, которым может быть сложно это воспринимать.*]

Я избегала обсуждения убийств в UCSB (Калифорнийский Университет в Санта-Барбаре) с тех самых пор, как в прошлые выходные обнаружила в своей ленте новостей, что ASAN опубликовала заявление, опровергающее заявления СМИ о связи аутизма и насилия, (еще до того, как я поняла, почему это заявление снова стало необходимым). Из других блогов в своей ленте новостей я узнала, что шесть человек (семь, если считать самого преступника) лишились жизни по вине молодого человека, оставившего манифест, который выглядит как худший вариант пародии на речи MRA (борцов за права мужчин) (транскрипт по ссылке; информация может быть триггерной). На мой взгляд, этот человек вообще не был аутичным, но обвинения в СМИ – коварная штука.

Я не знала, что сказать. Я совершенно не была заинтересована доказывать, что я не являюсь бомбой с часовым механизмом, поскольку это бесполезно: чем больше я протестую, тем больше продвигаю этот стереотип и подразумеваю, что некоторые аутичные люди, «другие» аутичные люди, такими «бомбами» являются. Хотя это нетипично для меня, я также избегала хэштегов #YesAllWomen и #AutismIsNotaCrime, поскольку в настоящий момент у меня не хватало ресурсов на эти посты.

Читать далее

Когда ученики-инвалиды подвергаются насилию

Источник: Ollibean
Автор: Эми Секвензия  Переводчик: Валерий Качуров

Предупреждение: упоминание эйблистских ругательств, описание злоупотребления и насилия.

Меня избивали, хватали, толкали, и шлепали те люди, которые должны были помогать мне и учить меня. Эми Секвензия.

Я пишу этот пост на основании этой новости «Учителя осудили за то, что он побил мальчика с аутизмом», и на других подобных случаях. О них упоминают в новостях, но потом мы ничего не слышим о жертвах.

Я расскажу, как подобные вещи происходили со мной, как я реагировала на это, и о моей продолжительной травме, которая, возможно, остается для многих незамеченной. Этот случай по ссылке еще хорошо закончился. Виновный был арестован (но получил всего 30 суток), и на мальчика, который стал жертвой насилия, не свалили вину, и не попытались привлечь к уголовной или административной ответственности. Но всё равно мы знаем не все.

Были ли другие случаи подобного насилия? Семья считает, что случай, который снят на видео — это не первый случай. И я тоже в этом уверена. Подобные вещи никогда не происходят только один раз.

Читать далее

5 причин, по которым порка делает ребенка более уязвимым к сексуальному насилию в будущем

Источник: jessicaghigliotti.com
Автор: Джессика Джиглиотти

(Предупреждение: Эта тема, о которой я не могу писать без описания своего личного опыта. Из уважения к вашим чувствам, я постараюсь сделать эти описания менее яркими. Но некоторые вещи могут быть понятны только из личных историй. Еще я понимаю, что не все семьи, которые порют своих детей, идут на подобные крайности. Более того, я ОЧЕНЬ НАДЕЮСЬ, что большинство к этому не склонно. Но прежде чем написать об этом, пожалуйста, прочтите весь текст. Потому что эта статья применима ко всем формам телесных наказаний, а не только к тем крайностям, которые мне пришлось терпеть)

 

spanking-featured
Фото ремня. Надпись: «порка: непреднамеренная подготовка к сексуальному насилию в будущем»

 

СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ И ПОРКА.

Наверху, почти у самого потолка, прямо за закрытой дверью было особое место. Безопасное место. Место без эмоций. Место без боли.

Всякий раз, как мама валила меня на кровать и била деревянной ложкой или расческой, я летела вверх, к этому месту. Мне казалось, что я вылетаю из своего тела, и наблюдаю оттуда за тем, как она меня порет. Я ничего не могла сделать, чтобы она прекратила. Она могла творить с моим телом все, что ей заблагорассудится. Поэтому я ждала там, в безопасности. Я возвращалась в свое тело только после того, как она уходила из комнаты.

***

Мне двадцать лет, и я прошу своего парня остановиться. Я бы не хотела делать это до свадьбы. Он ведь соглашался подождать до свадьбы. Теперь я прошу его остановиться. Умоляю остановиться.

Но он не останавливается. И тогда я понимаю, что он не остановится, что я бессильна и что он может делать с моим телом все, что захочет. Я возвращаюсь в безопасное место — то самое, над потолком в доме моей матери.

Ситуация слишком знакома, и мой разум знает, что делать.

Читать далее

Мы не можем ответить на все вопросы, но мы можем хотя бы задавать правильные вопросы

(Примечание: Очень адекватный взгляд на школьную травлю)
Источник: The Youth Rights Blog
Автор: Кейтлин Николь О’Нил, 

Когда кто-то публично признается, что разделяет непопулярную или малоизвестную большинству идею, другие люди начинают донимать его вопросами о том, насколько далеко он пойдет в своей философии и какие решения он примет в той или иной неоднозначной гипотетической ситуации. Это раздражает многих сторонников Прав молодежи, потому что никто из нас и не утверждал, что у нас есть ответы на все вопросы. Перефразируя Ричарда Фарсона, невозможно быть по-настоящему замечательным родителем в обществе, кардинальным образом настроенным как против молодежи и адекватного родительства, так и против других подобных отношений. Это дилемма, которую мы должны решить. Поэтому, несмотря на то, что сторонники Прав молодежи могут предложить много конкретных решений, касающихся политики, экономики и права, им иногда бывает трудно иметь дело с вопросами, касающимися межпоколенных взаимоотношений. В пределах теории Прав молодежи все еще существуют спорные вопросы, которые должны обозначить пределы того, что именно стоит считать освобождением молодежи. Подобные вопросы существуют во всех идеологиях и системах убеждений (например, вспомните о противоречии, которое возникает, когда феминистки-сторонницы про-чойс вынуждены обсуждать проблему селективных абортов). Так что подобные противоречия не являются чем-то, что могло бы фундаментально дискредитировать теорию и движение освобождения молодежи. Так что, несмотря на то, что я с уверенностью могу утверждать, что никто из нас пока не имеет ответов на некоторые вопросы, всем нам известно, что за пределами нашего движения практически никто не может даже задать правильных вопросов о молодежи.

Читать далее